Ответы на вопросы московской деловой газеты «Компания»

1. Какие на ваш взгляд главные достижения и главные ошибки и недоработки губернатора Сергея Вахрукова?

При оценке деятельности Сергея Вахрукова на посту губернатора следует учитывать несколько основополагающих факторов. Во─первых, он был назначен волевым решением Москвы. 

Сразу после дольно неожиданной отставки избранного губернатора Анатолия Лисицына, мотивированной неудачей партии власти на региональных выборах. Это изначально ставило его в положение определенной оппозиции по отношению к исконному губернскому партхозактиву, с минимальными потерями сохранившему свой состав (и власть) со времен неудобозабываемых.

Во─вторых, сам Сергей Алексеевич воспринимал свое назначение как номенклатурный реванш за отношение к себе времен конца 90-х, прежде всего со стороны всё того же губернско─советского партхозактива. Именно этим многие в Ярославле объясняли скоропостижное назначение на должность 1─го зама Владимира Ковальчука, бывшего главу администрации Надыма. Который установил практически полный контроль над правительством области и начал рассаживать по ключевым постам своих ставленников.

Но, конечно, наибольшее раздражение у «местных» вызвала эпопея с назначением сына уральского золотого магната 28─летнего Григория Бачерикова директором департамента госзаказа. В результате этой «рокировочки» самый денежный подряд по подготовке к 1000─летию Ярославля оказался у никому тогда неизвестной фирмы «Аэродромстрой» из все того же славного града Надыма. Понятно, что этого ему простить не могли. И не простили. Оппозиция внутри губернской верхушки была скрытая, но оттого не менее непримиримая.

В сущности, выходец из Рыбинска, второй столицы губернии, Сергей Вахруков изначально был и остался чужаком на региональном Олимпе. В отличие, скажем, от Анатолия Лисицына, который тоже был назначен первым губернатором волевым решением Бориса Ельцина вопреки настроениям большинства практически того же самого партхозактива. Но Анатолий Лисицын достаточно быстро вписался и заручился ощутимой поддержкой на Советской площади, в то время как Сергею Вахрукову так и не удалось стать своим. Да, кажется, он не очень к этому и стремился, слишком полагаясь на поддержку Москвы. Главным недостатком его как политика было именно то ли неумение, то ли нежелание договариваться. Свои решения он предпочитал продавливать.

В качестве основного достижения губернатора Вахрукова можно считать сохранение социально─политической стабильности и управляемости на вверенной территории в течение всего срока пребывания. К тому же период его правления пришелся на подготовку к 1000─летнему юбилею Ярославля, так что значительные финансовые влияния из федерального бюджета весьма способствовали поддержанию основных показателей губернской столицы и региона в целом на достаточно приемлемом уровне.

В широких слоях населения губернии Сергей Вахруков воспринимался достаточно спокойно и даже не без определенной симпатии. И это несмотря на то, что оба его сына практически сразу после рукоположения папы в губернаторы немедленно вошли в руководство одного из крупнейших в регионе банка и самой крупной энергетической компании. Хотя его противники и старались всячески раскрутить эту тему.

Вообще, кадровую политику Сергея Вахрукова можно считать одним из главных его и явных провалов. Венцом всего этого стало выдвижение кандидатом в мэры Ярославля олигарха губернского масштаба Якова Якушева, сделанное по личной инициативе губернатора. Что, в свою очередь, привело к объединению практически всей оппозиции под знаменем его соперника Евгения Урлашова. После чего сокрушительное поражение партии власти на этих выборах стало неизбежным.

Более того, представители коренной губернской номенклатуры не просто хихикали в кулачок, но и в определенной степени способствовали этому поражению, рассматривая его прежде всего с точки зрения холодной войны с губернатором. То есть, его не то что топили, но и не спешили протянуть руку помощи.

2. Какие на ваш взгляд главные достижения и главные ошибки и недоработки губернатора Сергея Ястребова?

Изначально фигура Сергея Ястребова на посту губернатора рассматривалась в регионе как временная, своего рода местоблюстителя руководящего кресла. Основная задача которого сводится к тому, чтобы «пересидеть» безвременье и отвести угрозу перехвата власти в губернии со стороны объединенной оппозиции в лице Евгения Урлашова.

Этому во многом способствовала и номенклатурная биография Сергея Николаевича, которого привыкли воспринимать в роли вечно второго, заместителя и помощника первого лица. Примечательно в этом отношении, что при его назначении в губернии больше говорили не о самом новом губернаторе персонально, но о приходе к кормилу «команды Волончунаса», бывшего мэра губернской столицы. При котором Сергей Ястребов и состоял все последние годы.

Кстати, первые же кадровые назначения это мнение только подтверждали. Например, едва ли не первым же распоряжением новопоставленного губернатора директором департамента госзаказа правительства области был назначен бывший главный финансист мэрии Андрей Данц. На смену Григорию Бачерикову, который счел за благо отбыть обратно к папе на Урал. Да и прочие пришельцы разбрелись кто куда.

Тем временем начались повальные «рокировки» с Советской, 3 на Андропова, 6 и обратно. То есть, бывшие «мэрские» переходили в правительство области, а из правительства ринулся обратный поток под крыло Александра Нечаева, вдруг оказавшегося в роли позабытого ныне Линдона Джонсона, исполнявшего обязанности президента США после убийства весьма популярного Джона Кеннеди.

Вообще, за время пребывания на посту губернатора Сергей Ястребов не сделал практически ничего такого, что дало бы повод устроить шумиху вокруг него самого или же его действий как главы региона. Это можно считать и главным его недостатком, и главным достижением одновременно. Он именно «исполняет обязанности», ни на шаг не выступая за пределы некоего круга, очерченного должностными инструкциями.

В отличие от своих предшественников Анатолия Лисицына с его широковещательной программой «От выживания к благополучию» либо Сергея Вахрукова с навязчивой идеей насаждения в регионе неведомых до того ярославцам «кластеров», губернатор Сергей Ястребов вообще не замечен в каких─либо инициативах стратегического плана. Это самый неприметный губернатор за всю постсоветскую историю Ярославской области. И в этом, как уже говорилось, и его главное достоинство, и его же основной недостаток.

В то же время он незаметно, но последовательно укрепляет свои номенклатурные позиции. И если буквально вчера он мало у кого считался главой региона всерьез и надолго, то сегодня на этот вопрос отвечают уже далеко не столь однозначно.

Главное, он не вызывает такого массового неприятия, как, скажем, это было с кандидатурой Якова Якушева на пост мэра Ярославля. И если его губернаторство продержится еще хотя бы год─полтора, то его кандидатура на возможных будущих выборах станет вполне конкурентоспособной.

Хотя вполне вероятно, что непрерывно ухудшающаяся социально─политическая и экономическая ситуация в стране и регионе приведет к тому, что вообще любая кандидатура от нынешней партии власти станет непроходимой. Впрочем, сам Сергей Николаевич всегда выказывал верность генеральной линии «Единой России» лишь в строго дозированных, необходимых для любой номенклатурной должности такого уровня пределах. Так что при необходимости он вполне может сгодиться на роль эдакого крепкого хозяйственника, надпартийного спеца, с которым может примириться и системная оппозиция. Фигура которого может оказаться приемлемой, терпимой для всех.

Тем временем, сегодня текущая деятельность правительства области фактически находится в ведении Александра Князькова, первого заместителя губернатора ─ председателя правительства. И опять, Сергей Ястребов, вопреки штатному расписанию, играет здесь роль второго плана. Его достоинство в том, что он умеет терпеть и ждать.

3. Как, по вашей оценке, изменилась экономическая политика областной администрации и взаимоотношения власти с бизнесом после назначения губернатором Сергея Ястребова?


Что называется, в стратегическом плане экономическая политика региональных властей либо не изменилась вовсе, либо весьма незначительно. В сущности, в течение всех последних лет эта самая экономическая политика сводится к более или менее, как принято сегодня выражаться, адекватному реагированию на текущую ситуацию. Даже Сергей Вахруков с его регулярно провозглашаемыми обещаниями превратить Ярославскую область то в мировой центр фармацевтической промышленности, то в столицу российского моторостроения на самом деле этим и ограничивался.

В результате на взаимоотношения областной администрации и губернского бизнеса в гораздо большей, определяющей степени влияет политика федеральных властей. Тогда как власти региона по большей части разводят руками, возводят очи вверх, намекая на то, что «токмо волею пославшей мя жены» на местах вынуждены с каждой овцы посильный клок шерсти выдирать. При этом контролируемое администрацией руководство официальных профсоюзов мужественно отстаивает интересы трудящихся в рамках губернской трехсторонней комиссии представителей правительства области, предпринимателей и профсоюзов, хотя практически каждый раз принимаются решения, подготовленные в недрах соответствующих департаментов.

При этом лейтмотивом служит старая песня о необходимости перераспределения бюджетных отношений между регионами и федеральным центром. Правда, при губернаторе Сергее Ястребове громкость этих сакраментальных причитаний была ощутимо уменьшена, что гармонично укладывается в его перманентную линию непротивления Москве проявлениями излишней самостийности.

Это не вызывает ни особого одобрения, ни открытого неприятия с стороны губернского предпринимательского сообщества. Воцарившееся благолепие сводится к политике невмешательства региональной власти в дела и проблемы бизнеса. Периодически представители правительства области и Сергей Ястребов повторяют ритуальные заклинания о всемерной поддержке и создании благоприятных условий как для большого бизнеса, так и для малого, но, кажется, и одна сторона, и другая воспринимают как некий формальный обряд, не приводящий к сколько─нибудь ощутимым последствиям.

Депутаты представительных органов региона всех уровней, начиная с областной думы и вплоть до сельсоветов, тоже исправно и регулярно «поднимают вопрос», укоряя исполнительную власть в небрежении и излишнем администрировании. Однако при этом остается впечатление, что тексты своих пламенных речей они попросту переписывают из года в год, добавляя лишь порцию «свежей фактуры».

В итоге все сводится в лучшем случае к принятию очередной резолюции о необходимости усиления поддержки и изыскания бюджетных возможностей, после чего снова начинается плач ярославны о невыносимой тяжести налогового бремени и административных препонах. В конце концов всё, как у нас и повелось, вылилось в учреждение должности уполномоченного по защите прав предпринимателей, естественно, с каким─никаким собственным аппаратом.

На каковую должность был назначен профессиональный депутат областной думы с 2004 года Альфир Бакиров, прославившийся в свое время отстаиванием прав депутатов на получение жалованья из бюджета. Кстати, параллельно Альфир Фидаевич является членом президиума координационного совета по малому и среднему предпринимательству при губернаторе Ярославской области. Есть у нас и такой.

То есть, со стороны региональных властей, как водится, делается все возможное по обеспечению условий максимального благоприятствования дальнейшему развитию. Но поскольку все эти меры замыкаются на создании все новых и новых бюрократических структур, то, например, количество индивидуальных предпринимателей и прочей бизнес─мелочи неуклонно снижается.

4. Как вы оцениваете обвинения, выдвинутые Борисом Немцовым в адрес Сергея Ястребова?

Достаточно скептически. Во─первых, отношение к самому Борису Ефимовичу большинства населения области можно охарактеризовать как весьма прохладное. Он по сию пору воспринимается как выдвиженец Б. Н. Ельцина, то есть один из «тех самых». К тому же эдакий плейбой в политике, коему требуется постоянно быть в центре внимания и который ради этого готов на всё. В результате любые его разоблачения рассматриваются прежде всего с популярной позиции «Самого─то отогнали от корыта, вот и злобствует». И в этой же связи непременно вспоминают его пламенную поддержку Владимира Путина времен избрания того президентом. То есть, его нынешнее противостояние с властью слишком многими расценивается как месть за несбывшуюся карьеру.

Во─вторых, практически все его разоблачения касаются тем, которые ни для кого в губернии секретом не являются. Пристраивают родственников на теплые места? За счет бюджета обеспечивают преференции доверенным бизнес─структурам, зачастую прямо связанным с определенными чиновниками и их родственниками? Так по нынешним временам и понятиям народ больше бы удивился, если бы дело обстояло иначе.

При Сергее Вахрукове это были сыновья самого губернатора, да и едва ли не у всех и каждого из наших чиновников и на региональном уровне, и на уровне муниципальных образований при желании отыщется и более или менее близкие родственники, состоящие в компаниях, преуспевающих при распределении госзаказа.

Так что обвинения Бориса Немцова в адрес нынешнего губернатора по большей части расцениваются прежде всего с точки зрения привычного для него пиара. К тому же в губернии его воспринимают как залетного столичного гостя, рассматривающего своё нынешнее депутатство в региональном парламенте, как одну из промежуточных станций, на которой скоростной экспресс вынужден делать более или менее продолжительные остановки. И тогда почему Ярославль, а не тот же Нижний?

Тем более по сию пору недоброжелатели его не преминут напомнить и об эпопее с Нижегородским Банкирским Домом, и о Борисе Бревнове, и об Андрее Клементьеве. После чего, как уже поминалось, дискуссия плавно перетекает в русло коммунальной свары с взаимными бессмертными вопросами «А ты кто такой?».

Просто фигура самого Бориса Ефимовича в глазах большинства никак не подходит на роль борца за правду в белоснежных ризах. А потому и к его разоблачениям относятся соответственно. И это мнение не претерпело особых изменений даже после вынужденной отставки заместителя губернатора Александра Сенина, которая внешне выглядела как следствие разоблачений Бориса Немцова. Просто, во─первых, это вообще мало кого волновало, а во─вторых, к этой истории отнеслись как к одному и обычных эпизодов перманентной грызни под ковром в коридорах региональной власти.

Хотя, с другой стороны, его регулярные разоблачения коррупционеров в региональной власти пользуются определенной симпатией со стороны губернской прогрессивной общественности, по большей части состоящей из постоянных слушателей местного филиала «Эха Москвы», превратившегося по сути в персональный канал Бориса Ефимовича. Да и вообще, любому обывателю приятно, когда кто─то другой кусает чиновников, хотя бы и за пятку.

Но в целом аудитория Бориса Немцова в регионе остается крайне ограниченной и вряд ли выходит за пределы диапазона 5-7%. В результате его выступления напоминают лекции о вреде пьянства в обществе трезвости. Кстати, это можно считать общей проблемой наших нынешних либералов: их сторонники и без того настроены более или менее непримиримо по отношению к любым представителям правящего режима в центре и на местах.

С другой стороны, основная масса населения, хотя и разделяет мнение о всепроникающей коррупции в аппарате управления, но относится к этому как к неизбежному злу: так было, есть и будет. Тем более если разоблачения исходят от человека, курировавшего приватизацию в топливно─энергетической сфере и одного из организаторов аферы с ГКО.

5. Какие, на ваш взгляд, главные проблемы Ярославской области, есть ли пути их решения и решает ли их областная власть?


Основной проблемой в Ярославской области, как и по всей России, является сегодня неуклонно нарастающее «в массах» раздражение и недовольство существующим положением. Это особенно чревато на фоне явного отчуждения власти от общества и даже открытого противопоставления всех сторон друг другу: правящей партии, парламентской оппозиции, «Болотной площади» и просто «улицы».

В Ярославской области нет сегодня ни одного государственного учреждения в аппарате управления, включая и органы представительной власти, уровень доверия к которому населения превышал бы максимум 15─20%. То же самое можно сказать и об отдельных, прости господи, лидерах, причем как в органах исполнительной и представительной власти, так и среди оппозиции.

Это ведет к созданию опасной в социально─политическом плане ситуации, когда «массы», в случае значительного ухудшения основных экономических показателей, определяющих уровень жизни, склонны поддаваться на самую махровую демагогию. При этом на передний план выходят наиболее радикальные лидеры «из толпы», выдвигающие лозунги даже вполне экстремистского характера. И здесь уже тупике оказывается не только действующая (или бездействующая) власть. Несбыточными оказываются и розовые мечты оппозиции насчет того, что народ на руках внесет их в освобожденные от предыдущих насельников кабинеты.

С другой стороны, спад в экономике страны особенно ощутимо может сказаться именно на промышленно развитых регионах, что неминуемо приведет к росту безработицы и снижению реальных доходов основной массы населения. Ситуация усугубляется еще и тем, что имеет место на фоне безостановочного роста цен, включая основные социально значимые товары, а также тарифы, регулируемые государством.

Для Ярославской области дополнительные трудности возникают в связи со всё более растущим дефицитом бюджета и непомерным по нашим меркам объемам накопленных долгов. В этих условиях никакая работа на перспективу становится попросту невозможной, а текущая деятельность органов власти сводится к перманентному латанию всё новых финансовых дыр. То есть, выражение «ночь простоять да день продержаться» является генеральной линией региональной политики.

При этом все надежды остается возлагать на некие чудотворные решения федеральных властей, которые смогут радикально изменить обстановку. Собственно, именно это сейчас и наблюдается в большинстве регионов России, и Ярославская область в этом плане ничем от прочих субъектов федерации не отличается.

Властям на местах остается давать изначально нереальные обещания и, вопреки окружающей действительности, выдвигать все новые и новые проекты да рисовать радужные планы, заранее сознавая их невыполнимость. То есть, имитировать бурную деятельность: принимать бюджеты на три года вперед, напряженно работать над созданием благоприятного инвестиционного климата, не допускать роста цен в пределах отдельно взятой административно─территориальной единицы… и далее по списку.

Неуклюжие действия правоохранительных органов в отношении чрезвычайно популярных в народе мэров двух крупнейших городов губернии Евгения Урлашова и Юрия Ласточкина весьма способствовали тому, что и без того невысокие рейтинги правящей партии скатились к неприличному уровню. И это происходит при сохраняющемся практически абсолютным контролем над аппаратом управления.

Дошло до того, что даже официальные кандидаты, выдвигаемые от имени «Единой России», идут на всевозможные ухищрения, чтобы либо обойти вовсе вопрос о своей партийной принадлежности, либо отодвигают его на дальний план.

Тем временем региональные власти продолжают вести работу «в обычном режиме», хотя уже практически любое решение вызывает неприятие у большинства населения области. До сих пор относительная стабильность социально─политической ситуации сохраняется благодаря чрезвычайно далеко зашедшей апатии и отстраненности большинства населения от какого─либо участия в каких─либо акциях политического, а тем более протестного характера. Но в таких условиях любой предлог может послужить детонатором для спонтанного выражения латентного недовольства существующим положением. Пример с избранием мэром губернской столицы Евгения Урлашова продемонстрировал это достаточно наглядно.

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»