Мистики в реалиях: Григорий Распутин

У Григория Распутина и при жизни, и после смерти сохраняется устойчивая репутация "фаворита царской семьи".При этом большинство забывает, что сам Григорий Ефимович стремился олицетворять некую "мистическую демократию в русском стиле".В своих немногочисленных работах он приобщал оторванное от родных корней российское общество к тайным мистическим сторонам русской души.

Распутину приписывается авторство, вышедшей в 1915 году книги "Мои мысли и размышления", в которой есть следующие строки: "Узнаешь себя, когда умрешь, а кто при жизни себя хочет узнать, тот глуп. Когда бы мы себя знали — мы были бы боги. Не будем философствовать, только устанем. Проще себя держать, когда все узнаешь, понемножку. В простоте — явление всего. А потому в простоте является премудрость". Эти мысли как-то мало согласуются с расхожим образом Распутина, явленным в литературе и кинематографе.

Известный историк культуры Александр Эткинд отмечает: "После десятка томов, которые были написаны о Распутине с очевидно корыстными целями, узнать "правду" о нем кажется вовсе невозможным. Критика источников в той области ведет к пустоте. Слишком многое, что говорилось и писалось о Распутине, было выдумано".


Писатель Алексей Варламов, написавший одну из последних биографий фаворита царской семьи, подметил одну особенность нарратива (повествования. — Ред.) о Распутине: "В том море книг, статей, фильмов, мемуаров, научных, большой частью околонаучных исследований, докладов и обзоров, бульварных книг, спекулятивных историй, которые посвящены Григорию Распутину, его подлинные черты давно утратились, стерлись, мифологизировались до такой степени, что восстановлению не подлежат. Вероятно, надо примириться с тем, что всей правды о Распутине мы так и не узнаем. И не потому, что знаем недостаточно, а потому что знаем слишком много, и это знание наслаивается, как несколько одновременно звучащих в диссонансе музыкальных инструментов".


Достаточно воспроизвести название большинства фильмов о Распутине, снятых на Западе за полвека, как станет понятно, какой образ старца был востребован обывателями. Тут фигурируют в разных вариациях несколько слов, например, "оргии" или "демон" ("Оргии при царском дворе", "Распутин: демон женщин", "Распутин: демон России" и т. п.). В названии одной британской киноленты прозвучал неприкрытый намек на "сумасшествие" Григория Ефимовича, названного к тому же "монахом" — Rasputin: The Mad Monk. Благодаря шлягеру западно-германской группы Boney M за Распутиным прочно закрепился имидж Lover of the Russian Queen - "любовника русской царицы".


Эстафетную палочку от западных авторов подхватили и наши литераторы: будь то давний роман Валентина Пикуля или относительно недавний Эдварда Радзинского. Облик такого Распутина в прижизненной ему публицистике объяснялся текущим моментом, когда столкнулись непримиримые враги, в посмертной судьбе — жаждой нажиться на известном имени. Поэтому имеет смысл рассмотреть биографию Григория Ефимовича Распутина-Новых исключительно как религиозного мистика.


Матрена Григорьевна Распутина, дочь "старца Григория" в своей книге утверждала: ее отец сызмальства был настолько прозорлив, что неоднократно "прозревал" чужие кражи. Между прочим, по этой причине он никогда не был "конокрадом", что приписывали ему его враги. Григорий думал, что и другие "прозревают", как и он, и оттого, мол, не воровал.


Объяснение, как видим, не в пользу Распутина. Получается, если бы никто не "прозревал" — можно было бы и стянуть то, что плохо лежит. Ни сам Распутин, ни благожелательно настроенные к нему люди никогда не утверждали, что он прожил жизнь без греха. Греховная жизнь в молодые годы нашла отражение в биографии, которую написал очень хорошо знавший Распутина митрополит Вениамин (Федченков), и которая была составлена по поручению императрицы Александры Федоровны.


Будучи совсем юным, Григорий начал странствовать по святым местам. Недоброжелатели обвиняли его в нелюбви к мужицкому труду и поисках легкой жизни. Григорий Ефимович в своем "Житии" жаловался на одолевавшие его болезни, от которых он "по сорок ночей не спал", но был исцелен Симеоном Праведным Верхотурским. К тому же, по словам самого Распутина, ему "Господь помогал работать", и что он "никого не нанимал, трудился сам, ночи с пашней мало спал". Старец умолчал, что ему помогала еще и его жена Прасковья. Об этой женщине, которая была на три года старше Григория, все ее знавшие отзывались очень тепло. Работящая и богомольная, она родила семерых детей, трое первых из которых умерли, трое следующих выжили, и последняя девочка также умерла.


Григорий и Прасковья обвенчались 2 февраля 1887 года. Вскоре после женитьбы Распутин принялся за строительство нового большого дома, но, как пишет Матрена, "когда в доме воцарился покой, отцу начали сниться странные сны. То ли сны, то ли видения — Казанская Божья Матерь. Образы мелькали слишком быстро, и отец не мог понять их смысла и значения. Беспокойство нарастало. Отец мрачнел, избегал разговоров даже с близкими. Душа терзалась". Так продолжалось до тех пор, пока случайный попутчик, студент-богослов, а по другой легенде, епископ, не сказал Распутину, что того позвал Господь, которого "ослушаться грех".


Когда Матрена Распутина давала свидетельские показания судебному следователю по особо важным поручениям при Омском окружном суде Н. А. Соколову, она сказала про отца, который "перестал пить, курить и есть мясо и ушел из дома. Я думаю, что на него так воздействовал известный в наших местах странник Дмитрий Иванович Печеркин, родом из деревни Куличи (верст 300 от Тобольска). По крайней мере, перед уходом отца Печеркин у нас был, и они ушли тогда вместе с отцом". Слова дочери отчасти подтвердил жандармский генерал А. И. Спиридович, писавший, что Распутину в поле явилась Богородица и он решил идти на Афон.


Однажды Распутин пришел в кабинет этнографа и исследователя русского сектантства Владимира Бонч-Бруевича. Впоследствии этот человек станет управляющим делами Совнаркома и частым собеседником Ленина. В начале XX века социалист-нелегал Бонч-Бруевич был известен в узких кругах исключительно как этнограф и исследователь тайных сект. Войдя к исследователю в кабинет, "старец Григорий" стал рассматривать висевшие на стенах портреты. Подойдя к изображению Карла Маркса, Григорий Ефимович проницательно сказал: "Вот за кем народ полками идти должен". Широко известно, что Распутин предсказал царской семье и всей династии Романовых скорую смерть сразу же после его — Распутина — гибели.


Владимир Бонч-Бруевич, оставшийся в памяти не одного поколения советских детей, как автор жизнеописания Ильича, изданных в серии "Мои первые книжки", имел, по его словам, "семь обстоятельных бесед" с Распутиным. Как ученый Владимир Дмитриевич считал, что "Распутин принадлежит к типу православного крестьянина глухой деревенской России и решительно не имеет ничего общего с сектантством". Тех, кто полагал иначе, Бонч-Бруевич обвинял в намеренном запутывании вопроса ради "своих определенных целей". Кстати, он также предсказал смерть Распутина от рук крайне правых, поскольку, "видя, что Распутин ускользает, если не ускользнул уже совсем из сферы их (правых. — Ред.) тлетворного влияния, стали быстро валить его всеми силами".


За полгода до убийства, в июне 1916 года, Распутин уверял своих поклонниц, что ему "положено пробыть в миру еще пяток лет", а потом он укроется в глухом углу, где будет соблюдать устав древней подвижнической жизни. На самом деле, Распутин излагал вероучение секты бегунов, которые перед смертью обязаны были для своего спасения уйти в бега. Деятели Церкви чаще всего упрекали "старца Григория" в принадлежности к другой секте — хлыстам. Сам Распутин называл это клеветой. Он убеждал весь царский двор в том, что ходит в церковь, молится и соблюдает все догматы и правила.


В воспоминаниях бывшего директора Департамента полиции С. П. Белецкого говорится о внедрении на сибирскую родину Распутина агента, с целью выяснить принадлежность царского любимца к хлыстам. Из донесений следовало очевидное "уклонение Распутина от исповедания православия и несомненное тяготение его к хлыстовщине, но в несколько своеобразной форме понимания им основ этого учения, применительно к своим порочным наклонностям". Председатель Государственной думы Родзянко в изданных по-английски мемуарах тоже отмечал у Распутина "сильное пристрастие к сектантству".


Историки любят вспоминать диалог, произошедший между председателем Госдумы Михаилом Родзянко и Николаем II. Михаил Владимирович, сославшись на полицейский рапорт сказал царю, что Распутин ходит в баню вместе с женщинами, что является хлыстовским обычаем. Император возразил: "Ну и что? Разве это не принято среди простого народа?" Видимо, Николай II почерпнул знания о повседневной жизни своих подданных из книг велеречивых иностранных гостей. Стоит сказать, что эти иностранцы описывали не Россию Романовых, а Московскую Русь Рюриковичей.


Игорь Буккер


Правда.Ру


Поделиться
Комментировать