Легко ли быть инвалидом?

Инвалиду в России предписано быть довольным самим фактом своего существования, но у него почему─то не получается, несмотря на постоянную об нем заботу
Россия ─ родина цитат. Кажется, ни в одном государстве среди широких масс охваченного всеобщим образованием населения не ходит столько мудрых изречений, приписываемых то одному, то другому историческому персонажу. 
На все случаи жизни у нас найдется очередная бессмертная фраза, которая должна всем своим вековым авторитетом подтверждать нашу правоту.

Например, вот такой парадокс, приписываемый полуизвестному английскому премьер─министру позапрошлого века Бенджамину Дизраэли: «Есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Так вот, подручно переиначивая сию философскую афоризму к нашему конкретному случаю, можно попытаться выразиться примерно так: «В России есть три вида правды: то, что в отчетности, то, что на самом деле, и результаты опросов общественного мнения».

При этом результаты опросы общественного мнения представляют собой нечто, как всегда у нас, уникальное, поскольку в отличие от подобной статистики во всем остальном мире отражают не то, что есть на самом деле, и уж конечно не то, в чем с идиотским оптимизмом уверяет официальная отчетность. Наши опросы общественного мнения являются всегда не более чем симптомом очередной неизлечимой (других у нас не бывает) общественно опасной болезни.

Обычно опросы у нас сегодня именно для того и проводятся, чтобы лишний раз подтвердить то, по поводу чего руководство на этот раз сочло нужным «выразить озабоченность». Скажем, приключился в Нижнем Новгороде пресловутый инцидент с «сестрой Водяновой». На самом деле мало кто понял, в чем там было дело, да и сами конкретные обстоятельства неприятного происшествия, во─первых, так и остаются весьма туманными, а, во─вторых, практически никого и не интересовали. Толпе любопытно было не то, что произошло, а только то, что вот, оказывается, у знаменитой и такой, казалось бы, во всем благополучной супермодели Натальи Водяновой есть сестра─инвалид, причем инвалид очень тяжелый. 

После этого оставалось наперегонки броситься выражать возмущение, попутно не забывая присовокупить, что «инвалиды тоже люди». Ну, вот прям «такие же как мы», но только «с особенностями развития». При этом в первых рядах, как всегда, оказались наши народные заступники и прочие официальные лица. Вообще, публично «выразить свою гражданскую позицию» в прямом и прочем эфире дозволяется у нас не всякому, а в точном соответствии с действующей табелью о рангах. То есть, если тебя допустили к телекамере федерального канала, чтоб посочувствовать «бедной Оксаночке», то уже одно это является наглядным свидетельством твоего высокого номенклатурного статуса.

Прочим остается изливать свои гражданские чувства в интернете либо обеспечивать соответствующую статистику в тематических опросах общественного мнения.

Итак, в качестве послесловия к происшествию с «сестрой Водяновой» в Нижнем Новгороде Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, по результатам  коего сделал удивительное открытие: оказывается, аж 67% «респондентов» считают, что пока в РФ нет комфортных условий для инвалидов. Кто бы мог подумать!

Сообщается, что опрос социологи провели среди 1,6 тысячи человек в 132 населенных пунктах страны. Оговаривается, что статистическая погрешность не превышает 3,5%. Словом, все строго по науке, против коей, как известно, не попрешь.

Правда, не сообщается, сколько среди этих полутора с лишним тысяч произвольно взятых россиян было инвалидов, да и были ли таковые вообще. Между тем, согласитесь, есть, как говорится, две большие разницы, когда на подобный вопрос отвечают люди со справкой МСЭК или без. 

То есть, одно дело, как оценивает, скажем, степень «доступности среды» человек сугубо спортивного  телосложения, у которого в наличии весь положенный набор анатомических органов. И этот человек просто видит поналяпанные на скорую руку железяки, проходящие по официальной отчетности как «пандусы». Типа, «обеспеченная  доступность объекта для маломобильных групп населения». И  такой человек, скорее всего, соглашается: да, вот она доступность, чего еще этим колясочникам надо?

И совсем другое дело, когда те же самые железяки, приваренные под немыслимым углом поверх бетонных ступенек у входа в поликлинику либо присутственное госучреждение, рассматривает с  тоской тот самый колясочник, ради которого, по идее, на все эти реконструкции и списываются миллионы из бюджетов всех уровней.

Впрочем, у нас ведь искони так ведется, что творчество писателей оценивают те, кто предваряет свою рецензию словами: «Я Солженицына не читал, но до глубины души возмущен». Так что было бы даже странно, если бы ученые мужи вздумали поинтересоваться вопросом «Легко ли быть инвалидом в России?» у самих инвалидов.

Так что вполне естественно, что чаще других о наличии необходимых условий в смысле обеспечения «безбарьерной среды» сообщали москвичи и петербуржцы (30%), а также жители других городов-миллионников (46%). То есть, там, где эти пресловутые железяки бросаются в глаза везде, куда ни плюнь. 

Кстати, ВЦИОМ не ограничивается доступной средой и идет дальше, к обобщениям более широкого масштаба. «Две трети опрошенных (67%) сказали, что люди-инвалиды не обладают теми же возможностями для образования и трудоустройства, что и другие граждане (среди обучавшихся в вузах — 73%, среди жителей крупных городов — 80%)», ─ говорится в итоговом сообщении этого самого ВЦИОМа. Таким образом, большая часть россиян полагает, что в РФ люди с ограниченными возможностями здоровья фактически подвергаются социальной дискриминации, если перевести со специфически научной терминологии на общедоступный язык. 

Но вернемся к «сестре Водяновой» 27─летней Оксане, которая в СМИ упорно именовалась «ребенком─инвалидом». Что называется, «в результате широкого общественного резонанса» расторопные следователи незамедлительно откликнулись и скорехонько возбудили дело об унижении человеческого достоинства (282 статья УК РФ). О чем поспешили громогласно оповестить широкие массы возмущенной общественности и отрапортовать по всем высоким инстанциям о том, что «меры приняты». 

Правда, очень скоро дело пришлось по─тихому свернуть, а обещанное «резонансное» судебное разбирательство так и не состоялось. Исчезли с экранов и брызгающие слюной депутаты, требовавшие сурового наказания для виновных и клявшиеся «этого так не оставить». Теперь они бьют себя в грудь уже совсем по другим поводам, а «проблемы инвалидов» опять  отложены до следующего подходящего случая. 

На волне общественного негодования бездушием хозяев─инородцев ставшего «гнуснопрославленным» нижегородского кафе «Фламинго» большинство опрошенных россиян «с улицы» (63%) сочло необходимым особо отметить, что в их родном городе или селе не обеспечена доступная среда для детей-инвалидов. Здесь не очень, опять же, понятно, что конкретно имеется в виду, только ли проблемы транспортной доступности как таковой, то ли следует говорить о «среде» в более широком понимании, включая образование, досуг и прочие радости жизни, недоступные впрочем не одним лишь детям─инвалидам, но и вполне взрослым людям «с особенностями развития».

Особенно умиляет тот выявленный социологами  из ВЦИОМа факт, что более 70% опрошенных, у которых есть несовершеннолетние дети и внуки, не возражают против того, чтобы в классе с их ребенком учились дети-инвалиды. То есть, трое из каждых четырех россиян «не возражают» допустить в одно учебное со своим ребенком заведение кого─нибудь из «этих». Опять же, интересно было бы посмотреть на результаты опроса не «родителей учащихся», а их самих. Потому что тем же детям─инвалидам, допущенным─таки в общеобразовательное учреждение, учиться и общаться приходится не с родителями, а со своим условно  здоровыми сверстниками, которые зачастую видят в одноклассниках «с особенностями развития» объект для повседневной травли.

Не менее показательно и то, что более 17% опрошенных выразили более или менее категорическое несогласие, чтобы их чадо ненаглядное грызло гранит ЕГЭ совместно с «этими». И вот эта цифра представляется гораздо более выразительной. Ибо если уж в самом разгаре кампании по организации всенародного сочувствия к несчастным инвалидам, к детям─инвалидам особенно, каждый шестой открыто признается, что не желает даже видеть «этих бедняжек» рядом со своими «нормальными» отпрысками, то это лишний раз демонстрирует запущенность вопроса, а вернее социальной болезни нашего общества. 

Да, вполне вероятно, что ответившие таким вот образом ─ вполне приличные люди, может быть даже искренне сочувствующие и инвалидам вообще, и детям─инвалидам в частности. Но сочувствуют они как бы сугубо теоретически, то есть лишь в той мере, в какой это сочувствие никоим образом не касается непосредственно их лично либо их близких. 

Кстати, со времен выхода на экраны в 1986 году фильма латышского кинорежиссера Юриса Подниекса «Легко ли быть молодым?» вопрос, вынесенный в заголовок сей сенсации времен незабвенной перестройки, практически сразу же стал крылатым выражением. С тех пор кого только ни ставили вместо пресловутых «молодых»: пенсионеры, врачи, учителя, безработные, олигархи, бандиты, проститутки, депутаты, министры ─ как─то так оказывалось, что на легкую жизнь на Руси рассчитывать никому не приходится.

Пока наконец президент Б. Н. Ельцин не подвел итог набившей  оскомину дискуссии своим не менее крылатым ответом на сакраментальный вопрос: «А кому сейчас легко?». 

И впрямь, кому? Богатые, как известно, тоже плачут. Даже народные депутаты, наши бескорыстные заступники на министерском жалованье, и те не упускают возможности уронить в объектив телекамеры неподдельную слезу сочувствия бедствиям народным. Показательную такую полновесную слезу. Никакому крокодилу из себя такую слезу не выдавить… Квалификация не та.
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»