Масло безмасляное

Самый маслянистый праздник Библии - Ханука, воспоминание о том, как небольшой запас масла чудесным образом растянули на восемь дней. Поэтому на Хануку не семисвечник, а восемь лампад и одна свечка.

В Москве на Манежной площади 21 декабря, впрочем, были и не лампады, и не свечи, а нечто огромное и газовое.

Выступал один из главных раввинов России. Танцевали евреи. Выступало светское начальство. Пели евреи.

Было совершенно ясно, что всех евреев нужно срочно эвакуировать из Израиля в Москву. Здесь и только здесь им будет большое еврейское счастье. Эксклюзивное! Манежную площадь специально застроили, чтобы проклятым демократам и либералам не дать митинговать, как встарь. Тут не пройдет ни антивоенный пикет, ни британский шпион, никто и ничто не пройдет - а вот Ханука прошла!

Смотреть на это было так же неприятно, как на похороны патриарха Алексия Второго. Там - умер человек, вполне заслуживший человеческое погребение. Кстати, покойный, как уверяют эстонцы, просил похоронить его в Таллине. Но вместо нормального прощания с умершим человеком вышло нечто гламурное и почти кощунственное по бездушию. К реальному несчастному старику, наконец-то представшему перед Создателем, эта демонстрация величия и карьерных чаяний отношения не имела. Вселенскому патриарху Варфоломею даже не дали слова над гробом сказать. Время было нужно для демонстрации достоинств потенциальных преемников. А ведь родился покойный и всю юность провел именно под омофором Констатинопольского патриархата.

Чудо "умножения масла", которое празднуется на Хануку, характерно для верующего в Творца. Во время одного очень древнего финансового кризиса пророк Елисей спас от рабства сыновей несчастной женщины, муж которой умер, не отдав набранные кредиты: из одного горшочка с маслом получилось столько масла на продажу, что хватило отдать долги. "Горшочек с маслом" при этом всего лишь синоним "нет масла". Повторяется таинство творения из ничего. Во многих средневековых легендах лампады горят, хотя в них наливают воду. Предельным символом является источение масла ("мира") из икон и мощей.

Был бы праведник, верующий в Творца, а уж Творец нальет так, что мало не покажется! Такова реальность веры.

Как ни странно, чудо умножения масла напрочь отсутствует лишь в Евангелии. Иисус отнюдь не источает масла, наоборот: женщины приходят помазать Его маслом. Что характерно, опаздывают. Притча о премудрых девах отнюдь не призывает веровать в умножение масла, даже наоборот. А ведь кто знает, может, масла благоразумных дев хватило бы на всех, коли бы они поделились? Деление есть умножение...

Иисус сам, скорее, последняя капля масла, которая, однако, Свет всем и навсегда.

Чуда умножения не происходит, однако, там, где в нем не нуждаются.

Ханука на Манежной площади была демонстрацией того, что никакого масла не нужно, все есть, небеса могут отдыхать.

Похороны на Волхонке были демонстрацией того, что нужды в покойном никто не ощущает. Ни единой слезинки. Похороны сухие, как ложка нищего или как царский жезл.

Эта и есть самая мучительная ложь нашего времени и нашего места. "Все хорошо". Пародия на библейское "Хорошо!". Расцветает православие, расцветает иудаизм. Их, если будет прихоть начальства, можно без труда поменять местами - содержание речей "лидеров традиционных конфессий" не изменится.

Ложь не в том, что Ханука или кончина патриарха совпали с финансовым кризисом. Какие-то кризисы, болезни, катастрофы всегда есть, но не всегда они рукотворные, и не всегда их скрывают по просьбе рукотворцев.

Ложь в том, что пытаются изобразить религиозную и политическую свободу там, где ее, свободу, истребляют. Выборочная свобода - худший деспотизм.

Стыдно выходить на площадь, когда на нее нельзя выйти без разрешения начальства.

Стыдно изображать еврейское счастье там, где антисемитизм опять расползается кляксой.

Стыдно, в конце концов, танцевать на казенные деньги - как стыдно на казенные деньги, впрочем, и оплакивать умершего. На казенные деньги все стыдно, сухо и казенно.

И не спрашивайте справки, что деньги казенные. Предъявите лучше справку, что они из карманов иудеев (если говорим о Хануке на Манежной) или православных (если говорим о похоронах с трансляцией).

Хуже масла масляного только масло безмасляное, религия без веры, празднование чуда без потребности в чуде. Продать масло, чтобы выкупить детей, - одно, продать совесть, чтобы выкупить веру, - совсем-совсем другое.

Самый яркий обычай Хануки - волчок. В виде кубика на спице, а на каждой грани по одной букве: Н, Г, К, Ш.

По одной из версий, это четыре слова на идише: "Ништ" - "Ничего не выиграл", "Ганц" - "все деньги твои", "Калб" - "половина твоя", "Шэцн" - "платишь ты".

По другой версии, это четыре слова на иврите: "Нес" - "чудо", "Гадоль" - "большое", "Кара" - "случилось", "Шам" - "там".

Что ж, где праздник, там свобода. Каждый волен выбрать Чудо или Наличность, реальность Истины или реальность выживания, платишь ты или платят тебе, капельку неоскудевающего масло или бешеный поток нефти, газа и благоволения начальства. Но, конечно, и Тот, Кто создал начальство, масло и тебя, тоже свободен выбирать. 

Священник Яков Кротов

Грани
Поделиться
Комментировать