Иоанн Павел II: Папа навязчивой "любви"

Во дворе Библиотеки иностранной литературы открыли памятник римскому папе Иоанну Павлу II. До сегодняшнего дня ни одного памятника понтификам в первопрестольной не было. И событие, отмеченное в новостных лентах лишь заметкой, можно по праву назвать историческим .

Для всего христианского мира Москва — столица русского православия. По законам межрелигиозного диалога, на установку памятника Папе нужно согласие православных верующих Москвы. Если такого согласия нет, то открытие мемориала можно смело считать провокацией.

Если бы католики спросили разрешения у православных, им бы удалось договориться. Но православную общественность просто поставили перед фактом. Об этом "Правде.Ру" рассказал Валентин Лебедев, председатель Союза православных граждан России.

"У православных москвичей не спросили, хотят ли они в своем городе памятник Римскому Папе. В принципе, ничего страшного для православных в этом памятнике нет. Внутренний двор Библиотеки имени Рудомино — это не Красная площадь. Кроме посетителей библиотеки, среди которых достаточно иностранцев из католических стран, никто этого памятника не увидит".

"Прозвучали голоса, что покойный Папа был лютым врагом всего русского и православного. Я, как православный человек и русский патриот, хочу сказать, что это не совсем так. Иоанн Павел II любил русскую классическую литературу, следовательно, не был лютым врагом России".

"Здесь интересна другая сторона вопроса. Ситуация в христианском мире такова, что католикам необходимо объединять свои силы с православными. Европа движется к духовному краху. Католическая церковь, видя апостасию Европы, по идее, должна бы объединить усилия с Православной церковью. Но этому мешают определенные внутрикатолические силы".

"Католики — традиционалисты искренне хотят диалога с православием. (…) Здесь бы и договориться насчет совместной работы. Но этого не произошло. Здравый прагматизм был вытеснен нездоровыми прозелитскими настроениями", — подвел итог Лебедев.

Католические круги Москвы объяснили открытие памятника так: "Папа очень любил Россию и надеялся ее посетить, чему не суждено было сбыться во время его земной жизни. Но сейчас для прославленного церковью нет ни политических, ни других границ, которые бы могли мешать духовному общению с каждым, кто прибегает к его заступничеству". Об этом заявили в кафедральном соборе Непорочного Зачатия Девы Марии.

Действительно, покойный понтифик любил читать русских классиков. Одна из его энциклик посвящена равноапостольным Кириллу и Мефодию. Действительно, при жизни он хотел посетить Россию. Действительно, ему это не удалось.

Все точно так, как сказали в соборе Непорочного Зачатия. Вот только причина отмены визитов была отнюдь не политическая. С 70-х годов прошлого века папские визиты в некатолические страны происходили при соблюдении Ватиканом нескольких условий.

Главное из них: согласие религиозного большинства принимающей стороны и искреннее желание видеть Римского Папу в качестве гостя. На всем протяжении понтификата Кароля Войтылы РПЦ его визитам говорила категорическое "нет". И имела на это законное право. Причем, не по своим законам, а по требованиям, которые наложил на себя сам Ватикан.

По словам протодиакона Андрея Кураева, профессора МДА, отсутствие такого приглашения объясняется боязнью лицемерия со стороны Ватикана.

"По современному экуменическому протоколу встреча лидеров церквей предполагает объятия, поцелуи, добрые слова друг о друге. Но в случае именно с этим Папой такие слова могли быть не совсем искренними. Пока между нами был железный занавес, Западная Церковь понимала, что сюда ей дороги нет, и говорила, что в общем-то и не очень хочется. Но едва железный занавес исчез, как старые проблемы и амбиции проснулись".

"Под "старыми амбициями" я, в частности, имею в виду историю с созданием в Риме учебного центра под названием "Руссикум", католической семинарии для постсоветской России. Расчет был на то, что атеистический пресс уничтожит Православную Церковь, а когда падет сам большевизм, то Рим сможет бросить в Россию десант священников, верных Папе, но владеющих и русским языком, и стилем православного богослужения", — рассказал отец Андрей журналу "Профиль".

Для чего Римскому Папе нужна русская молодежь? Первое — это кадры для российского католического миссионерства. Русский патер будет лучшим миссионером в России, чем поляк или немец. Второе — это "правильный" тип миссионера. Образованный Папа Войтыла прекрасно знал творчество Достоевского. Разумеется, ему был знаком тип "русского мальчика", готового пожертвовать жизнью радивысоких идеалов. У европейского католичества таких самоотверженных героев нет. Алеши Карамазовы есть в России. Их нужно брать тепленькими, пока за них не взялась РПЦ.

Западная Европа официально назвала себя постхристианской. Любая традиционная религия для общества толерантности — враждебный институт. Не каждый европейский юноша согласится принять целибат, чтобы стать католическим священником. В патеры идут выходцы из стран Азии и Африки. Смуглое, а то и вовсе чернокожее католическое духовенство отпугивает "белых" европейцев от костелов. Тогда католики в очередной раз вспомнили о вполне белокожих пассионариях из России.

"Из нескольких католических уст я слышал: "Простите, но мы должны принести в жертву наши добрые отношения с Русской Церковью и войти в Украину и Россию, а иначе сама наша церковь к концу XXI века станет чернокожей". Поэтому в России, Украине и Белоруссии открывается такое количество католических семинарий. (…) Для Ватикана это вопрос жизни", — сказал протодиакон Андрей Кураев журналистам.

Только успев стать Папой, Иоанн Павел II начал ставить на контроль украинских униатов. Стоит сказать, что поначалу он сдерживал антиправославные настроения грекокатоликов. Он старался поддерживать хорошие отношения и с советским руководством, и с Московской Патриархией. Результатом этих долгих переговоров стала окончательная легализация униатских общин СССР. На Украине был образован "Комитет защиты Украинской католической церкви".

20 ноября 1989 года Совет Министров Украинской ССР начал официальную регистрацию униатских приходов. Примерно в это же время "Комитет защиты Украинской католической церкви" начал насильственный захват православных храмов Украины. Грекокатолики нападали на детей украинских православных, избивали их, а потом требовали передать родителям краткое "послание": "Чемодан — вокзал — Россия!".

Униатские активисты срывали православные богослужения, избивали священников, не пускали верующих в храмы. Все это время Иоанн Павел II упорно делал вид, что антиправославная кампания на Украине его не касается. А видя, что униатские приходы окончательно легализованы, он развязал униатам руки.

В марте 1990 года на Украине заседала четырехсторонняя комиссия, решавшая вопросы межрелигиозного украинского диалога. Один из важнейших вопросов касался отношений между униатами и православными. Стороны уже нашли компромисс, как вдруг вся работа была сорвана. Представители Грекокатолической церкви заявили, что они, опираясь на резолюцию Ватикана, признают все выработанные комиссией материалы недействительными и неправомочными. Иоанн Павел II подтвердил слова униатов. Опираясь на поддержку Ватикана, униаты развязали новую кампанию по насильственному захвату православных храмов Украины.

В 2001 году Папа побывал с апостольским визитом на Украине. Визит понтифика проходил на фоне многочисленных акций протеста. Православная Украина обвинила Папу в агрессивном вторжении на каноническую территорию Московской Патриархии и в политике лицемерия. Действительно, Иоанн Павел II поехал на Украину в качестве главы государства Ватикан, а приехал как миссионер.

Согласия православных, религиозного большинства Украины, на приезд Папы, как водится, никто не спросил. Стоит признаться, понтифик дистанцировался от общения со "схизматиками". Зато его видели в обществе раскольников из "Киевского патриархата". После отъезда папы кардинал Любомир Гузар, глава Грекокатолической церкви Украины, объявил всю Украину "канонической территорией Ватикана". Вдобавок к уже имеющимся униатским епархиям, были добавлены три экзархата: Киевский (центральные области Украины), Донецко-Харьковский (Восточная Украина) и Одесско-Симферопольский. Уже в понтификат Бенедикта XVI, Гузар перенес свою кафедру из Львова в Киев. В Ватикане сказали, что решение о переносе главной униатской кафедры было принято еще Иоанном Павлом II.

При жизни папа неоднократно говорил, что Россия "должна дышать двумя легкими", католичеством и православием. В качестве символов Запада покойный понтифик называл имена кардинала Иосифа Слипого и униатского митрополита Андрея Шептицкого, оба из которых делали все, чтобы уничтожить на Украине православие. По своему обыкновению, папа не спросил согласия православных, хотят ли они дышать духом этих людей.

Может быть, Иоанн Павел II и в самом деле любил Россию. Но любовь требует диалога и взаимопонимания. Факты говорят, что Россию этот папа понимать не хотел, насильно добиваясь ее "любви".

Правда.Ру
Поделиться
Комментировать