Барин из Парижа

Где находятся "закрома родины", и кто из них кормится.

...000.jpg
Итак, вялотекущую дискуссию по обмусоливанию предложенных президентом В. В. Путиным поправок в Конституцию им. Б. Н. Ельцина намечено завершить всенародным празднеством 22 апреля. С оплатой за счет казны внеочередного красного дня календаря, совершенно, как всегда, случайно совпавшего со стопятидесятой годовщиной низложенного вождя мирового пролетариата. Уж не наклевывается ли у нас, дорогие россияне, новый государственный праздник? 


Сразу после оглашения очередных судьбоносных реформ народ, как ему и положено по уставу благочиния, не замедлил откликнуться на высочайшее пожелание проявить инициативу и стал валить в кучу что ни попадя: от закрепления в Основном Законе непременного условия брать в супруги лицо противоположного пола до неотъемлемого права каждого гражданина России разбивать яйцо с того конца, с какого ему в голову вступит. На что власти у нас всегда смотрят с доброй отеческой улыбкой, даже поощряя эдакие проявления свободомыслия.

При всем том, как ни странно, был совершенно  обойден вопрос, еще, кажется, совсем недавно общественные умы весьма занимавший и даже провоцировавший до крайности эмоциональные дискуссии. Некоторым образом даже  удивительно, что само не вполне благозвучное слово "реституция" так и не было ни разу упомянуто. 

Вообще, в нашей уже бесповоротно вставшей с колен стране столь же, кажется, окончательно признана "несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России" сама тема реституции. То есть возврата собственности, отнятой у граждан в ходе экспроприации, коллективизации, репрессий и т.д., изначальным их владельцам.

Уместно для начала вспомнить, что после Октябрьской революции 1917 года в России были приняты декреты "Об отмене частной собственности на недвижимость в городах", "Об отмене права пользоваться сбережениями", "О национализации предприятий", "Об отмене права наследования". Эти декреты лишили граждан собственности как таковой. В Советском Союзе вопрос о возвращении имущества, естественно, не мог даже и возникнуть. А вот в 91-м году, после того, как пошабашили со строительством коммунизма в отдельно взятой за горло стране, о реституции заговорили было всерьез. Однако, так уж у нас заведено, поговорили эдак лет 8-10, а там вроде как и само заглохло. Почему же?

Здесь следует иметь в виду одно чрезвычайно важное и в то же время крайне деликатное обстоятельство. Как бы привлекательно в устах профессиональных борцов за права трудящихся ни звучало само словосочетание "общенародная собственность", но на деле именно остатки этой самой "общенародная собственность" сегодня является гарантией сохранения всевластия чиновников и столь же неизбежного, как следствие, продолжения произвола исполнительной власти. 

Потому что у каждого конкретного куска общенародного пирога, у каждого конкретного "объекта" общенародной вроде бы собственности всегда есть столь же конкретная инстанция, столь же конкретный столоначальник, который облечен полномочиями распоряжаться этим куском общенародного пирога по своему усмотрению. То есть, в сущности, по своему произволу. И это при том, что никакая нефтяная скважина не сравнится по величине потенциальной "отдачи" с росчерком пера соответствующего чина под соответствующей бумажкой.

Есть известная цитата английского публициста XIX века Томаса Джозефа Даннинга, обычно приписываемая Карлу Генриху нашему Марксу: "... при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы". Речь здесь о капитале, но, в сущности, это портрет нынешнего российского чиновника.

Так вот, для российского чиновника средней руки 300 процентов чистой прибыли - это ни о чем. Потому что он не вкладывает вообще ни копейки личных средств. Он просто черпает полными, сколько рук хватит, горстями из бездонного кармана той самой общенародной собственности. И именно он, чиновник, будет стоять до последнего на страже тех самых закромов родины, из которых сегодня так сытно кормится.

486864.jpg
В самое последнее время ярославцы поимели незавидную возможность лишний раз в этом убедиться. Осуществляемая "рокировочка" с переносом троллейбусного депо № 1 в Брагино может служить наглядным подтверждением того, что сегодня именно чиновник является хозяином в городе. Именно чиновник определяет, где чему быть, а чего горожанам не миновать. Что снести, куда что перевести и сколько кому конкретно за это дать. из дырявого общего кармана.

В сущности, не имеет особого значения, как там на самом деле у нынешнего мэра Ярославля В. М. Волкова с приписываемыми ему недоброжелателями родственными связями с предполагаемыми фирмами-застройщиками "высвобождающейся" в результате комбинации с переносом троллейбусного депо территорией. Суть-то в другом, в самой возможности распоряжаться муниципальной собственностью на многие миллионы рублей, которая сегодня на вполне законных основаниях предоставлена узкой группе лиц из числа руководства мэрии. И это лишь один из очень многих примеров. Так что до тех пор, пока в закромах родины будет оставаться хоть кроха общественного пирога, даже разговоров на тему реституции "они" не допустят. Тем более в период очередного торжества нашей ни на что не похожей и очень суверенной, как известно, демократии. 

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»