Возвращение политической борьбы

В рамках «Стратегии-2020» в «Единой России» был представлен доклад, который производит впечатление, близкое к революционному. Далеко не каждая оппозиционная партия у нас предлагала настолько далеко идущую программу по преобразованию, или скорее даже слому, существующей политической системы.
Появление такого документа хотя бы на уровне обсуждения свидетельствует прежде всего о том, что правящая партия России сделала выводы из заметного ухудшения своих электоральных показателей на последних региональных выборах, и эти выводы выглядят как попытка полной смены стратегии. Это свидетельствует о ее сохраняющейся реальной жизнеспособности и заявке на продолжение деятельности и поддержание своего статуса – заявки реальной, через симпатии избирателей, а не ослабление позиций политических конкурентов различными методами. В страну возвращается политическая борьба, и приятно, что «Единая Россия» явно собирается бороться и участвовать в политической жизни на равных с другими.

Сложившаяся в стране политическая система подвергнута в докладе крайне резкой критике, в нем прямо сказано, что «кризис данной системы зашел достаточно далеко». Для преодоления этого кризиса в докладе предлагается «немедленная реальная демократизация», в том числе свобода СМИ и возвращение выборов губернаторов.

«Единая Россия» с самого начала формировалась вокруг фигуры Владимира Путина, задолго до того как он стал ее официальным лидером. При этом политическая линия, которую выражала эта партия, во многом была продолжением политики Путина, ЕР попросту ориентировалась на его решения, которые почти не никогда обсуждались. Отмена губернаторских выборов и сокращение роли СМИ по сравнению с 1990-ми – это были во многом путинские инициативы, явно или неявно им заявленные, и именно эти ключевые решения легли в основу того, что мы называем «политической системой 2000-х».

То, что сейчас происходит, выглядит как попытка отхода от этой политической системы, отказа от ряда системообразующих решений начала 2000-х. При этом доклад подготовлен по поручению самого премьера, и хотя мы еще не знаем, какова будет его реакция на эти предложения, уже очевидно, что такой поворот дела приведет к резкому оживлению политической жизни в стране, а возможно, и к реальной трансформации политической системы. Если партия власти обсуждает варианты преобразований, которые еще недавно раздавались из уст только представителей оппозиции, и то скорее радикальной, чем умеренной – это значит, что сама оппозиция неизбежно расширит свои программы, могут начать обсуждаться варианты, которые недавно казались совсем фантастичными, при существующем положении дел.

В докладе это учитывается и прямо предлагается ввести эту дискуссию (реально идущую в обществе) в политическое поле. Формулируется это так: «Подавление политического плюрализма приводит к тому, что общество не структурировано в соответствии с идеологическими и политическими программами, тогда как в нем нарастают националистические и популистские протестные настроения». Это чистая правда – нет ничего более аморфного и политически атомизированного, чем российское общество в последние годы, и во многом это связано именно с тем, что можно назвать «стерильностью» официальной политической жизни. Этот сон разума и рождал чудовищ, на которых мы теперь не знаем как реагировать – между тем предлагаемое «структурирование», будучи реализовано на практике, в самом деле было бы отличным выходом.

Помимо вопросов федерального уровня политической власти, авторы доклада касаются и региональной властной структуры, отмечая, что «местные власти практически полностью встроены во властную вертикаль как экономически, так и политически». Это приводит к «негативным процессам эволюции элит», которые напрямую связаны с резким ограничением «вертикальных лифтов» или, как переформулируется в докладе, «возможностей карьерного роста», которые определяются сейчас «не столько способностями, сколько успешным встраиванием в вертикаль». Упомянуто также и о том, что в стране «отсутствует социальный заказ на ярких, самостоятельных политиков».

Все в целом это выглядит как «революция сверху» и немало напоминает предыдущую волну демократизации, как она начиналась в 1986 году. Правда, опять же на данный момент непонятно, в какой степени эти предложения будут реализованы. Но если представить себе Россию со смелым и свободным политическим телевидением, губернаторскими выборами, большей самостоятельностью местных властей, не так туго заверченной вертикалью, с яркими политиками регионального уровня, которые проводят эффектные местные предвыборные кампании и реализуют затем какую-нибудь четкую и ясную программу, которая в результате становится для них «вертикальным лифтом» в более высокие этажи власти, вплоть до федеральных – понятно, что это будет совсем другая страна. Тогда десятилетие 2010-х действительно будет отличаться политически от 2000-х в лучшую сторону.

Авторы доклада предлагают несколько сценариев того, как дальше может развиваться ситуация в России. В рамках первых двух предполагается «сохранение статус-кво, а также дальнейшее усиление централизации в политической и экономической сфере». Их вывод заключается в том, что при этом «деградация системы будет нарастать».

Третий вариант – уже реформаторский, он назван «Сценарием немедленной реальной демократизации». В этом случае предполагается «первоочередная активизация процессов демократизации, в том числе немедленный возврат к выбору губернаторов, с восстановлением автономии каждого из уровней власти, широкой децентрализацией полномочий и финансов». Кроме того, в рамках этого сценария предлагается восстановить «реальную свободу СМИ» и ликвидировать федеральные округа как ненужный «промежуточный уровень власти». Этот сценарий сопровождается оговоркой, что эффект это все даст только в том случае, если процессы демократизации будут сопровождаться «перестройкой всей системы федеративных отношений в направлении реальной самостоятельности каждого из уровней власти».

В рамках четвертого варианта предусматривается мягкая демократизация, или буквально: «децентрализация через восстановление правил игры с постепенным возвратом к демократическим механизмам на всех уровнях власти». Любопытно, что здесь речь идет именно о возврате, то есть демократическая система 1990-х (понятно, что о возврате к советской системе речь не идет) рассматривается как некий эталон, от которого мы отошли. Наконец, пятый вариант выглядит как «развитие общественных механизмов управления при ограниченной децентрализации и демократизации».

Ни одна «революция сверху» в России не то что не удавалась, но даже не начиналась без явно выраженного желания властей ее совершить, что совершенно понятно. Поэтому дальнейшая судьба этого документа, или вернее, заявленных в нем идей, будет полностью зависеть от того, как к ней отнесутся во власти. Сейчас доклад уже находится на рассмотрении первого вице-премьера Игоря Шувалова, и в скором времени должен обсуждаться на заседании правительства. В случае появления политической воли осуществить те или иные положения этого доклада будет не так уж сложно: политическая модернизация, в отличие от экономической, научной или инфраструктурной, может быть реализована очень быстро.

Сейчас трудно оценивать, каким из этих идей будет дан реальный ход и каким именно образом в результате этого трансформируется наша политическая система. Еще труднее предсказывать, как это скажется – в случае осуществления – на электоральных перспективах «Единой России» на думских выборах в декабре этого года. Но то, что партия власти проявила готовность меняться, ощутив снижение поддержки избирателей – это несомненно. Правящая партия решила «ответить на вызов», предлагаемый пакет мер – это именно реальные меры, которые действительно многое изменят в нашем политическом пейзаже в случае реализации. После многих лет бесконечной стабильности, как в положительных, так и отрицательных своих аспектах – это выглядит явным прорывом.

Тарас Бурмистров

Russian Journal
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе