По законам ковидного времени

Любой человек имеет право говорить то, что он считает нужным, а любой другой человек имеет право дать ему за это по морде.

Колокол-1.jpg
19 октября 1941 года в Москве было объявлено осадное положение. Постановление Государственного Комитета Обороны № ГКО-813 начиналось словами: "Сим объявляется...". И по одной этой фразе, а не только по значившейся внизу фамилии, москвичи понимали, кто не просто подписал сей грозный документ, но и лично оный составил. 


Наибольшее впечатление производил пункт четвертый, где говорилось: "Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте".

Впрочем, не стоит думать, будто после этого по улицам Москвы рыскали волчьи стаи кровожадных энкавэдэшников, пулеметами приводивших в чувство ополоумевших от страха обывателей. За все время действия осадного положения на улицах столицы без суда и следствия расстреляно было 17 человек, в большинстве своем застигнутых на месте преступления мародеров, грабивших распотрошенные в день вселенской паники 16 октября магазины. Власть показала силу и в дальнейшем уже вполне уверенно контролировала ситуацию.

22 июля текущего 2020 года УМВД России по Ярославской области был составлен протокол об административном правонарушении на шеф-редактора ярославского отделения ИА REGNUM гражданина Яковлева А. А. по статье 13.15 КоАП РФ «Злоупотребление свободой массовой информации».

Речь идет о девятой части статьи, которая предполагает распространение «заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка».

Недостоверной надзорному органу показалась публикация в личном телеграм-канале гр. Яковлева А. А. «Дядя Лёша» от 1 апреля 2020 года. В ней он противопоставляет постройку новой инфекционной больницы и зарплаты медперсонала в Москве ситуации в Ярославле, когда под инфекционные отделения перепрофилируют обычные больницы, медики работают за стандартные оклады, и врачи массово отказываются работать в таких условиях.

...0.jpg
Помянутая часть 9 была введена Федеральным законом от 18.03.2019 N 27-ФЗ и предусматривает, слава богу, не расстрел на месте, а "наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до ста тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц - от шестидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей ". 

То есть, еще вопрос, рассматривают ли власти предержащие гр. Яковлева А. А. в качестве свободного художника-одиночки, либо как вполне себе должностное лицо, что автоматом повышает расценки по расплате за совершенное деяние. 

Что до собственно того, где, по мнению строгих блюстителей, Алексей Анатольевич конкретно "соврамши", то можно лишь предполагать, что вся закавыка в слове "массово". Тем более, что никаких конкретных примеров, цифр и фактов по лечебным учреждениям региона автор не приводит.

В хрестоматийной некогда пьесе классика советской драматургии Н. Ф. Погодина "Третья патетическая" есть примечательная сцена. Когда революционный художник-авангардист Кумакин предлагает своей жене Клаве немедленно раздеться с целью послужить натурщицей для очередного шедевра, ибо ему в голову вступила "гигантская идея написать женский торс в восторге",

На что осатаневшая от постоянной недокормленности и вечно нетопленой квартиры Клавдия отвечает типичными проявлениями мещанской ограниченности: "Ни в восторге, ни в слезах я раздеваться не буду. Раздевалась, стыла зимой, как покойник в морге, позировала, думала, дело получится. А ты с меня ящериц писал. Иди к черту".

На что гордый ниспровергатель всяческих рафаэлей приоткрывает краешек своего творческого метода: "Глазами художника я вижу тебя ящерицей. Сейчас ты переливаешься, горишь, брызжешь желтым шипением… это факт. Потом ты сделаешься малиновой… А когда у нас есть деньги, ты серебришься".

Собственно, спор ярославских правоохранителей с  журналистом в конечном счете сводится аккурат к естественному различию в устройстве зрительного нерва работника надзорного органа и свободного художника, творящего в информационном пространстве свои словесные, прости господи, произведения. Там, где один видит "общественно значимую информацию, привлекающую внимание к жизненно важным вопросам", другой усматривает "угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности".

Так что вполне уместно здесь вспомнить философское замечание дворника Второго дома социального обеспечения Старгубстраха. Который в ответ на бестактный вопрос великого комбинатора: "А что, отец, невесты у вас в городе есть?" - изрек афоризм, который впору был бы и древнегреческому какому-нибудь мудрецу: "Кому и кобыла невеста".

То есть, для чиновника понятие массовости некоего явления подразумевает одни цифры, тогда как для конкретной деревни, где в процессе оптимизации закрыли фельдшерско-акушерский пункт, этот показатель имеет совсем другой привкус.

Есть во всей этой истории и еще один небезынтересный момент. Будущего нобелевского лауреата И. А. Бродского, как тогда выражались, привлекли за тунеядство. Причем судили его не по статье уголовного кодекса, а по указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Это означало, что дело рассматривалось в административном порядке. А в таком случае процедура максимально упрощалась: уголовное дело не возбуждалось, не было ни предварительного следствия, ни прокурора. Некая аналогия с нашим казусом в отношении гр. Яковлева А. А. так и напрашивается, не правда ли?

Но мораль сей басни в другом. Когда еще живая тогда и уже не опальная, а признанная классиком А. А. Ахматова узнала о суде и приговоре к максимально возможному по указу о тунеядстве наказанию — пяти годам принудительного труда в отдалённой местности, то выдала очередную свою фразу "для истории": "Какую биографию делают нашему рыжему! Как будто он кого-то нарочно нанял".

Кстати, если уж заводить речь о "распространении заведомо недостоверной информации", то здесь могли бы возникнуть вопросы, скорее, к заместителю председателя правительства Ярославской области А. Н. Гулину. Который в интервью одному из местных информагентств то ли просто оговорился, то ли всерьез проговорился, по небрежности разгласив сведения из некой папки с грифом "Для служебного пользования".

Крупными мазками рисуя впечатляющую картину того, как благодаря неустанным усилиям региональных властей "мы наблюдаем" несомненные успехи в повседневной борьбе с "этой заразой", Анатолий Николаевич, в частности, решил подкрепить свои слова конкретными цифрами и фактами. В том числе, он сказал: "Сейчас никакого напряжения нет. Это раньше мы имели заболеваемость под 180  человек в день, а сейчас — порядка 40. Ситуация находится под контролем. Коечный фонд освобождается ".

Излишне дотошные журналисты тут же бросились ворошить официальные сводки оперативного штаба правительства Ярославской области по ситуации с коронавирусом. И тут же их подозрения блестяще подтвердились. И впрямь, по официальным данным, самое большее количество заболевших в сутки в Ярославской области было зафиксировано 20 мая — 135 человек. 

Возникает вопрос чисто философского характера: а нет ли у нас в правительстве своего рода черной бухгалтерии? Не лежит ли в неком сейфе эта самая папка с грифом "Для служебного пользования". В которой значатся цифры, весьма отличные от тех, что предназначены для широкой публики.

Вообще, в целом по России показатель общей смертности за июнь превысил уровень соответствующего периода прошлого года более чем на 25 тысяч умерших. Что дает определенные основания для разного рода догадок и предположений относительно реальной картины ситуации с пресловутой "коронавирусной инфекцией".

Вот такая, понимаешь, "загогулина", если помянуть всуе одно из характерных выражений нашего неудобозабываемого  Б. Н. Ельцина. В конце концов сам собой вспоминается наивный вопрос невинного мальчика из детского анекдота: "И эти люди запрещают мне ковыряться в носу?"

Исторический пример. В качестве эпиграфа к своей комедии "Ревизор" Н. В. Гоголь выбрал русскую пословицу «Неча на зеркало пенять коли рожа крива». Присутствовавший на премьере 19 апреля 1836 года в почти родном для ярославцев Александринском театре государь император Николай Павлович изволил много аплодировать и смеяться, а выходя из ложи сказал явно "для истории": «Ну и пьеска, всем досталось! А мне более всех». 

Между прочим, сатрап и держиморда, коего прогрессивная тогдашняя общественность прозвала Палкиным, а не ко времени разбуженный декабристами А. И. Герцен, собственно, и изобрел для него термин "неудобозабываемый". Не чета нынешнему "мягкому авторитаризму". Но и у него хватило ума понять, что собачиться с писаками, тем более небесталанными, себе дороже.

Его пример - другим наука. Еще ни один правитель не укрепил свой трон посредством репрессий против журналистов. Обычно преследования прессы - верный признак неуверенности властей предержащих в поддержке обществом осуществляемых в данный момент мер по недопущению и предотвращению.

Создается впечатление, что ярославским блюстителям общественного спокойствия срочно понадобились примеры своей кипучей деятельности. И аккурат поэтому им потребовался более или менее заметный журналист, который мог бы стать объектом показательной порки. Тем более в преддверии каких-никаких выборов 13 сентября, которые и без того грозят стать едва ли не самыми скандальными в истории губернии. Поэтому нужно лишний раз показать всяким щелкоперам их место, чтоб особо-то не резвились в своем медиа-пространстве. Именно с этим и связана задержка аж в три месяца с гаком по времени "реагирования".

Очевидно, что текущие рейтинги и региональных властей в целом, и городских властей Ярославля находятся на таком уровне, который никак не может быть признан удовлетворительным. И вполне возможно, что в Москве начинают проявлять озабоченность. И требуют усилить работу и принять меры по выправлению ситуации. Отсюда эти судорожные подергивания и метания: от изгнания А. И. Лисицына из царевой ложи до "административного производства по делу" А. А. Яковлева. Только вот в результате создается ситуация, когда прямо-таки напрашивается: "Они так усердно работают против партии власти, как будто их кто-то нанял"...

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»