Фанатизм без границ

Сцена публичного сожжения Корана в штате Флорида могла остаться незамеченной, если бы президент Афганистана Хамид Карзай не стал раздувать это пламя

Американскому пастору Терри Джонсу удалось прославиться на весь мир благодаря богохульству и активной раскрутке со стороны противников. Теперь его ненавидят мусульмане всего мира, презирают американцы и европейцы. Зато пастору отчаянно завидуют коллеги.

Все началось 1 апреля в Мазари-Шарифе, городе на севере Афганистана, который по местным стандартам считается одним из самых мирных и тихих. Именно поэтому представительство ООН в городе до последнего времени жило довольно вольготно. Разумеется, комплекс зданий представительства охранялся ооновскими миротворцами, непальскими солдатами и афганскими полицейскими. Тем не менее, говорят очевидцы, даже когда после пятничной молитвы 1 апреля толпа, выкрикивая антиамериканские лозунги, периодически поджигая флаги США, направилась в сторону здания представительства (едва ли не единственного иностранного учреждения в городе, которое хоть как-то можно связать с Америкой), дипломаты не слишком обеспокоились. Толпа довольно быстро прошла путь длиной чуть более километра, от знаменитой городской Голубой мечети до здания представительства ООН. Как сообщали очевидцы, попытки немногочисленных полицейских (их было около 60) разогнать толпу сначала криками, потом выстрелами в воздух еще больше разозлили собравшихся. Протестующие быстро прорвали ограждение, убив при этом нескольких непальских солдат. Непальцы, говорят очевидцы, в соответствии с действующими правилами ООН не открывали огонь по демонстрантам.

Пытавшихся скрыться сотрудников миссии ООН выволакивали на улицу. Их спрашивали, мусульмане ли они. Если ответ был отрицательным, их убивали. Если дипломаты отвечали утвердительно, их заставляли прочесть молитву на арабском языке, чтобы подтвердить свои слова. Правда, даже это не спасало дипломатов от избиения. Так, например, по данным газеты The Wall Street Journal, произошло с российским дипломатом Павлом Ершовым. Главный ооновский чиновник в Афганистане шведский дипломат Стаффан де Мистура рассказал: "Ершов, свободно владеющий языком дари, попытался отвлечь внимание нападавших от трех сотрудников миссии. "Ты мусульманин?" — спросил его кто-то из толпы. Он ответил утвердительно и даже прочел молитву. Тем не менее его жестоко избили".

В ответ на глумление над своей святыней мусульмане Афганистана и Пакистана сжигали не только символы западной власти, но и чучело пастора-провокатораФото: AP

Другим дипломатам в Мазари-Шарифе повезло меньше. К примеру, военный атташе миссии, подполковник норвежских вооруженных сил Сири Скаре попыталась бежать из миссии на автомобиле. Автомобиль облили бензином и подожгли, а потом расстреляли. Скаре погибла.

В трагедии в Мазари-Шарифе и других выступлениях в Афганистане и Пакистане, в результате которых погибло около 100 человек, а около 500 были ранены, обвинили не столько участников нападений, сколько американского пастора Терри Джонса, чьи действия, как утверждалось, и спровоцировали волну насилия. За десять дней до событий в Мазари-Шарифе Терри Джонс, руководящий в штате Флорида церковью под звучным названием Dove World Outreach Center (с учетом принятой в протестантских церквях и сектах терминологии это следует переводить как Центр мировой евангелизации Святого Духа), устроил потешный процесс над Кораном. В ходе процесса сам Джонс играл роль судьи, некий египтянин Ахмед Абаза, перешедший из ислама в христианство и открывший арабский христианский телеканал The Truth TV, был обвинителем, а бывший кандидат в президенты Судана, проживающий ныне в США имам одной из техасских мечетей Мохаммед эль-Хассан, согласился сыграть роль защитника. Все это пастор Джонс назвал днем суда над Кораном. Разумеется, Коран был признан виновным (жюри присяжных состояло из прихожан Джонса) и сожжен. Весь процесс транслировался телеканалом The Truth TV. Правда, саму церемонию сожжения Корана телеканал не показал, ссылаясь на какие-то этические нормы, которые позволяют ему требовать сожжения, но не позволяют это видеть и показывать. Тем не менее запись была сделана силами самого Центра Святого Духа и выложена на YouTube.

Суд над Кораном превратил пастора малоизвестной секты в мировую знаменитость. Кто-то уверяет, что этого на самом деле и добивался своими действиями Терри Джонс, который уже не первый год пытается обратить на себя внимание всего мира.

Джонсу 59 лет, миссионерской деятельностью он занялся много лет назад. В США его попытки создать церковь были не очень удачны, и в 1981 году он отправился покорять Европу, осев в Германии, в Кельне. Там ему удалось создать собственную церковь, которую он назвал "Христианская община Кельна". Как и все прочие представители так называемого харизматического движения в протестантизме, Джонс уверен, что только его представление о христианстве является истинным, а все прочие верующие во Христа не имеют права считаться христианами.

Джонс, говорят знающие его люди, необыкновенно тщеславен. В Германии, стране, где очень любят прибавлять к имени всякие титулы или научные степени и звания, пусть даже это будет всего лишь звание инженера, это тщеславие даже довело его до беды. Он получил почетную докторскую степень от какого-то нелицензированного и созданного при его непосредственном участии религиозного учебного заведения и стал везде именовать себя доктором Джонсом, за что и был оштрафован судом. В Германии, сообщили ему, нельзя присвоить себе докторскую степень просто так.

Там же, в отличие от США, не принято всякий раз, когда тебе что-то не нравится в уже существующих церквях, создавать собственную. Последний раз нечто подобное в стране произошло в XVI веке. Поэтому в отсутствие конкуренции Христианская община Кельна процветала. К Джонсу пришли все те, кто ненавидел католиков, протестантов, коммунистов, геев, евреев и арабов. Надо сказать, что молельня ХОК была расположена в районе, где проживает много выходцев из Турции и арабских стран. Это создавало некоторую социальную напряженность, зато о Джонсе часто писали городские газеты. Так что в Кельне пастор Джонс стал своего рода знаменитостью.

Правда, с ростом количества прихожан у Джонса начались проблемы. Не все из числа его приверженцев были готовы к безусловному подчинению, а компромиссов Джонс не любил. Поэтому в начале 2000-х годов Христианская община Кельна попросила пастора покинуть церковь, Кельн и Германию. Джонс вернулся в США, где к тому времени у него уже появилась новое место работы — тот самый Dove World Outreach Center в городе Гейнсвилл (штат Флорида). Его создали в 1985 году Дональд и Делорес Нортруп. До появления в нем Джонса церковь занималась более или менее невинным и распространенным среди американских евангелистов занятием — проклинала сексуальные меньшинства.

В ответ на глумление над своей святыней мусульмане Афганистана и Пакистана сжигали не только символы западной власти, но и чучело пастора-провокатораФото: AFP

Пастор Джонс возглавил Dove World Outreach Center в 2008 году и привнес в идеологию центра свое представление о высшем зле. Он, разумеется, как и его предшественники, очень не любил геев и либералов, но еще больше он не любил мусульман, которых считал главным злом и главной угрозой Америке. Надо сказать, что не всем в церкви смена курса понравилась. Половина прихожан, а это почти 50 человек, ушли из центра. Зато оставшиеся начали вместе с Джонсом, его женой Сильвией и их детьми заниматься разоблачением происков исламистов.

С 2008 года центр проводит постоянную кампанию под названием "Ислам от дьявола". В рамках кампании церковь продает одноименную книжку самого Джонса, футболки, кружки, брелоки и наклейки с соответствующей надписью. Правда, расходится товар не слишком хорошо. Главным источником финансирования церкви выступает компания Джонса, импортирующая и перепродающая антикварную мебель из Европы.

В первый раз пастор Джонс объявил о намерении сжечь Коран, который, по его мнению, сеет злобу и ненависть, в прошлом году. И на некоторое время стал знаменит. Новость о дне сожжения Корана, которым он объявил 11 сентября 2010 года, то есть очередную годовщину терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, ввиду актуальности и привязки к одной из самых крупных трагедий XXI века получила широкое освещение в американской и мировой печати. Джонса принялись уговаривать отказаться от затеи простые американцы, правозащитники, политические деятели. Запретить сожжение Корана они не могли, поскольку любое идеологически окрашенное ненасильственное действие автоматически подпадает под защиту Первой поправки к конституции США. Пастор выжидал и согласился отменить церемонию лишь после того, как к нему лично обратилась госсекретарь Хиллари Клинтон, сообщившая, что говорит и от имени американского президента.

И вот уже в этом году пастор, объявив день суда над Кораном, уже не обращая внимания на увещевания, сжег священную книгу мусульман, став еще более знаменитым. Ведущие политики мира, главы государств и правительств, начиная от Барака Обамы и заканчивая представителями НАТО, осудили действия пастора. Джонс подвергся критике даже со стороны правого крыла республиканцев, которых можно было бы считать естественными союзниками пастора. "То, что конституция США предоставляет вам право совершать какой-то поступок, еще не делает этот поступок правильным",— заявил лидер республиканского меньшинства в сенате Митч Макконнел.

Недовольными, правда по другим причинам, оказались и союзники Джонса. Одна из руководительниц Баптистской церкви Вестбро (церковь прославилась призывами уничтожить Америку как сатанинское гомосексуальное государство) с возмущением говорила о том, что, когда ее прихожане в 2008 году сожгли Коран, это прошло незамеченным, несмотря на то что церковь и богаче, и знаменитей Центра Святого Духа.

Реакция на действия пастора Джонса и вправду выглядит необычно. Он не первый, кто таким образом осквернил Коран. И никто так резко на это не реагировал. Многие эксперты уверены, что и на этот раз ничего серьезного бы не произошло, если бы в историю не вмешался афганский президент Хамид Карзай. 24 марта он выступил со специальным заявлением, в котором решительно протестовал против сожжения Корана и требовал от американских властей принять меры к примерному наказанию участников осквернения. По мнению иностранных дипломатов, аккредитованных в Афганистане, большинство афганцев узнало о сожжении Корана именно из выступления Хамида Карзая. Вполне понятно, почему Карзай заметил события в Гейнсвилле. Президент Афганистана всегда хотел понравиться своему народу, а в последнее время самое верное для этого — демонстрировать нелюбовь к Америке. Правда, в том, что касается завоевания народной любви, у Карзая шансов не много, но он не сдается и пытается воспользоваться всякой возможностью.

Протесты прошли и в других городах Афганистана, Пакистана и ряда азиатских стран (в арабских странах событие было проигнорировано по уважительным причинам). Тем не менее кровавые события прошли в Мазари-Шарифе. Что тоже вполне естественно. По словам одного из экспертов и свидетелей, почти полное отсутствие охраны и бездействие полиции наэлектризовывали толпу почти так же сильно, как и сами антиамериканские лозунги.

Пастор Терри Джонс оказался, пожалуй, единственным, кого события в Афганистане не тронули. Разумеется, он откликнулся на резню в Мазари-Шарифе, назвав ее еще одним подтверждением его мнения о том, что ислам — зло. И заявил, что намерен в скором времени, после успеха суда над Кораном, устроить похожий общественный суд и над пророком Мухаммедом, которого он обвиняет в преступлениях против человечности. "Мы это делаем вовсе не потому, что хотим быть убитыми. Мы не делаем это ради паблисити. Мы на самом деле верим в то, что наше послание важно, что радикальный элемент ислама является угрозой для нашего общества",— объяснил он свою позицию.

Константин Земляков

Коммерсантъ

Поделиться
Комментировать