Двугорбые инвалиды

У верблюда два горба, потому что жизнь борьба.
Из народного опыта

Для начала уместно припомнить пару сцен одного из последних представлений нашего театра марионеток, изображающего сегодня так называемые «общественно─политические процессы в стране».  В ходе «Прямой линии» высочайшего общения с вверенным народонаселением всех возможных званий лауреат Никита Михалков передал президенту Владимиру Путину всепокорнейшую просьбу некоего «общества инвалидов» из Ростова-на-Дону. 

По его словам, их представителей «почему-то не пустили» на мероприятие, и они обратились к нему в дверях Гостиного двора, где проходит «Прямая линия». Люди с ограниченными возможностями хотят заниматься бизнесом и просят городские власти о помощи, объяснил Михалков. При этом он назвал имя обратившегося к нему инвалида, того самого, которого «не пустили»: Баталов Андрей Александрович, председатель общественной организации инвалидов в Ростове-на-Дону, как он представился. А дальше Никита Сергеевич изложил суть просьбы: «Они просят свое руководство, чтобы им как-то помогли - они хотят заниматься бизнесом, они не просят денег, просто просят помощи».

В антикризисном плане есть солидные ресурсы как раз на эти цели, на помощь, поддержку, на средства реабилитации, передвижения и так далее, ответил Владимир Путин. Кстати, этой ни к чему не обязывающей общей декларацией президент, в отличие от большинства нынешних чиновников, не ограничился, а дал поручение конкретно по данному вопросу «разобраться и доложить». И это, надо признать, характерно для нашего верховного главнокомандующего: если уж ты исхитрился свое прошение в высочайшие непосредственно руки всучить, то можешь быть уверенным, что без последствий оно не останется.

Признаться, просьба выглядит странно, потому как совершенно непонятно, а что конкретно требуется в данном случае от руководителя страны. Дать указание «городским властям», что называется, «создать условия» для данных конкретных просителей? То есть, для данного «общества инвалидов»? А что это вообще за общество? Чем оно занимается, кто в нем состоит и так далее. Словом, вопрос вполне себе интересный и заслуживает, думается, особого разговора.

Во─первых, хочется сразу снять подозрения с никоим образом к инциденту не причастной Ростовской областной организации ВОИ, на руководство которой многие почему─то тут же подумали. Вероятно, просто само словосочетание «общество инвалидов» в массовом сознании связано именно с ВОИ. Как «самой массовой и влиятельной». Естественно, никаких жалоб и ябед на родную администрацию ни региона в целом, ни хоть самого захудалого райцентра никакой организации ВОИ ─ ни областной, ни районной, ни первичной ─ даже и в голову бы не вступило. 

Тем более с обращением на высочайшее имя. Этим у нас, знаете ли, не шутят. И, думается, аккурат в то время, когда Никита Сергеевич помянул всуе это самое «общество инвалидов из Ростова», уважаемый Валерий Александрович Титаренко, председатель Ростовской областной организации ВОИ, ну, может, и не вспотел, но эдак поежился. К тому же, скорее всего, и в ЦК… тьфу!... в ЦП тут же принялись у товарищей на местах справки наводить, что это там у них за прыщ на ровном месте вскочил. Что, понятно, самочувствие местных товарищей отнюдь не улучшило. Такой обычный бюрократический переполох, неизбежный в любом случае, когда кто─то из малых сих проявляет неуместную, то есть не санкционированную руководством инициативу.

А вот дальше начинается уж и вовсе неподдельный анекдот, который, впрочем, весьма красочно иллюстрирует ситуацию как с попытками инвалидов «заниматься бизнесом», так и с реальным положением «людей с ограниченными возможностями» в нынешней окружающей общественной среде.

Как выяснили ушлые журналисты, аккурат в этот момент в зале на встрече с президентом присутствовал Андрей Баталов, инвалид из Сочи, который возглавляет Центр адаптивной физической культуры и спорта «Энергия Жизни». Но за порогом святилища остался еще один Андрей Баталов, тоже инвалид, но уже из Ростова─на─Дону, который, в свою очередь, является вроде бы руководителем Ростовской региональной общественной организации инвалидов с громкоговорящим названием «Большой стратегический план».

Прямо по Николаю нашему Васильевичу Гоголю, когда Иван Александрович Хлестаков пытается объяснить конфуз с авторством «Юрия Милославского»: «Ах да, это правда, это точно Загоскина; а вот есть другой «Юрий Милославский», так тот уж мой». Естественно, в администрации славного города Ростова─на─Дону слыхом не слыхивали как о какой─то организации инвалидов с таким стратегическим названием, так и о самом Андрее Александровиче Баталове, состоящим руководителем оной. Но помочь тут же пообещали, ибо куда ж денешься, если до Самого дело дошло, не говоря уж о вездесущем Никите Сергеевиче.

Дальше пошла уже форменная фантасмагория в исконном нашенском стиле, то есть такая картина маслом, которую не всякий художник изобразить сможет. А потому лучше просто предоставить слово самому Андрею Александровичу Баталову, который совершенно в стиле Остапа Бендера, что называется, «на пальцах», объяснил журналистам свою плодотворную дебютную идею:

─ Несколько месяцев назад мы просили мэрию выделить нам участок в старой роще для создания там кемпинга для людей с ограниченными возможностями и о том, чтобы дали возможность инвалидам нашего центра (в нем, правда, сейчас только несколько человек, но если бы дали такую возможность, уверен, было бы больше!) подрабатывать на различных массовых мероприятиях - продавать атрибутику, шарики и все такое прочее, но нас не услышали, - пояснил газете «Комсомольской правде - Ростов-на-Дону» сам Андрей Баталов. - И ведь денег мы не просили даже! Просто помощи просили в организации. А на первое письмо в адрес руководства Ростова-на-Дону нам ничего не ответили, потом прислали какую-то отписку. А месяц-полтора назад у меня состоялся разговор с одним чиновником, который заявил, когда я ему сказал, что со своей проблемой дойду до президента, что сейчас, мол, самое лучшее для этого время - скоро будет Прямая линия, езжайте, мы даже вам аккредитацию сделаем.

И Андрей (он инвалид 2-й группы, в детстве переболел полиомиелитом, который дал тяжелые осложнения) поехал. Почему не уточнил, есть ли он на самом деле в списках приглашенных для участия там, объяснить не может - просто, говорит, поверил в то, что ему пообещал неведомый (фамилии тоже не помнит) сотрудник мэрии. Кстати, надо думать, в администрации Ростова─на─Дону провели соответствующее расследование, безымянного чиновника─шутника установили и объяснили ему доходчиво, буде он вообще существует в реальности, а не в пылком воображении рассказчика, с кем можно такими вещами шутить, а с кем подобное номенклатурное остроумие может и оргвыводами обернуться.

- А когда приехал, меня не пустили, поскольку среди аккредитованных в Гостиный двор, где проходила Прямая линия, меня не значилось, - грустит молодой человек. - Выход нашелся как-то сам собой: увидел Никиту Сергеевича Михалкова, бросился к нему - помогите задать вопрос Президенту! И он не отказал, дай Бог ему здоровья. Но я все равно расстроен - не смог донести до Владимира Владимировича все, что хотел.

В таких клинических случаях принято говорить, мол, «комментарии излишни». Грешно смеяться над больными людьми. Но на самом деле все не так очевидно, как кажется на первый взгляд. На фоне вялотекущей борьбы ВОИ за возвращение «организациям инвалидов» налоговых и прочих льгот, призванных именно помочь инвалидам «заниматься бизнесом», появление подобного рода «больших стратегических планов» неизбежно. Более того, сегодня только такие зиц─председатели фунты и востребованы на рынке захиревшего было «бизнеса на инвалидах». 

Уместно напомнить, что на большом стратегическом плане строительства Нью─Васюков хитроумный турецкоподданный заработал по─честному свои законные пятьдесят рублей. А вот «неудобозабываемый» ЮКОС через некую «общественную организацию инвалидов» (кстати, в Самаре, если память не подводит, зарегистрированную) прокачал уже сотни миллионов, причем не тогдашних «деревянных», а вполне себе полновесных долларов. И тот же «большой стратегический план» по возведению «кемпинга для людей с ограниченными возможностями», надо думать, не просто так вступил в голову несчастного «предводителя дворянства» А. А. Баталова. Это же не просто деньги, это очень большие деньги. 

Не говоря о прочих преградах административно─бюрократического свойства, преодолеть которые ни один человек с улицы, то бишь не допущенный к муниципальному корыту, просто не в состоянии. Да попробуйте ларек какой─нибудь установить для того, чтобы «продавать атрибутику, шарики и все такое прочее». «Замучаетесь пыль глотать», ─ как резонно заметил наш президент лет эдак с десяток тому. А с тех пор если что и изменилось, то исключительно в худшую сторону. Только «официальный» размер взятки чиновникам в среднем по России перевалил уже за 200 (двести) тысяч. Вот такие стартовые условия для проявления частной инициативы в сфере предпринимательства. Кстати, отнюдь не для одних лишь инвалидов, но для любого гражданина России, не имеющего пресловутых «подвязок» в на то уполномоченных разрешительно─запретительных инстанциях.

Но вернемся к нашему стратегу А. А. Баталову. Если кто не знает, то «старая», иначе Кумженская роща, является любимым местом отдыха города─миллионника Ростова─на─Дону. То есть, вот так запросто «выделить» там участочек кому─нибудь даже из своих да наших далеко не так просто и  для заинтересованных чиновников. А вот если инвалидам, да еще по личному указанию президента, это уже совсем другое дело: у кого из злопыхателей язык повернется? А и повернется, так куда как легко хай поднять на безотказную тему «опять инвалидов за людей не считают».

Наконец, откуда деньги у организации, в которой, по признанию самого руководителя, «сейчас только несколько человек», и которая, насколько можно судить, еще только намечает грандиозные бизнес─планы «продавать атрибутику, шарики и все такое прочее»? А ведь на строительство какого─никакого «кемпинга» нужны миллионы, десятки миллионов. И ведь «денег не просят», но токмо лишь «помощь в организации». То есть, деньги у нас самих найдутся, вы, главное, соответствующие бумажки подмахните?

Наконец, вся история с хватанием за рукав «случайно подвернувшегося» Главного кинематографиста России выглядит прямо─таки сценой из какой─нибудь слюнявой мелодрамы о выпускнице детдома, затащившей под венец очередного олигарха. Благодаря своим необыкновенным достоинствам души и общей чистоте помыслов, вестимо. 

Вообще, в итоге создается впечатление, что во всей этой комбинации задействованы были люди и средства такого масштаба, которым даже «достучаться до президента» ─ задача вполне себе и по плечу, и по карману. А уж злосчастный энтузязист Андрей Баталов─Ростовский, который вроде бы не помнит даже фамилии чиновника,«пославшего мя» в Москву к президенту, смотрится в лучшем случае, как пешка в умело разыгрываемой кем─то партии, как человек, не вполне, мягко говоря, адекватно ориентирующийся в окружающей среде.

Но в этой связи возникает вот какой вопрос. А в самом деле, насколько реальны у нас шансы для «просто инвалида» заниматься бизнесом, причем без всяких кавычек? Сейчас слишком много болтовни о доступной среде, но ведь истинное понятие «доступной среды» включает в себе не только, и даже не столько две ржавые железяки, приваренные под немыслимым углом к ступенькам того или иного «объекта инфраструктуры». Доступная среда  ─ это в том числе (а скорее, даже и в первую очередь) и обеспечение возможности для человека с ограниченными по тем или иным причинам возможностями, включая и ограниченные возможности здоровья, заниматься тем, чем он хочет, что ему кажется делом его жизни, и бизнес в этом списке должен значиться в числе наиболее важных.

И дело здесь не только в материальной стороне, хотя деньги как─то удивительно облегчают повседневную жизнь инвалида, тем более инвалида нашенского, российского. Не менее важно и то, что собственное Дело, пусть даже и копеечное, если брать по меркам «большого» бизнеса, как нельзя более способствует обретению инвалидом социального статуса и ощущения своей значимости. Иначе говоря, чувства собственного достоинства. Тем самым инвалидом, который сегодня «с ограниченными возможностями», причем буквально во всем, а не только в здоровье. И который вследствие этого поставлен в позу вечного просителя всего на свете, начиная от тех же клятых подгузников и вплоть до повседневной борьбы за право не сдохнуть от отсутствия доступных лекарств и медицинской помощи. 

Кстати, о медицине. Во время все той же «Прямой линии» Владимиру Путину был задан вопрос на тему сокращения соцучреждений, в том числе и в здравоохранении. Собственно, ответ подразумевался сам собой и был очевиден заранее. Президент не мог сказать ничего иного, кроме как в 3333─й раз высказаться в том духе, что «бездумные сокращения недопустимы». Кто бы с этим спорил, но суть проблемы в том, что ни один чиновник никогда в жизни не признается в том, что принимал решение о сокращении «бездумно». Нет у нас (да и во всем мире вряд ли отыщутся) таких чиновников. Нет, потому что их быть просто не может. 

Напротив, всякому ведомо, что любое решение принимается у нас после продолжительных и тяжелых раздумий, тщательного учета последствий и на основании выверенных до копейки расчетов необходимых затрат. И даже те решения, явный идиотизм коих видит любой депутат, за эти решения голосующий, принимаются тоже после долгих расчетов всех возможных выгод. Просто выгоды эти достаются именно тем, кто за них голосует, и тем, кто поставлен надзирать за неуклонным воплощением всякой законотворческой дури в жизнь. То есть, за волшебным превращением сухих строчек параграфов и инструкций в полновесные рубли (а еще лучше в доллары), оседающие не где─то в неуловимых закромах родины, а во вполне конкретных карманах борцов за народное благополучие. И практически весь этот самый благополучный «народ» мы знаем по именам!

Но все─таки, что конкретно сказал президент по столь судьбоносному для миллионов россиян поводу. Да ничего конкретного, потому что суть легендарной «реформы здравоохранения» сводится именно к «оптимизации», то есть экономии бюджетных ассигнований. А значит, говоря попросту, к закрытию всех «лишних» учреждений здравоохранения, врачующих крайне ограниченно платежеспособное простонародье. То есть, намечено и впредь безжалостно закрывать именно те ФАПы, поликлиники и стационары, которые и сегодня еще уцелели после погрома, учиненного клиническими реформаторами совковой» системы общедоступного здравоохранения. Кстати, того самого, которое в свое время признавалось лучшим в мире, причем отнюдь не советскими пропагандистами, а вполне правоверными капиталистами.

Так что президенту не оставалось ничего иного,  кроме как ограничиться очередным отеческим увещеванием в адрес чересчур ретивых чиновников на местах. Которые, как повелось у нас еще со времен исторической статьи тов. И. В. Сталина «Головокружение от успехов», допускают искажения генеральной линии партии: «Возможно, какая-то оптимизация нужна. Но нужно учитывать особенности нашей страны, - ответил президент. - На ряде наших обширных территорий населенные пункты расположены на большом расстоянии друг от друга. Где-то возможно объединить объекты, а где-то - нет. Об этом заранее нужно думать».

Впрочем, сразу же вслед за этим глава государства привел «положительный пример» из сферы образования. «На 99% у нас выполнена задача по заполнению учебных заведений. К таким показателям нужно стремиться и в других сферах», - именно такой призыв равняться на передовиков прозвучал из уст Владимира Владимировича.

Помнится, и в прошлогоднем послании Федеральному собранию президент также поднимал этот вопрос, и говорил, что закрытие фельдшерско-акушерских пунктов на селе «не лезет ни в какие ворота». В поручениях по итогам послания Путин постановил правительству до 1 марта 2016 года разработать формулу, которая бы позволяла минимизировать сложности, связанные с закрытием больниц. В частности, больше привлекать к этому вопросу и частные организации, которые довольно успешно справляются с задачей обслуживания населения.

Вообще─то, нынешняя «Прямая линия» общения государя с народом имела место 14 апреля 2016 года, то есть магическая «формула, которая бы позволяла минимизировать сложности, связанные с закрытием больниц» уже должна была быть разработана и представлена к высочайшему рассмотрению. Так что вот тут бы президенту и помянуть об этом несомненном успехе в процессе нахождения оптимальных путей оптимизации здравоохранения. Но нет, аккурат об этом ни слова, снова лишь некие благие пожелания насчет отрубания кошке хвоста по частям.

Между тем, как сообщалось ранее, из 952 медицинских организаций за 2014─2018 годы предполагается ликвидировать 41 медицинскую организацию, реорганизовать в качестве филиалов 911 медицинских организаций. В результате к концу 2018 года по сравнению с 1 января 2014 года численность больничных организаций сократится на 11,2%, амбулаторно-поликлинических организаций - на 7,2%.

Нет сомнений, подобные планы по «оптимизации» здравоохранения принимались отнюдь не бездумно, а очень даже продуманно. И заветные «99% по заполнению» теперь уже учреждений здравоохранения будут не только достигнуты, но и перекрыты. Так что нынешние забитые под завязку коридоры поликлиник и ближайший фельдшерско─акушерский пункт за 150 км ─ это еще цветочки. Так же как и записи на полугодовые очереди для обследования у врача─специалиста, и тысячами мрущие больные, так и не дождавшиеся жизненно необходимой операции «по квоте».

И в системе МСЭК полным ходом идет та же самая «оптимизация», в результате которой во многих регионах России уже сегодня объединены бюро в сельских районах, так что инвалидам приходится за всякой новой бумажкой, за всяким новым росчерком в ИПР тащиться за десятки, а иногда и за сотни километров. Кстати, по нормативно-правовым документам МСЭ расчет «полноценного» бюро МСЭ происходит из расчета 70–90 тысяч населения. И это при том, что даже в Центральной России хватает местностей, где для выполнения этих нормативов необходимая «территория охвата» превышает площади иных европейских стран. Что уж говорить про восточные регионы нашей необъятной родины, где счет идет уже на тысячи километров.

И вот ведь что интересно. На содержание бессмысленной и беспощадной чиновной орды деньги в бюджете исправно находятся. Отнюдь не анекдотом выглядит ситуация, когда в сельском «муниципальном образовании» количество штатных единиц госаппарата всех уровней едва ли не превышает число «зарегистрированных избирателей». В период выборов щедро летят на ветер сотни миллионов, миллиарды бюджетных рублей на то, чтобы вертолеты долетели до каждого чума оленеводов в необозримой северной тундре, чтобы пароходы доплыли до глухих таежных становищ по великим сибирским рекам, чтобы «передвижные пункты голосования» добрались до забытых Богом и начальством деревень в вымирающем русском Нечерноземье, где доживают свой многотрудный век две─три старухи.

Но на то, чтобы, скажем, организовать транспорт для проживающих где─нибудь в сельском муниципальном образовании инвалидов, нуждающихся в еженедельном гемодиализе, до ближайшей «искусственной почки», денег нет. А если надо, как минимум, два раза в неделю? А если надо добраться до ближайшего бюро МСЭК, которое после «оптимизации» отодвинулось на пару─тройку сотен километров? 

У нас ежегодно тратятся десятки, сотни миллионов на прокормление постоянно действующих избиркомов, которые самоотверженно трудятся аж два─три месяца в году, да и не в каждом еще году. Но при этом в том же самом бюджете нет денег на содержание фельдшерско─акушерского пункта в селе, которое не дотягивает до положенных нормативов. По всей стране арендуются (а значит оплачиваются из бюджета) сотни, тысячи помещений для бесчисленных «общественных приемных» представителей президента, представителей партии власти, ОНФ, партий парламентской оппозиции, всей прочей нашенской депутатской шушеры, и при этом никаких тебе нормативов по заполняемости. В этих благоустроенных апартаментах сидят тысячи штатных единиц, которые за нехилый оклад содержания «мониторят нужды» электората. 

При этом в полном соответствии с подмеченной еще М. В. Ломоносовым закономерностью, «ежли где что прибудет, то в другом месте непременно столько же убавится». То есть, чем больше всех этих общественных приемных, тем меньше «койко─мест» в муниципальных больницах, врачей─специалистов в городских поликлиниках, и тем беспощаднее идет «оптимизация» тех же бюро МСЭК. Чем больше в разного рода «органах представительной власти» плодится и размножается депутатов на профессиональной основе, тем больше становится «срок эксплуатации» ТСР для инвалидов. Даже если формально никто ничего не отменяет, а просто, что называется, «по факту» деньги поступают не раньше, чем в мае. Соответственно, полгода считается «как бы не бывшим», а значит сэкономленные на твоих подгузниках средства и помогут, в том числе, наскрести те самые недостающие 500 миллионов рублей, которых сегодня не хватает для организации предстоящих в сентябре выборов в Госдуму на должном уровне. Тем более кризис на дворе, а значит «мозг нации» нуждается в усиленном питании. 

Забота о народе крепчает, и можно лишь повторить, что этот народ мы знаем по именам. Имена же остальных─прочих Ты, Господи, веси! И вся─то наша жизнь есть борьба… Победа будет за нами? А как же! Вот подгузники наконец выдали. С праздником, товарищи!
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»