Радоваться каждому дню

Каждый день в комплексном центре социального обслуживания населения Фрунзенского района начинается и заканчивается звонками с просьбами о помощи. К нам обращаются инвалиды, пожилые люди, нуждающиеся в понимании и участии.

Каждый человек, которому мы помогаем в решении тех или иных вопросов, чему-то учит и нас самих. Строгие и ворчливые – терпению, улыбчивые и добродушные – умению радоваться жизни, а рукодельницы будят дремлющие в нас таланты… И у каждого – своя история, свой урок.

Моя коллега Ольга Николаевна Агафонова работает в сфере социального обслуживания вот уже 18 лет. Начинала социальным работником, сегодня – специалист по социальной работе организационно-методического отделения. Она и поведала одну интересную историю.

– С Ниной Федоровной Смирновой я познакомилась по долгу службы. Однажды, переступив порог ее квартиры, я невольно замерла: со всех стен на меня смотрели чудесные картины, – рассказывает моя коллега. – Я будто растворилась в этих картинах: ощутила морозное дыхание зимнего вечера, трогала только что народившийся нежный бутон, слышала звон церковных колоколов… В комнате на крышке пианино застыли куклы в национальных платьях. Повсюду красиво вышитые подушечки, салфеточки и накидочки. Все это – творение рук хозяйки дома. Оказалось, что предыстория этой «домашней экспозиции» интересна и печальна одновременно.

– В 1933 году наша семья, спасаясь от голода и безработицы, переехала из Воронежской области в Ярославль, – поделилась со мной Нина Федоровна. – Мой отец Козлов Федор Григорьевич, прекрасный столяр-краснодеревщик, устроился на завод №345 (позже он был переименован в судостроительный). В 1940 году «тройка», заседавшая тогда в «сером доме» и имевшая безграничные полномочия казнить и миловать, осудила его по печально знаменитой 58-й статье. В то время мне было всего 9 месяцев… У мамы остались на руках шестеро детей: пять мальчишек и я – грудничок.

Отец вышел на свободу через 7 лет, а реабилитирован был только спустя 20 лет, в 1960-м. И даже после этого он долгое время не мог получить разрешение на прописку в Ярославле. Таких людей, как он, тогда высылали за 101-й километр, поэтому отец скитался по деревням. Работал бригадиром строителей – руки-то были золотые! После реабилитации отец продолжил бригадирское дело, но уже в 1-м городском строительном тресте: трудился на восстановлении дома-музея Н.А.Некрасова, стелил паркет в Ярославском гарнизонном Доме офицеров.

Эхо той репрессии не обошло стороной и нас, детей. Мои братья не смогли поступить в военное училище. Мне указали на дверь, когда после 10-го класса я пыталась устроиться на работу на завод.

Но время все ставит на свои места. На судостроительном заводе до сих пор помнят нашу рабочую династию, ведь в общей сложности рабочий стаж всех членов нашей семьи составил около 200 лет!

В Ярославле издана Книга памяти «Не предать забвению», в которой запечатлены имена моих родителей – Козловых Федора Григорьевича и Натальи Андреевны, а также одного из моих старших братьев – Виктора Федоровича. Еще мальчишкой, в 14 лет, он устроился на завод простым рабочим и прошел путь до инженера оснастки. Сорок семь лет своей жизни он отдал этому предприятию. Долгие годы его фотография висела на Доске почета. К моменту создания Книги памяти других моих братьев уже не было в живых, поэтому их имена не включили в список. Думаю, что это неправильно. Мы все хлебнули горя, и было бы справедливо отдать дань памяти всем.

После смерти отца мы с мамой прожили вместе 14 лет. У нее была долгая, нелегкая, но все же счастливая жизнь. Умерла она в возрасте 93 лет. После ее кончины я очень тосковала, для меня будто мир опустел. Тогда я и стала рисовать. Причем раньше даже не подозревала, что во мне есть хоть частица таланта художника. Руки сами потянулись к бумаге и краскам… Начала с цветов. Сколько я их нарисовала! Потом перешла на пейзажи, стала рукодельничать. За этими занятиями мне становилось легче.

У меня уже прошли три персональные выставки. Две – в помещении отделения дневного пребывания центра социального обслуживания Фрунзенского района – для участников и ветеранов Великой Отечественной войны, блокадников и репрессированных. Третья была организована для читателей в библиотеке им. Чехова. Отдельная благодарность членам ассоциации жертв политических репрессий города Ярославля «Возрождение», благодаря которым я решилась выставить на обозрение мои работы.

Так получилось, что моя печаль постепенно перетекла в душевную светлую радость, которую я постаралась воплотить в своих картинах и рукоделии. У меня трое детей и трое внучат. Все это перейдет им по наследству и будет напоминанием о моей матушке. И, может, в ком-то еще проснется талант.

Слушая этот рассказ, я невольно вспомнила другую встречу…


Однажды, когда я отправилась навещать наших клиентов, дверь мне открыла приветливая, улыбчивая женщина. В ней было столько сердечной простоты, открытости и гостеприимства, что у меня возникло чувство, что мы давно знакомы.

Римма Ивановна Жиженкова вот уже 15 лет передвигается при помощи инвалидной коляски и плохо видит. Но в доме все чисто, уютно. Стирать, готовить, убирать в квартире, ухаживать за мужем, насколько позволяют силы, – ее повседневные обязанности. Никто из­за болезни их не отменял.

– Сама я родом из деревни Аристово Ярославского района, – рассказала Римма Ивановна. – Работать всегда любила, здоровья не жалела. Куда направит председатель, туда и шла. За трудодни. Все умела: боронить, полоть, косить, скирдовать, коров пасти...

Вышла замуж в 20 лет, родила сына Николая. А когда муж устроился на работу шофером на железнодорожный вокзал Ярославль­Московский, я и сама перешла туда кладовщиком в локомотивное депо ТЧ­2. Коллектив был – как одна семья. Мне и квартиру профком выделил, походатайствовали за нас с мужем. Шестнадцать лет я проработала в депо, а пролетели они как одно мгновение! Увольнялась со слезами, по болезни… Вот уже 29 лет прошло с тех пор, а помню все, как будто вчера было.

В день рождения, 8 марта, дозвониться до Риммы Ивановны невозможно. Поздравляют друзья, знакомые, бывшие коллеги... До 30 звонков в день!

– Столько лет прошло, а не забывают. Рассказывают, как у них дела, советуются. Я в курсе всех событий! – говорит пожилая женщина.

Римма Ивановна уже 5 лет состоит на учете в отделении социального обслуживания на дому. Ольга Владимировна Кадочикова, социальный работник, который ее обслуживает, поделилась: «Такого сердечного, жизнелюбивого человека чрезвычайно редко встретишь. Я не помню, чтобы Римма Ивановна роптала, осуждала, обвиняла, хотя ей приходится несладко. И меня она иной раз и успокоит, и пожалеет. Смотришь на нее и думаешь: сколько вокруг людей, здоровых телом, но немощных духом, прожигающих свою жизнь! А быть человеком больным, но при этом сохранить силу духа – вот подвиг в этой жизни! Болезнь может сразить человека, но это не значит, что она его победила. Для меня Римма Ивановна – пример доброты и жизнестойкости. Если чувствую, подкрадывается уныние – сразу ее вспоминаю. И становится легче…»

Наша профессия учит нас ценить жизнь, с пониманием относиться к старшему поколению. Мы встречаемся с интересными людьми, общение с которыми обогащает и учит радоваться каждому новому дню. Один из наших подопечных, пенсионер Александр Михайлович Рогожин, написал такие строки: «…новый день упал в ладони, и надо нести его трепетно, как только что народившегося птенца: ласково и нежно, с радостью, как подарок небес, бережно, чтобы еще осталось и на завтра…». Прекрасные слова, не правда ли?!

Лилия ТИМАЧЕВА,специалист по социальной работе Фрунзенского КЦСОН


Городские новости


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

Все о технологии молока http://milk-industry.ru