Полномочия, несовместимые с жизнью

Губернатор Ярославской области С. Н. Ястребов как зеркало региональной номенклатуры.
Намедни губернатор  Ярославской области С. Н.  Ястребов отметил свое 62─летие. 

«— Сколько мне лет? — переспросил Карлсон. — Я мужчина в самом расцвете сил, больше я тебе ничего не могу сказать.
— А в каком возрасте бывает расцвет сил?
— В любом! — ответил Карлсон с довольной улыбкой. — В любом, во всяком случае, когда речь идет обо мне. Я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил!»

Во всяком случае, Сергей Николаевич имеет все основания примерить на себя эту сказочную характеристику не просто идеального мужчины, но и политика, приятного во всех отношениях. По всем формальным номенклатурным параметрам он может рассматриваться едва ли не как эталон губернского начальника периода суверенной бюрократии. Умеренность и аккуратность ─ вот руководящий и направляющий принцип, коим сегодня определяется генеральная линия отношений субъектов федерации с центром. Никто не ждет неких «прорывных» достижений на ниве борьбы за отчетные показатели, главное не допустить очевидных провалов,  способных вызвать хотя бы легкую рябь на поверхности общественно─политического болота. Тем и интересен нынешний ярославский губернатор, что на его примере можно создать более, как сегодня принято выражаться, адекватное представление о самой сути действующего механизма политической власти в России. А заодно и понять, почему столь зачастую низок коэффициент полезного действия этого механизма.

Итак, губернатором «проблемной» Ярославской области Сергей Николаевич стал во многом благодаря случаю. На прошедших в декабре 2011 года праймериз кандидатов от партии «Единая Россия» на пост мэра Ярославля С. Н. Ястребов одержал победу, но в выборах участия не принял: тогдашний губернатор области Сергей Вахруков сделал ставку на бизнесмена Якова Якушева, который проиграл выборы оппозиционному кандидату Евгению Урлашову. В итоге в регионе сложилась ситуация, которую в Москве посчитали «взрывоопасной», и принялись, по нашенскому обычаю, усмирять занимавшийся пожар оргвыводами.

Вот тогда─то в результате «перетрахивания» областного руководства и был Сергей Ястребов 28 апреля 2012 года Указом Президента РФ назначен временно исполняющим обязанности Губернатора Ярославской области вместо скоропостижно ушедшего в отставку Сергея Вахрукова. При этом изначально неожиданно выдернутая из колоды фигура Сергея Николаевича на посту губернатора рассматривалась в регионе как временная, своего рода местоблюстителя руководящего кресла. Совершенно по тогдашней моде: если уж на посту президента находится «временно исполняющий», то почему и в регионе не проделать аналогичную «рокировочку». Основная задача временно исполняющего в рамках подобной схемы сводилась к тому, чтобы «пересидеть» безвременье и отвести угрозу перехвата власти в губернии со стороны объединенной оппозиции в лице Евгения Урлашова.

Этому во многом способствовала и номенклатурная биография Сергея Николаевича, которого привыкли воспринимать в роли вечно второго, заместителя и помощника первого лица. Примечательно в этом отношении, что при его назначении в губернии больше говорили не о самом новом губернаторе персонально, но о приходе к кормилу «команды Волончунаса», бывшего мэра губернской столицы. При котором Сергей Ястребов и состоял все последние годы на роли зама по особо важным поручениям. Как известно, основная служебная функция любого зам а ─ «не заслонять». И с этой ролью Сергей Николаевич, кажется, до  того сжился, что даже сегодня он будто боится «заслонить» уже самого себя в губернаторском образе.
Руки.jpg
Вообще, за время пребывания на посту губернатора Сергей Ястребов не сделал практически ничего такого, что дало бы повод устроить шумиху вокруг него самого или же его действий как главы региона. Это можно считать и главным его недостатком, и главным достижением одновременно. Он именно «исполняет обязанности», ни на шаг не выступая за пределы некоего круга, очерченного должностными инструкциями. 

В отличие от своих предшественников Анатолия Лисицына с его широковещательной программой «От выживания к благополучию» либо Сергея Вахрукова с навязчивой идеей насаждения в регионе неведомых до того ярославцам «кластеров», губернатор Сергей Ястребов вообще не замечен в каких─либо инициативах стратегического плана. Это самый неприметный губернатор за всю постсоветскую историю Ярославской области. И в этом, как уже говорилось, и его главное достоинство, и его же основной недостаток. 

В то же время на протяжении всех последующих лет он незаметно, но последовательно укрепляет свои номенклатурные позиции. Сергей Николаевич не обращает внимания, во всяком случае внешне, на разного рода анекдоты, вроде приклеившегося прозвища «лучший из худших», о коем вспоминают каждый раз при появлении очередных «рейтингов» влиятельности региональных руководителей. Главное достоинство Сергея Николаевича в том, что он умеет терпеть и ждать. И по грошику, по копеечке тихо и неприметно наращивать свой политический капиталец. А в нынешних условиях это дорогого стоит. Ведь при бессменном верховном правителе слишком ярко вспыхивающие на номенклатурном небосклоне «звездуны» столь же быстро и сгорают. В цене мужики основательные: «Оно, конечно, звезду с неба не  ухватит, так ведь и охулки на руку не положит». Не «молодые волки» из стаи реформаторов времен нового русского скорохвата, а вот эдакие с благородными сединами «хозяйствующие субъекты», свое место помнящие и внушающие доверие зрелым дамам  из числа базового электората.

Недавнее «задержание с поличным» очередного представителя губернаторского корпуса, на этот раз в лице перековавшегося оппозиционера Н.Ю. Белых, лишь подтвердило сложившееся в широких массах электората убеждение, что выборы выборами, а посадить ─ оно надежнее. В смысле возникающей вдруг из ниоткуда необходимости «ротации» руководящих кадров в данном конкретном регионе. Особенно там, где текущие рейтинги действующего начальника делают не слишком политически удобным вариант с прошением на высочайшее имя об отставке в связи с появившимся вдруг желанием перейти на другую работу. Ведь и предшественники Никиты Юрьевича по тяжкой губернаторской доле А. В. Хорошавин─Сахалинский и В. М. Гайзер─Карельский пользовались в своих регионах более чем надежной поддержкой электората.

Алексей Орлов со свойственным блестящему веку Екатерины остроумием на вопрос, заданный ему в Берлине: «Какой образ правления в России?» — ответил: «Самодержавие, ограниченное цареубийством». Подручно приспосабливая первоисточник ко дню сегодняшнему, можно сказать, что в нынешней России исполнительная власть обладает практически бескрайними полномочиями, ограниченными «взятием с поличным». Причем это можно почти в равной мере отности к любому уровню власти сверху донизу. За единственным исключением, естественно, поскольку священная особа верховного правителя обсуждению не подлежит и в любых раскладах политических пасьянсов выводится за скобки на всю обозримую историческую перспективу.

Так вот, именно фигура губернатора является тем ключевым звеном исполнительной вертикали, потянув за которое, по известному совету бывшего вождя мирового пролетариата, можно задать региональной вольнице нужный темп и ритм их судорожных телодвижений. Тем более что никаких рисков нарушения нашей священной стабильности подобная практика не таит, вздумай хоть президент всех поголовно губернских начальников отправить в Краснокаменск рукавицы шить.
Выход.jpg
Как говорил сэр У. Л. Спенсер-Черчилль: «Успех — это движение от неудачи к неудаче без потери энтузиазма». В этом отношении вся новейшая история России являет собой наглядный пример несокрушимого руководящего энтузиазма на фоне практического отсутствия не то что каких-либо эпохальных достижений, но даже и самого движения как такового. Вместо этого наблюдается бесконечные метания в разные, зачастую противоположные стороны с неизменным расшибанием лба об очередную стенку.

При в сем том даже записные недоброжелатели ярославского губернатора вряд ли возьмутся утверждать, что вся история его правления представляет собой некую цепь неудач и поражений на хозяйственном фронте или в социально-политической сфере. Вряд ли даже самые заклятые друзья Сергея Николаевича смогут назвать какое-либо его деяние, обернувшееся очевидным крупным провалом. Так что ничего другого и не остается, как пенять ему отсутствием не менее ощутимых достижений. Не указывая, впрочем, адреса конкретных регионов, славные имена руководства которых следовало бы брать за образцы.

Как и положено для любого назначенца, в главном манера правления регионом С. Н. Ястребова неуклонно следует основополагающему принципу нынешнего руководства страны, которое весь текущий политический процесс сводит к одному: «Не допустить!». При этом никто из-за великой кремлевской стены не даёт сколько-нибудь внятных уточнений насчет того, чего же именно, собственно, и полагается не допущать. 

В результате, товарищи на местах находят за лучшее проявлять максимум благоразумия и наглухо предохраняться от всего сразу. То есть, в пределах подведомственной территориально-административной единицы не допускать вообще ничего, чреватого нарушением патриархальной тишины или появлением ряби на зыбкой глади губернского болота. Не то чтоб давить в зародыше, а так…  не дозволять взбаламучивать.

В этом отношении С. Н. Ястребов являет собой этакий совершенный образец аппаратного деятеля той эпохи, которую одни именуют стабильностью, а другие застоем. Причем и те, и другие делают свой вывод практически с равным основанием. Такой чиновник никогда даже не задумается хватать звёзды с небес.  Ибо искренне не понимает, почему кто-то решает заняться столь бесполезным делом. Поминавшиеся уже два основополагающих свойства любой системы суверенной бюрократии ─ умеренность и аккуратность – это то, что первым делом должны были усваивать расторопные комсомольские активисты времен аппаратной молодости бывшего персека Рыбинского горкома ВЛКСМ Сергея Ястребова. И это уже на всю жизнь.

Практически все они непоправимо контужены отеческим похлопыванием по плечу старших товарищей. И уже не представляют существования без этого отеческого похлопывания со стороны вышестоящей инстанции. Они идеально вышколены для исполнения роли некоего бодрого светлячка в беспросветной тени партийного руководства. Коему светить, впрочем, дозволяется лишь отраженным светом обкомовского солнышка. Это безупречный зам, и даже становясь первым лицом он всё время будто замещает кого-то отлучившегося от кормила.
Шинель.jpg
Еще одна и, пожалуй, главная их отличительная черта в том, что им всегда хватает спущенных сверху полномочий. Напротив, им в общем-то многовато даже и того, что есть. Просто потому, что они никогда не играют «на грани». Рамки их полномочий определяются не жизнью, а очередными указаниями о направлении поступательного движения. Им не нужны рекорды, они в любой момент готовы безропотно отправиться на скамейку запасных по мановению указующего перста вышестоящей инстанции. Чтобы там терпеливо ждать своего шанса. И аккурат сегодня их время. 

Как там говорила героиня Нонны Мордюковой из фильма «Простая история» в адрес прогрессивного персека райкома? "Хороший ты мужик, Андрей Егорыч. Но не орел!". 
Конечно, можно до посинения спорить, хороший ли мужик Сергей наш Николаевич. Но вот то, что не орел… Нет, не орел. И тут даже фамилия не поможет.

Но ведь в нынешнем нашем партийно-политическом курятнике орлы не заводятся... Может, оно и к лучшему.
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»