Повесть о том, как поссорились Алексей Олегович с Евгением Жозефовичем. А потом помирились...

Всё смешалось в "Первом русском национальном театре" им. В. Р. Мединского.

И вечный бой! Покой нам только снится
Александр Блок "На поле Куликовом"


Сегодня, привычно переиначивая подручный первоисточник, можно с полным правом сказать: "Суверенная демократия - это есть В. В. Путин плюс оптимизация всей страны"

Именно под этим косым углом и следует рассматривать очередное судьбоносное решение, принятое в рамках этой величественной программы по оптимизации всего, на что падет дурной глаз руководства. На сей раз дурной глаз министра культуры В. Р. Мединского упал на театр им. Ф. Г. Волкова, в чем отчасти виноваты сами ярославцы, поскольку по числу посещений на среднестатистическую тысячу поголовья, наша губерния если не на втором, то на третьем-четвертом месте в России. 

Пикантный факт. По итогам 2016 года (ох, тяжеловесная у нас статистика, медленно поворачивается) Волковский набрал 143,1 тыс.зрителей, а Александринский при всей своей знаменитости - 130,6 тыс. При населении, не забудем, чуть не в 10 раз большем (608 722 и 5 284 800 человек соответственно).

Причем само решение было обставлено в лучших аппаратных традициях, то есть до последнего момента широкая околокультурная общественность "ни о чем таком" как бы и не подозревала. Как говорит один из героев знаменитого в свое время романа В. С. Пикуля "Нечистая сила": "Вот мне говорят: Англия, парламент, подготовка общественного мнения, выборы. А у нас на Руси – бахтарарах! – словно пьяный мужик с печки свалился, – бац тебе на стол указец царский". Между прочим, говорит это великий князь, если память не подводит. 

В наши дни эта богохульная для "приближенного к телу" мысль формулируется несколько по-другому. Примерно так, как выразился губернатор Ярославской области Д. Ю. Миронов на сразу же ставшей  легендарной встрече с "авторитетами ярославской культуры", по удачному определению местного прогрессивного журналиста: "К сожалению, эту встречу мы проводим, что называется, постфактум, когда решение уже озвучено. Считаю это серьезной ошибкой инициаторов объединения. Уверен, что такие серьезные вопросы необходимо обсуждать с общественностью и профессиональным сообществом заранее. И подобные решения надо принимать только с учетом мнения населения, а не кулуарно".

ccf847fa972ac38fb43691775a1c348c.jpg
Естественно, что у этой самой общественности, перманентно страждущей все новых пакостей от цепных псов режима, произошло очередное вскипание возмущенного разума, изо всех щелей перегретого и без того котла повалил пар, полетели брызги, так что возникла необходимость срочно сбрасывать давление, открывать аварийные клапаны и проводить прочие мероприятия оперативно-технического характера.

Все-таки начать, видимо, следует с того самого документа, по поводу которого и разыгралась очередная буря в ярославской песочнице. Итак:
«Приказываю: объединить федеральные государственные бюджетные учреждения культуры: «Российский государственный академический театр драмы им. А.С. Пушкина (Александринский)» (далее – Александринский театр) и «Российский государственный академический театр драмы имени Федора Волкова» (далее – Театр имени Ф. Волкова), с определением по итогам реорганизации нового наименования Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Первый национальный театр России (Академический Александринский театр – Академический театр имени Федора Волкова)».

0_02.jpg
Собственно, не обремененному излишним театральным багажом обывателю в этой истории с самого начала непонятно было абсолютно все. 

Во-первых, какая такая большая бюрократическая нужда сподвигла Минкульт России скрестить в некое единое аппаратное целое два ГБУКа (государственные бюджетные учреждения культуры)? Которые располагаются на расстоянии в 608 км по прямой на карте? Зачем это все? Если это всё та же "оптимизация", то что именно должно оптимизироваться? Управленческий аппарат? Жалованье актеров? И т. д. и т. п. 

Правда, аккурат накануне подписания исторического указа, 27 марта, сам его превосходительство министр культуры В. Р. Мединский в Музее Бахрушина смелыми мазками нарисовал картину маслом светлого финансового и, что не менее значимо, творческого будущего выношенного им двухголового монстра. В его изложении это выглядело примерно так. 

Сначала актеры двух трупп реорганизуют в одну, а руководители создадут адаптированный под новые нужды репертуар. Через несколько лет труппа будет иметь в своем распоряжении три крупных театральных комплекса. Помимо петербургских и ярославских сцен, ей передадут и пока еще не достроенное здание филиала МХТ в Москве. Но самое вкусное его превосходительство приберег на десерт, сообщив, что "на проект театра из бюджета уже было выделено порядка четырех миллиардов рублей".

Что интересно, в обнародованном несколько позднее том самом приказе о слиянии театров черным по белому стоит: " Осуществить реорганизацию в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных Министерством культуры на 2019 год". Или, как всегда, журналисты, если не переврали, то "вырвали из контекста", или же сам министр, если не врет, то "вводит в заблуждение" жаждущую крови общественность.

Но вообще-то и впрямь последнее, причем особо заманчивое обещание выглядит несколько странно во многих отношениях. То есть, решение еще не принято, а "четыре миллиарда" уже было выделено? Из какого, простите, бюджета? Федерального? Так он вообще был утвержден еще прошлой осенью. Там было предусмотрено создание Первого национального? Вроде нет. Тогда из бюджета Минкульта? На весь Нацпроект "Культура" в 2019 году выделено примерно 12,5 млрд. руб. То есть треть отдать на один Первый нацтеатр? Сильный ход, Владимир Ростиславович, но вряд ли правдоподобный. Где деньги, Зин? 

Во-вторых, если в России появляется официальный "Первый национальный театр России", то что будет с тоже вполне официальным и наиболее для ярославцев значимым именованием Волковского, именно как первого русского театра? Нет, понятно, что для ярославцев это почетное звание останется во всей своей первозданности, какую там вывеску на фасаде творения Н. А. Спирина ни повесь. Никому же сегодня не вступит в голову выразиться примерно так: "А что там сегодня в нашем ГБУКе представляют?". 

Но вот тот же знаменитый уже Волковский театральный фестиваль, он ведь потому и проходит именно в Ярославле, что град сей даже и вполне официально является родиной первого русского профессионального театра. Был бы он просто "федеральным провинциальным театром", кто б его допустил к столь статусному мероприятию. А где будет родина "Первого русского национального театра"? Или у этого двухголового мутанта никакой родины даже и по статусу не предполагается? Так в метрике и написать: "Место рождения: высосан из пальца министра культуры В. Р. Мединского". Здравствуй, папа, вот оно я!

Вполне естественно по нашему времени и умонастроению, что некоторые особо проницательные деятели ярославской культуры немедленно разоблачили подлинные замыслы закоперщиков, сведя дело к столь популярному в кругах любителей ментовских сериалов рейдерскому захвату и "бизнес-проекту по поглощению" Волковского театра. 

Ну, вообще-то, на Святой Руси все возможно, так что "если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами не следят". То есть, зажравшаяся Александринка хочет присвоить... что? Что именно может поиметь питерский театр от "поглощения" Волковского? Имущество? О котором все в том же уже ставшем легендой приказе тоже вроде бы вполне определенно сказано: "Имущество, закреплённое за театром имени Волкова, в полном объеме закрепляется за Александринским театром".

Правда, снимок полного текста этого "секретного протокола минкультовских мудрецов" появился в "ярославском сегменте" интернета как бы из ниоткуда, причем, по утверждению одного из ярославских информагентства, "в правительстве региона подтвердили подлинность документа". Тот редкий случай, когда "в правительстве региона" проявили прямо-таки поразительную и вовсе нашему Белому дому не  свойственную оперативностьь.

После чего сразу стало ясно, откуда ноги растут у данной сенсации. И с чьей подачи наш незадачливый премьер Д.А. Медведев "приостановил действие" злополучного приказа подведомственного министра. 
Как бы там ни было, но своевременный слив "секретной бумаги" поимел именно тот эффект, на который вся эта номенклатурная многоходовка и была рассчитана.

Но при всем том, а многим ли ярославцам, в том числе и грудью вставшим на защиту губернского достояния, известно, что сегодня принадлежит нашему "федеральному провинциальному театру"? О каком таком вообще "имуществе" и упоминается, якобы, в том самом "гнусно прославленном" приказе В. Р. Мединского, с которого "и всё заверте...", будто в рассказе А. Т. Аверченко.

.0_0.jpg
Так все-таки, по поводу чего копья трещат? Какое все-таки имущество реально принадлежит Волковскому театру? Бестактный вопрос так и остается без ответа. Здание? Театральный реквизит? Вообще, о чем шумите вы, губернские витии? Какое собственное имущество может быть у "государственного бюджетного учреждения"? Ну, объясните на пальцах невежественной публике. Звание родины русского театра входит в понятие имущества?

Все талдычат о неком "бренде" Ярославля, но, извините, бренд - это, говоря по возможности доступно, торговая марка с набором ценностей и атрибутов, значимых для потребителя. При этом "товарную стоимость" имеет только бренд, должным образом документально оформленный и официально зарегистрированный. Господа радетели ярославских ценностей, а кто-нибудь озаботился этим? Или мы такими мелочами не заморачиваемся в принципе? Мы гордимся! Вот гордимся, и абзац.

Хотя, с другой стороны, только одна, но достаточно пикантная деталь, что называется, в контексте перманентных стенаний об игнорировании интересов культурного фронта в целом и скудной жизни его бойцов. Согласно официальной информации, опубликованной на сайтах Министерства культуры РФ и Правительства Ярославской области, совокупный доход худрука Волковского театра Е. Ж. Марчелли в 2017 году (данные за 2018 год еще не опубликованы) составил 5 742 879,48 рубля. Доход ещё одного автора идеи объединения двух старейших театров России художественного руководителя «Российского государственного академического театра драмы им. А. С. Пушкина (Александринский)» В. В. Фокина за тот же 2017 год составил — 10 493 428, 50 рубля. Но это творцы. Которые, типа, созидают послания в  вечность и определяют культурную, прости господи, ауру нашего времени. То есть, именно по их творениям далекие потомки будут судить о всех нас,, тех, кто в партере. Или на галерке, это уж как кому повезет в этой жизни.

Что до тружеников театральной администрации, то директора обоих "государственных бюджетных учреждений культуры", если и отстают от худруков, то ненамного. Так, например, до того как быть ввергнутым в узилище, директор Волковского театра Ю. К. Итин установил себе месячное жалованье в 338 тысяч 779 рублей. Тоже вполне себе приемлемые условия для осуществления повседневного контроля над эффективным расходованием бюджетных средств. Кстати, несмотря на все успехи последних лет в смысле роста посещаемости, в России на сегодня по-прежнему нет ни единого государственного театра, который бы, без учета дотаций, смог выйти хотя бы на нулевой уровень рентабельности, если говорить о чисто экономической стороне творчества. А представить, если еще и актеры вздумают получать на уровне своего собственного руководства?

Нет, все-таки увлекательное это занятие -  считать деньги в чужом кармане. Особенно, если речь идет о сугубо бюджетных учреждениях. Конечно, это не государственная компания "Газпром", где доходы "эффективных менеджеров" измеряются совсем в других миллионах, но ведь и Волковский тот же театр, согласимся, все-таки не Уренгой какой-нибудь.

.0_01.jpg
Выдающийся русский историк В. О. Ключевский еще в позапрошлом веке подметил: "Скучен театр, когда на сцене видишь не людей, а актеров". На ставшей уже легендой местного масштаба "встрече губернатора Д. Ю. Миронова с деятелями культуры" скучно точно не было. Все торопились внести в общую копилку и свои пять копеек гражданского темперамента. 

Правда, при всем том у все того же стороннего наблюдателя, не приобщенного к тайнам губернского околокультурного закулисья, остается все же некое ощущение недосказанности и недопроясненности. Скажем, народная артистка РФ Т. Б. Иванова как-то тоже обошлась без конкретики: "Нам, конечно, сулят золотые горы, но мы если мы примем решение – нас лишат самостоятельности". 

Опять же, о чем речь? О какой конкретно "самостоятельности"? В чем конкретные проявления оной сегодня в том же Волковском нашем родном театре? В подборе репертуара? В распределении ролей? А что, сейчас репертуарный план составляется, а роли распределяются путем голосования "творческого коллектива"? 

Характерно, что от перманентной летаргии пробудилась даже существующая в стратосферных высотах Общественная палата Ярославской области, "по инициативе и при поддержке" которой некие "ярославские общественники" всего за несколько часов собрали 3200 подписей. О чем с гордостью за земляков было отрапортовано всеми без исключения информагентствами земли ярославской.

При этом источником победного рапорта стало сообщение, размещенное на официальном сайте Общественной палаты Ярославской области: "Обращение подписали почетные граждане Ярославля и Ярославской области, герои России, лидеры общественного мнения, депутаты Ярославской областной Думы и муниципалитета, руководители и коллективы крупнейших предприятий области, образовательных и культурных учреждений, общественных объединений, члены общественных палат. Менее чем за полдня было собрано около 3200 подписей".

И тут в общей картине маслом имеется несколько занимательных штрихов. Пресс-релиз Общественной палаты был опубликован в пятницу 28 марта и заканчивался следующим пассажем: "Обращение с подписями уже направлено адресатам, однако сбор подписей продолжается. Желающие поддержать обращение могут сделать это в понедельник и вторник, оставив свою подпись в Общественной палате Ярославской области по адресу: ул. Революционная, дом 28, с 10.00 до 16.00".

Что интересно, за последующие дни было собрано еще примерно столько же, что дало основание уже для новых победных рапортов с цифрой в 6 00 (шесть тысяч) подписантов. Правда, у некоторых особо злобных клеветников сразу возник вопрос, каким образом "ярославские общественники", причем "менее чем за полдня" угораздились собрать столько же подписей, да еще "на бумажных носителях", сколько потом наскребли еще за несколько дней.

То есть, эти самые "общественники" по домам бегали "почетных граждан, героев России"  и пр.? Или же сами подписанты по телефонному звонку спешили на Революционную, 28, дабы лично присовокупить и свой авторитетный голос к общему протестующему хору?

В итоге манипуляций с цифрами, уже как-то само собой всплывает бессмертное: "И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!" 

И стучатся эти курьеры в двери очередному "почетному гражданину", суют ему "бумажный носитель" и указывают, где свою подпись поставить... И глядя на всю эту фантасмагорию, усмехается на портрете Н. В. Гоголь. Воистину, весь мир - театр!

Наконец, по какому принципу отбирались те, кого посчитали солью земли ярославской и предоставили почетное право (или гражданскую обязанность?) поставить свою подпись? Кто эти "герои первого дня"?

Наконец, особое умиление вызвала старая добрая, но подзабытая было формулировка "коллективы крупнейших предприятий области, образовательных и культурных учреждений, общественных объединений". 

И опять, почему-то сразу всплыли в памяти неудобозабываемые сюжеты советского ТВ: "Трудящиеся Мухославского шпалопропиточного завода единодушно потребовали освободить Анжелу Дэвис, борца за равноправие чернокожего населения США". И весь мировой империализм трепещет, слыша гневный голос трудящихся Мухославля.

Характерен и сам, так сказать, стиль подачи материала, своим истерическим надрывом более всего напоминающий образцы кондовой партийно-пропагандистской риторики: "Сегодня в 15.00 в Ярославле, в Белом доме, состоялось заседание комиссии по культуре Общественной палаты Ярославской области. В повестке дня - один вопрос - о Нашем Первом русском театре имени Федора Волкова! "Не отдадим! Это наше - всё! Это сакральное, на что посягать никто не имеет никакого права" - это единодушное мнение звучало рефреном во всех выступлениях - и членов комиссии, и председателя Палаты Сергея Березкина, и приглашенных. В унисон позиции Губернатора Дмитрия Миронова были горячие, искренние выступления представителей власти - его заместителя Максима Авдеева и депутата Думы Антона Капралова, а также общественности".

Кстати, на помянутой встрече с "авторитетами ярославской культуры" дважды его превосходительство (как действующий генерал-лейтенант полиции и по совместительству губернатор Ярославской области, то бишь чиновник 4-го класса по петровской табели о рангах) Д. Ю. Миронов совершенно в стиле "афишек" московского градоначальника времен буонапартиева нашествия его сиятельства графа Ф. В. Ростопчина увещевал взбудораженных губернских авторитетов: "Когда дело делать, я с вами; на войну идти, перед вами; а отдыхать, за вами. Не бойтесь ничего: нашла туча, да мы ее отдуем; все перемелется, мука будет".

Соответственно, у Д. Ю. Миронова (причем в виде вынесенной в заголовок цитаты у вполне оппозиционного, то бишь "независимого" информагентства) это выглядело так: "Дмитрий Миронов: «Я найду возможность проработать приказ минкульта. Уверен – Волковский отстоим».

И опять не обойтись без подручной цитаты из классики, в коей на любую оказию всегда отыщется что-нибудь подходящее: "Город был решительно взбунтован; все пришло в брожение, и хоть бы кто-нибудь мог что-либо понять (...) Показался какой-то Сысой Пафнутьевич и Макдональд Карлович, о которых и не слышно было никогда; в гостиных заторчал какой-то длинный, длинный с простреленною рукою, такого высокого роста, какого даже и не видано было. На улицах показались крытые дрожки, неведомые линейки, дребезжалки, колесосвистки -- и заварилась каша. В другое время и при других обстоятельствах подобные слухи, может быть, не обратили бы на себя никакого внимания; но город N. уже давно не получал никаких совершенно вестей. Даже не происходило в продолжение трех месяцев ичего такого, что называют в столицах комеражами, что, как известно, для 
города то же, что своевременный подвоз съестных припасов".

И впрямь, ведь о некоторых наших "авторитетах ярославской культуры" давненько и слышно не было, а тут каждое их веское слово нарасхват, что ни скажи на животрепещущую тему, где-нибудь да процитируют...

Что же собственно до самого пресловутого объединения, то очевидно, что теперь у его превосходительства В. Р. Мединского нет иного выхода, кроме как всеми правдами - или уж как получится - пробивать свою мертворожденную инициативу. Ибо, как прозорливо подметил другой деятель культуры тов. Саахов: "Мне теперь из этого дома есть только два пути: или я веду ее в ЗАГС, или она ведет меня к прокурору". 

Ну, насчет прокурора - на это вряд ли можно надеяться, а вот перспектива оргвыводов в случае провала представляется более чем реальной. С другой стороны, и его превосходительство губернатор Д. Ю. Миронов тоже поставил на карту слишком многое. Может быть, даже больше, чем в его нынешней ситуации мог себе позволить, с точки зрения партийной дисциплины и номенклатурного благоразумия. Так что и ему теперь отступать некуда, ибо это означает окончательную и бесповоротную потерю уже всякой поддержки среди местных "авторитетов", причем не только от культуры.

Общая сумятица усугубляется и тем еще, что основные действующие лица как-то очень уж "динамично" меняют позиции и точки зрения. Причем на прямо противоположные. Скажем, поначалу как-то вдруг оказалось, что ни с кем из местных вообще не советовались. Потом выяснилось, что вроде советовались, но они, местные, отважно высказали то мнение, которое Москву не устроило. То пишутся какие-то нелепые открытые письма, то, наоборот, ссылаются на какие-то письма, будто бы посылавшиеся в Минкульт "до того", но которые и по сей день автор предпочитает не обнародовать. 

Наиболее показателен в этом отношении пример нынешнего директора Волковского театра А. О. Туркалова. Воистину ирония судьбы (или Рука Провидения?) в том, что на должность директора первого русского Алексей Олегович, опять же, в лучших наших традициях был "переброшен" из кресла директора Владивостокского госцирка. Оказалось, что одно другого стоит. Вроде бы в ходе неких "предварительных консультаций" он выразил поддержку минкультовскому прожекту, выступив единым фронтом с худруком. Но после того как разразилась операция ярославской общественности под кодовым названием "Буря в стакане", решительно отмежевался от Евгения Жозефовича. Заявив даже, что вообще узнал обо всем из телевизора. Однако после отеческих внушений, сделанных лично его превосходительством Владимиром Рудольфовичем, блудный Алексей Олегович снова образумился и "вернулся в семью", заявив о том, что они с Евгением Жозефовичем снова соратники по общему делу.

Да и сам его превосходительство губернатор поначалу вроде бы разглядел в "проекте" некие положительные стороны, о чем и сообщил посредством интернета. Однако уже спустя, как подсчитали недоброжелатели,  всего два часа сменил точку зрения на прямо противоположную. Теперь, уже присмотревшись, Дмитрий Юрьевич  не обнаружил прежде отчетливо различимых положительных черт, а напротив, дал "аннибалову клятву" стоять заедино со всеми ярославцами на защите вольностей нашего древнего, но устремленного в будущее города.

И вообще, чем дальше, тем больше вся эта притча с объединением-слиянием-поглощением не то что запутывается, а как бы  меняет жанр, если уж попользоваться театральной именно терминологией. Если всё та же легендарная "оптимизация" учреждений здравоохранения вылилась в подлинную трагедию, то с учреждениями культуры это уже более всего напоминает фарс с переодеваниями, причем фарс самого низкого пошиба. Даже исполнители главных ролей, признанные примы и премьеры, играют на редкость бездарно, демонстрируя очевидное служебное несоответствие и постоянно выпадая из образа облеченных властью и наделенных полномочиями.

Последовательно выясняется, что практически все, кто был решительно за, на самом-то деле еще более категорически против. И даже того самого "гнусно прославленного" приказа В. Р. Мединского, действие которого будто бы приостановил премьер-министр всея России Д.  А. Медведев, тоже не было! А приостановил глава кабинета министров не действие этого приказа, но просто некие "действия, направленные на подготовку" то ли самого приказа, то ли акта административно-творческого совокупления в целом.

И даже общепризнанный закоперщик всей бюрократической процедуры по явлению на свет "Первого национального" худрук Александринки В. В. Фокин на вымученной-таки встрече с "ярославской общественностью" практически открестился и от приписываемого отцовства, и едва ли не от самого детища. Разъяснив, что и младенца-то никакого в сущности нет, а речь идет лишь о перспективе возможности в неком будущем приступить к полноценному процессу зачатия. "Э! - сказали мы с Петром Ивановичем", - так примерно можно описать последовавшую после сих слов отнюдь не немую сцену. Ибо все наперебой бросились опровергать, разоблачать и укорять в коварных замыслах, попутно ненавязчиво напоминая, что "именно об этом мы и говорили с самого начала". Словом, ария питерского гостя была единодушно освистана взыскательной аудиторией.

.0_0000.jpg
Однако, с другой стороны, уже и сама прогрессивная наша общественность тоже как-то впала в задумчивость на предмет того, а не слишком ли перебрали её лучшие представители с поддержкой решительной позиции его превосходительства губернатора? Эдак ведь докатишься и до... страшно подумать, одобрения политики регионального сатрапа. И вот уже наиболее прозорливые умы разъясняют наивным творческим натурам, что на самом деле это задумка коварных политтехнологов, изначально целью имевшая поднять неприлично низкие рейтинги региональной власти на сколько-нибудь удобоваримый уровень...

Грустно жить на этом свете, господа!

Впрочем, чувствуется, что впереди нас ждет много неожиданного и увлекательного.

Show must go on!

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»