Секты: нет термина – нет проблемы

В России около 1 млн человек вовлечено в деструктивные и оккультные секты. Но противостоять им мешают пробелы в законодательстве.

Первая секта (или ересь) возникла на Руси еще в XV веке, это было движение так называемых стригольников. За ней следовали новгородско-московская ересь, ересь нестяжателей и иосифлян и многие другие. На рубеже XVII-XVIII веков в России возникла секта так называемых хлыстов. Впоследствии она распространилась на большую часть Центральной России и на Сибирь.

Под понятием религиозной секты в Большом юридическом словаре подразумевается "отколовшаяся от основного или господствующего религиозного вероисповедания группа верующих, придерживающаяся своих взглядов и толкований его отдельных догматов, обрядов, поучений". При этом данный термин практически не употребляется в нормативных актах РФ.

Сейчас в России зарегистрировано более 20 тыс. религиозных организаций и около 60 различных теологических направлений. Ежегодно регистрируется еще около 1,5 тыс. новых, а затем каждый год около 300-400 из них признаются экстремистскими и запрещаются.

Точное количество действующих на территории нашего государства сект подсчитать невозможно, считает президент Российской ассоциации центров исследования религии и сект (РАЦИРС) Александр Дворкин. В числе причин, способствующих развитию сектантства в России - отсутствие религиозного образования и социальная нестабильность, сказал Дворкин Interfax-Russia.ru.

По данным РАЦИРС, сейчас в России самой крупной сектой считается организация неопятидесятников, продолжающая свой численный рост и по сей день. Затем идут Церковь свидетелей Иеговы, сайентологи, мормоны и муниты. Так же довольно известны такие секты как секта Виссариона, Белое Братство, "Аум Синрике", Богородичный центр, секта Анастасии, культ Грабового, Международная церковь Христа, мормоны, фалуньгунь, кришнаиты, секта Порфирия Иванова и др.

В принципе, в соответствии с федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" любая секта может зарегистрироваться как религиозная организация или действовать как религиозная группа. Однако это возможно в том случае, если ее вероучение и обряды не сопряжены с причинением вреда здоровью граждан или с иными посягательствами на их личность и права и не побуждают граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей.

Однако, как правило, секты носят асоциальный характер, проповедуя доминирование внутренних правил над законами, моралью и традициями общества. Среди подобных объединений немало таких, которые оказывают разрушительное воздействие на психическое, духовное, а в некоторых случаях и физическое состояние человека. Многие секты, появившиеся в последние годы в нашей стране, существуют полулегально или даже противозаконно.

Обычно они строятся по принципу иерархии вокруг духовного лидера и базируются на контроле сознания участников. При этом могут использоваться различные приемы и методы воздействия на членов секты, которые представляют собой прямую опасность для их жизни и здоровья. В криминологии подобные религиозные секты называются тоталитарными.

Всего в России активно действуют около 80 тоталитарных сект. По оценке президента РАЦИРС, только "штатных" членов этих организаций насчитывается минимум 600-800 тысяч.

Новые дискуссии по поводу деятельности сект в России вновь всколыхнула ситуация с 35 пензенскими затворниками, которые в ожидании "конца света" с ноября 2007 года находились в землянке в селе Никольское в Бековском районе (Пензенская область). Кстати, духовный лидер "сидельцев" Петр Кузнецов не спускался в пещеру вместе со своими последователями для ожидания "конца света", поскольку, будучи признанным невменяемым, находился в психиатрической лечебнице. Позднее, когда затворники захотели, чтобы он участвовал в переговорах, его выписали из больницы. В настоящее время он вновь находится в больнице.

Итогом переговоров с пензенскими затворниками, которые длились почти четыре месяца, стал добровольный выход 28 марта из землянки семи затворниц. Чуть позже, 1 апреля, после того, как в пещере обрушились две кельи, выбрались еще 14 человек; 2 апреля убежище покинули женщина с двумя детьми. 9 человек вышли из землянки в ночь на 16 мая. Во время затвора умерло 2 женщины.

Как считают в Московском патриархате, религиозная безграмотность пензенских затворников не позволяет отнести их ни к одной из конфессий. "Их воззрения сформированы их самозваными учителями и сомнительными брошюрками", - сказал порталу "Интерфакс-Религия" замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

Нижегородская область – один из регионов, в которых представлено все многообразие крупных мировых сект. По словам представителя нижегородского УФСБ, в настоящее время в области действует около 240 различных религиозных и оккультных организаций, включая представителей крупных новообразованных религиозных объединений, в том числе тоталитарного и деструктивного толка, таких как сайентологи или "Свидетели Иеговы", контактеры, неоязычники а также разрозненные группы сатанистов. Одни только необаптисты представлены почти двумя десятками организаций, каждая из которых ориентирована на определенный круг населения: наркоманов и другую неблагополучную молодежь, на пожилых людей, на бизнесменов, на военнослужащих, на заключенных в тюрьмах, студентов, людей с явными отклонениями в психике.

Теоретически, с подобными сектами призвана бороться статья 239 УК РФ, которая устанавливает ответственность за "создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство таким объединением, участие в его деятельности и пропаганду вышеуказанных противоправных деяний".

Однако, доказать психологическое насилие очень трудно. Как пояснили Interfax-Russia.ru в нижегородском УФСБ, для этого необходимо, чтобы человек сам пришел в правоохранительные органы и заявил о совершенным над ним актом психологического насилия. Но даже в этом случае доказать сам факт и причастность к нему посторонних лиц или организаций крайне непростая задача, даже для опытных следователей прокуратуры. А, в случае положительного решения суда, необходимо будет еще долго доказывать, что это насилие изначально заложено в вероучение данной группы.

Конечно, если будут иметь место неопровержимые доказательства нарушения уголовного или административного законодательства, то деятельность организации может быть запрещена. Но секта с легкостью может продолжить свою деятельность под другим названием, лишь немного изменив принципы "вероучения".

К сожалению, в российском законодательстве до сих пор не существует четкого, закрепленного правовыми нормами, определения понятия секты, а, следовательно, невозможно установить признаки, на основании которых организация может подпасть под это понятие. В Общественной палате РФ, обратившей внимание на эту проблему, считают, что России нужны более четкие критерии выявления экстремистских групп и тоталитарных сект и введение более жестких требований к регистрации религиозных организаций.

Недавно Генпрокуратура РФ разработала законопроект "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с совершенствованием деятельности по противодействию экстремизму". Пока документ официально не внесен в Госдуму, однако в апреле его текст был роздан членам комитета по безопасности в рамках обсуждения вопроса о законодательном обеспечении противодействия преступности на почве национальной, расовой и религиозной нетерпимости. Законопроект, в частности, предусматривает предоставление к перечню документов, необходимых для государственной регистрации религиозной организации, образовательных программ, если организация занимается религиозным образованием. А отсутствие госрегистрации религиозных образовательных программ или их обновленного варианта может стать основанием для ликвидации соответствующей религиозной организации.

Как заявила "Интерфаксу" председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию гражданского общества Мария Слободская, под этот закон обязательно подпадут все организации, которые ведут просветительскую деятельность в РФ. Однако М. Слободская считает неправомерным тот факт, что данный законопроект затронет все религиозные организации. Она отметила, что с одной стороны, общественность обеспокоена тем, что под видом религиозных и образовательных организаций действует довольно много религиозных сект и пропагандистских движений. А, с другой стороны, добавила она, в России существует довольно много нормативных документов, связанных с борьбой с экстремизмом.

Помимо закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", существует еще статья 28 Конституции РФ, которая гарантирует свободу совести, включая право исповедовать индивидуально или совместно любую религию либо не исповедовать никакой, а статья 30 дает право на создание объединений, с оговоркой, что никто не должен быть принужден к вступлению в них. Деятельность государства и религиозных организаций также регулируют УК, УПК и КоАП РФ, федеральные законы "Об общественных объединениях", "О милиции РФ", "Об оперативно-розыскной деятельности", "Об альтернативно-гражданской службе", "О противодействии экстремистской деятельности" и иные законы и подзаконные нормативные акты.

Законов много. Однако, отсутствие четкой правовой терминологии, закрепленной в законодательстве, а также неспособность законов противодействовать религиозной преступности, позволяют сектам безнаказанно проникать на территорию страны. Это же не позволяет привлечь к ответственности руководителей и организаторов данных течений. Получается, что нет термина – нет проблемы…

Тема сектантства – болезненная для России тема, считает руководитель Саратовского отделения Центра религиоведческих исследований Александр Кузьмин. Отсутствие планомерной государственной работы в этой области может привести к трагическим последствиям. "Свобода религии – это относительное понятие, им нужно уметь пользоваться", - заявил А. Кузьмин Interfax-Russia.ru. По его мнению, государство должно создать определенные структуры, которые будут заниматься проблемой сектантства и информированием населения об опасности "психологического терроризма".

Известный специалист по противодействию сектам священник Олег Стеняев также считает, что основная проблема сегодня в том, что в России противодействием сектантству занимаются только энтузиасты, а для властей такого понятия, как секта, не существует, а сама секта для них - "такая же религиозная группа, как и любая другая".

По мнению собеседников Interfax-Russia.ru, активизация работы всевозможных сект в России и по всему миру идет от безграмотности, отсутствия религиозной культуры. "Будет культура – появятся ученые, будут научные работы, профессиональные школы, которые будут заниматься реальной работой по сектам, благодаря этому появится терминология, научная и юридическая обоснованность. В дальнейшем появятся социальные институты, предупреждающие появление сект и сковывающие деятельность уже существующих. Немалая роль в создании подобных структур должна лежать на представителях традиционных российских конфессий, имеющих большую историю и по определению заинтересованных в сохранении и приумножении собственной паствы. Это - работа, планомерная, научная и практическая работа", - отметил представитель нижегородского УФСБ.

По его мнению, в школе необходимо ввести предмет истории и культуры религий – сравнительный религиоведческий и культурологический анализ, который может дать начальные знания основных религиозных конфессий и культов.

Факт сильного негативного влияния тоталитарных сект на население, наверное, уже не требует доказательств. Особую же обеспокоенность вызывает деятельность лидеров тоталитарных сект, связанная с наращиванием своего политического и экономического влияния, как на местном, так и на федеральном уровне. Например, сайентологи активно лоббируют свои интересы среди политиков и даже стараются заполучить их в ряды адептов.

Недостаточно продуманная политика государства в сфере религиозных отношений позволяет членами религиозных тоталитарных сект практически безнаказанно совершать преступления, связанные с деятельностью этих сект.

Стоит также напомнить, что, согласно Конституции РФ, церковь отделена от государства. Поэтому государственный контроль над деятельностью религиозных организаций должен быть основан на четких критериях и предельно дистанцирован от интересов какой-либо из конфессий независимо от их роли в конкретном обществе. А единый нормативный акт, регулирующий вопросы предупреждения преступлений, совершаемых членами религиозных тоталитарных сект, должен все-таки предусматривать не только административную, но и серьезную уголовную ответственность.

Обозреватель Полина Шишкина

Интерфакс

Поделиться
Комментировать