Я не думаю, что я что-то должен доказывать…

В.М.Кулистиков: Владимир Владимирович, в Вашей статье говорится и, видимо, дальше, в других статьях будет говориться о том, с чем Вы пойдёте на выборы. Между тем всё-таки сейчас в центре внимания вопрос, как будут выборы проведены. Наступит 4 марта, думаю, большинство предпочтёт Вас. Как Вы потом, после 4 марта докажете моему другу Алексею Венедиктову (А.А.Венедиктов – главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»), что Вы победили честно и справедливо?

В.В.Путин: Я не думаю, что я что-то должен доказывать… Венедиктов – он гражданин Российской Федерации, имеет право задать этот вопрос. Вопрос в другом. Вопрос в том, чтобы этот процесс был должным образом организован. Я уже говорил, могу повторить ещё раз: для меня важен не сам факт работы во власти, для меня важна возможность решать проблемы, перед которыми страна стоит. Я в своей статье об этом сказал, могу ещё раз повторить: думаю, что задачей является создание такого жизнеспособного организма – государственного организма в России, который был бы живым, адаптированным к меняющемуся миру. А в мире, в котором он сегодня развивается, угроз очень много, и чтобы он был готов к этим внешним шокам, чтобы он гарантировал абсолютно наш суверенитет, был стабильным, но развивающимся и обеспечил бы рост благосостояния граждан России на десятилетия вперёд. Я так, по-моему, там и написал: вижу своей задачей решение этих проблем на ближайшие шесть лет. Как организован процесс будет? Я сделал предложения, я готов к максимальной прозрачности. Вы знаете, я считаю, что на таком уровне можно работать только тогда, когда есть реальное доверие и поддержка граждан, тогда можно осуществлять то, что ты задумал. Если её нет, тогда лучше не прикасаться. И мне самому важно выявить, понять эту реальную поддержку. Я хочу, чтобы у нас выборы были прозрачными и максимально честными. Если граждане доверят страну, доверят Россию, доверят её безопасность, развитие экономики другому человеку – значит, так тому и быть, пускай работает. И я буду стремиться к тому, чтобы это было максимально прозрачно.

Я предложил поставить веб-камеры, такая практика была, я уже об этом говорил, я применил её при строительстве домов для погорельцев в ряде регионов страны. Я видел, что это эффективно: я мог прийти в любой момент, кнопку нажать, кликнуть мышкой и посмотреть, что происходит на всех площадках – где работают, где работа остановилась. Могу снять трубку, позвонить и сказать: «Что у вас там активности не видно?» Так и было на самом деле, это реально работает и здесь, надеюсь, тоже будет работать. Да, деньги большие там, министр докладывал: там 12 или 14 млрд… Сколько в конце концов, Игорь Олегович (обращаясь к И.О.Щёголеву)?

И.О.Щёголев: 12 млрд бюджета.

В.В.Путин: Да, но эти деньги не пропадут. Эти деньги будут направлены на то, чтобы оборудование, приобретённое для целей выборной кампании, могло бы быть использовано в той же самой образовательной системе, в других областях, поэтому это не выброшенные деньги.

С другой стороны, мне кажется, что их нужно и потратить для того, чтобы исключить всякие инсинуации на счёт того, что это какие-то выборы непрозрачные, нечестные и так далее. Мне это точно не нужно. Ясно, что всё равно будут оппоненты, которые будут ссылаться на то, что выборы нечестные, хотя он сам лично проголосовал и будет говорить, что этого не делал. Но это оппоненты, это элементы политической борьбы, такие люди всегда были, есть и всегда будут. Мы будем учитывать их мнение, будем с уважением к ним относиться, но и они должны учитывать мнение большинства, потому что демократия, как я в статье написал, – это всё-таки прежде всего отражение ожиданий большинства. Пожалуйста.

А.А.Венедиктов (главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»): Спасибо, Владимир Владимирович, во-первых, что Вы согласились с нами встретиться очень быстро. Я буду говорить долго, чтобы Вы поели, но не очень долго.

В.В.Путин: Лучше не жевать под камерой, а то ваш брат журналист там это изобразит. Я уже это проходил.

А.А.Венедиктов: Я забыл об этом.

В.М.Кулистиков: Сегодня крещенский сочельник к тому же.

В.В.Путин: Да, кстати, христиан поздравляю с праздником. Большой праздник – Крещение.

А.А.Венедиктов: Спасибо, я хотел бы поддержать Вас в том, что касается образования. Как раз, скорее, разделяю Вашу точку зрения и точку зрения министра Фурсенко, чем то, что сказал Валера (В.А.Фадеев). Я считаю, что эта реформа – очень важная и должна продолжиться. И буду надеяться, что те люди, которые ею занимаются, тоже продолжаться в этой профессии, скажем так.

Я хотел вот что сказать: когда Вы сейчас отвечали на вопрос моего друга Владимира Михайловича (В.М.Кулистиков), Вы же как кандидат в президенты будете объясняться и начали уже объясняться с Вашими потенциальными избирателями путём этой статьи, первой. И, на мой взгляд, это правильно и важно. И важно то, что Вы сказали, что этим не ограничится, потому что если только эта статья, в общем остаётся масса вопросов и главный вопрос: а зачем он возвращается? Что он такого ещё нового сделает, что он возвращается? Я думаю, что в остальных статьях Вы ответите. Но история заключается в том, что обсуждать, на мой взгляд, извините, эти статьи нужно не только со сторонниками, которые, чего говорить, Вы были Президентом, примерно скажут: «Замечательно всё, отлично, наш манифест, вперёд», и уже начали говорить, но и с критиками этих статей, потому что критики всегда могут дать другой угол зрения, я бы сказал.

В.В.Путин: Вы же здесь присутствуете, мы с вами сейчас обсуждаем, вы же критически подходите?

А.А.Венедиктов: Да, я имел в виду…Я просто сегодня…

В.В.Путин: Как видите, я так и делаю.

А.А.Венедиктов: Спасибо большое.

В.В.Путин: На здоровье.

А.А.Венедиктов: Я, кстати, сегодня обратил внимание - на Гайдаровском форуме бывший премьер Финляндии сказал замечательную фразу. Вам понравится, если Вы не слышали. Он сказал, что в политике, как в хоккее, нужно двигаться не к той шайбе, которая уже есть на месте, а к тому месту, куда эта шайба придёт, то есть туда, вперёд. По-моему, это очень точное определение для политиков. Он просто молодец…

В.В.Путин: Он над нами издевается просто, потому что они в последнее время выигрывают у нас в хоккей постоянно. Так он приводит примеры из той области, где они считаются чемпионами.

А.А.Венедиктов: Значит, мы двигаемся к той шайбе, которая есть, а не к той, которая идёт…

В.М.Кулистиков: Просто им подкладывают туда шайбу.

А.А.Венедиктов: Понятно. Это обычная история.

Смотрите, Вы сейчас стали говорить о выборах. Это очень важно для легитимности выборов, прежде всего для страны. Партнёры западные – это другая история… Для страны, чтобы граждане поверили в легитимность президентских выборов… Это же вещь неполитическая, это же вещь, которая нужна всем: честные выборы нужны всем. Она нужна Вам, она нужна всем претендентам, она нужна нам, избирателям. Вот сейчас организовалась, Вы знаете, лига «За честные выборы». Там нет политиков, там лига избирателей, там писатели Акунин, Улицкая, Быков. Вот почему Вам с ними не встретиться? Вот они не все Вас любят, Вы не всех их, наверное, сильно любите...

В.В.Путин: То есть кто-то из них всё-таки меня любит?

А.А.Венедиктов: Кто-то, наверное.

В.В.Путин: Вы сказали «не все любят» – значит, кто-то всё-таки любит.

А.А.Венедиктов: Да-да-да. Ну да, наверняка.

В.В.Путин: Вы знаете, мы недавно вручали премии Правительства в области журналистики и, насколько мне известно, пригласили всех вышеназванных коллег. Они не пришли. Они говорят: мы хотим дискуссии, власть нас не слышит. Мы их пригласили, но они не приходят. У меня возникает вопрос: они чего хотят? Они хотят сказать о том, что нет дискуссии, или они не хотят дискутировать? Я не исключаю, мы готовы – и я лично готов, и мои коллеги готовы – с ними встретиться и поговорить. Не один раз приглашали, кстати сказать, некоторых из тех коллег, которых вы назвали сейчас пофамильно. Не один раз! Ни разу не пришли!

Я понимаю, что есть вещи системного характера, есть... Ведь, знаете, по-моему, у вас один из граждан сказал и написал на вашем сайте: «За Путина голосует быдло, а статью его я и не читал». Это что за форма дискуссии и что за отношение к большей части граждан нашей страны? Это что такое? О чём дискутировать с человеком, который считает, что большинство – а большинство за меня до сих пор во всяком случае голосовало – это быдло, а статью он и читать не хочет? Как дискутировать?

А.А.Венедиктов: Вот Вы – кандидат в Президенты, Вы переубеждайте своих избирателей. Для этого надо дискутировать, по-моему, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Я приглашаю, они же не приходят.

Реплика: Я думаю, Алексей, есть дудочка такая...

А.А.Венедиктов: У меня нет дудочки.

В.В.Путин: Я не против, я не против. Понимаете, люди ведь действуют по самым разным соображениям. Например, мы все любим писателя Акунина. Он пишет очень интересные (для меня во всяком случае, я люблю российскую историю), интересные вещи пишет. Это экранизируется. Он, насколько мне известно, этнический грузин. Я понимаю, что он мог не воспринимать действия России во время известного кризиса и событий на Кавказе, по сути, вооружённой борьбы между Грузией и Россией, когда Россия вынуждена была защищать югоосетин и наших миротворцев, на которых напали и которых просто убили. Значительное количество людей наших убили там. А что нам было делать? И люди, в том числе этнические грузины, проживающие здесь, в России, уверен, значительная часть грузин, проживающая в самой Грузии, на своей родине, понимают мотивы нашего поведения. А что нам было делать? Это же не мы нарушили договорённости, зафиксированные в международных правовых документах! Что нам было делать? Это, во-первых.

Во-вторых, я же не подозревал, что мы развернёмся в эту сторону, но, вы знаете, постоянно дискутируется проблема, связанная с системой противоракетной обороны Соединённых Штатов: она постоянно на повестке дня сегодня. Вы знаете, Алексей, для нас ведь небезразлично, где появятся эти системы – ближе/дальше от наших границ. Для нас небезразлично, появятся ли они в Грузии, в конце концов, или нет. И что, мы должны будем нацелить наши ударные системы на грузинскую территорию? Вы представляете, что это, какой ужас? А есть ли у нас гарантия, что этого не произойдёт? Нет! Когда мы нашим грузинским коллегам говорили «давайте сделаем то, сделаем это», они же от всего отказываются. И кроме этого ещё такие действия совершают агрессивного характера в отношении Южной Осетии. А что нам делать-то? Мы готовы с грузинской общественностью искать выход, если с нами хотят разговаривать. Многие, кстати говоря, хотят, в том числе грузинская оппозиция, они же к нам приезжают: вот участвовали в закладке памятника грузинам, погибшим во время Второй мировой войны, во время Великой Отечественной войны, – и в закладке, и в открытии этого памятника. Это ведь знак уважения к грузинскому народу со стороны России. Я уверен, что для части грузинской общественности это не прошло бесследно. Люди не могли не обратить на это внимания. Но значительная часть грузинской диаспоры, которая здесь проживает, тоже нас понимает.

Мы готовы дискутировать со всеми и по этому, по этой теме, и по всем другим, в том числе с так называемой несистемной оппозицией, которая руководствуется какими-то другими соображениями. Вот я упомянул про ПРО. Вы знаете, я, к сожалению, за неимением времени редко смотрю программы телевидения, читаю выдержки, не скрою, редко слушаю ваше радио.

А.А.Венедиктов: Плохо!

В.В.Путин: Вы не спешите, ещё не всё. Вы не спешите.

А.А.Венедиктов: А может, и хорошо?

В.В.Путин: Вы не спешите, я вам сейчас всё… Недавно мы с Дмитрием Анатольевичем были на юге, занимались олимпийскими объектами и немножко на лыжах покатались вечером. Включил перед сном (или утром проснулся) канал и попал на вашу радиостанцию. Я даже не знаю этих людей. Я смотрел и думал: что за чушь они несут? Я даже не знал, что это ваша радиостанция, честное слово.

А.А.Венедиктов: Тоже плохо.

В.В.Путин: Ну может, и плохо, а может, хорошо. Я вам честно говорю.

А.А.Венедиктов: Я слушаю.

В.В.Путин: Обсуждалась система противоракетной обороны. Слушайте, ну такую бредятину, я просто не знаю… Откуда они это берут? Для нас не важно, говорят, на каком расстоянии от российских границ будут находиться эти противоракеты. Как же не важно? Как же не важно? Если они ближе будут находиться, они перекрывают районы базирования наших ракет наземного базирования и будут их сбивать. Если подальше расположены – не перекрывают и не будут сбивать. Как это не важно? Это принципиальный вопрос! Ещё как важно!

Другой тезис. Вот американцы предлагают нам вести совместную работу в этом направлении, а России, видите ли, не нужно – отказывается! Так это мы предлагаем, а они отказываются! Они не только нас не допускают, они даже своих ближайших союзников по НАТО, европейцев, не допускают. Базирование радаров есть, о базировании ракет договариваются, а к управлению системой никого не допускают. Это такая элементарная вещь! Вот послушайте, я вот лежал в кровати перед сном или проснувшись, уже не помню, и думал: это ведь не информация – то, что они дают, это обслуживание внешнеполитических интересов одного государства в отношении другого, в отношении России. Я вам говорю просто как эксперт, который этим занимается много лет: есть абсолютно элементарные вещи, их нельзя не знать, я не верю, что они этого не знают, и они делают это за счёт российского налогоплательщика. Для меня уму непостижимо, как это возможно. В Штатах это было бы нереально абсолютно, не допустили бы вообще. Я помню, как освещали на канале FOX, по-моему, события в Южной Осетии, когда там две женщины, девочка молодая и её тетя, рассказывали о том, как происходили эти события. Когда поняли, что они имеют дело с людьми, которые поддерживают действия России, вы видели, что началось? Начали хмыкать, хлюпать, кашлять – извините, мы сейчас за столом, – чего ещё только не натворили.

Вы понимаете, чтобы вот так обслуживали интересы России в отношении США на каком-то канале, который принадлежит государственной компании, – я это просто не представляю, это просто невозможно. А вы говорите, свобода слова. Где же она тогда, если не здесь? Но вообще это неприлично, мне кажется. Пожалуйста.

А кстати, Вы за кого будете голосовать на выборах?

А.А.Венедиктов: Я с 1996 года не хожу на выборы, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Почему?

А.А.Венедиктов: А я Вам объясню, почему.

В.В.Путин: А Вы на меня обиделись, я чувствую, вижу по лицу. А зря.

А.А.Венедиктов: Да, я обиделся, обиделся. Я потом скажу.

В.В.Путин: Я вот не обижаюсь на вас, когда вы меня поливаете там поносом с утра до вечера, а вы обиделись. Я два слова только сказал, а вы уже обиделись.

А.А.Венедиктов: Я пошутил, я не обиделся…

В.В.Путин: А я не шучу.


полный текст
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе