Власть и катастрофы, порочный путь

Анализ действий властей в связи с трагедией теплохода «Булгария». Продолжение.


Аварии и трагедии были и будут, и нам, без сомнения, очень важно знать, как же работает в этих случаях государственный механизм, чем он руководствуется, на что опирается и чего от него можно ожидать. На примере «Булгарии» можно многое понять и сделать кое-какие выводы.


К настоящему времени ясно, что главным рулевым во всем этом деле стали СКП и Прокуратура. Минтранс испуганно молчит, мониторит операцию по подъему судна, запрещает все, что можно запретить, и, затаив дыхание, ждет последствий – кто именно из чиновников будет назначен ответственным и наказан. Был спешно составлен «черный список» пассажирских судов, которых запрещено эксплуатировать, причем, если посмотреть на него, то становится очевидно, что именно стало главным критерием отбора – возраст. Для речных судов возраст не является критерием их надежности-ненадежности, но на такие мелочи уже никто не смотрит, главное – отреагировать, отвести удар, прикрыться и переждать, авось пронесет.


Ну а на внутренних водных путях, тем временем, бушует ураган, сопоставимый с ураганом «Катрина». Такими темпами речной флот скоро будет парализован. Правоохранительные органы – уже и не понять, кто именно – трясут все, что пока еще держится на плаву, и запрещают все, что можно запретить. И на всякий случай, и просто так, дорвавшись. На суда табунами идут проверяющие с юридическими дипломами и тычут профессионалов-речников носом в недостатки и недоработки, угрожая страшными карами. Речники покорно внемлют. Надо ждать, пока ураган пройдет и можно будет вернуться к нормальной работе. Иначе недолго и «дело» получить, вместе с арестом и прочими атрибутами.


Специалистов не просто отодвинули, их отшвырнули. СКП пообещал, что когда «Булгарию» поднимут и поставят в док, к расследованию будут привлечены специалисты: «Осмотр судна планируется проводить с привлечением ведущих специалистов по речному судоходству». Специалисты все-таки «планируются», и осмотр судна будет проводиться с их «привлечением». То есть будут главные спецы-следователи, а на подхвате какие-то там речники. Будут объяснять главным специалистам-следователям, что такое судно, где у него нос, где корма и почему судно может перевернуться. «Булгария» погибла, перевернувшись. Когда смотришь на то, что сейчас происходит, на действия властей, то складывается впечатление, что вместе с «Булгарией» перевернулись и все мы. Вместо ног голова, а вместо головы ноги.


Как должно все происходить? Давно должна работать комиссия, составленная из специалистов. Давно уже она должна выдать нам предварительную версию гибели судна. После подъема судна и математически точных результатов расследования комиссия должна сделать следующее:


– выдать экспертный анализ причин гибели судна;


– по результатам анализа составить список прямых и косвенных виновников с предложениями об их возможном наказании;


– выдать анализ общего состояния дел с безопасностью на внутренних водных путях, на основании которого можно будет понять, как такое стало возможным, является ли авария исключительным случаем, трагическим совпадением ряда факторов или существующая система способствует авариям;


– выдать рекомендации по поводу дальнейшей эксплуатации судов, однотипных с «Булгарией», а также схожих конструктивно и по возрасту;


– выдать рекомендации о необходимых изменениях в системе контроля над судами на ВВП России и, желательно, не ограничиваться добавлением новых требований, а создать контроль, который автоматически не допустит выхода на ВВП аварийных, опасных судов;


– выдать анализ условий работы речников в целом, особенно судовладельцев, т.е. каким образом и что следует изменить, чтобы поощрялись добросовестные судовладельцы, а недобросовестные – отсекались. Каким образом можно сделать так, чтобы суда не «ходили по рукам», чтобы исключить возможность их беспощадной и безграмотной эксплуатации ради сиюминутных выгод.


И так далее, список можно продолжить.


А что имеем? Имеем следующее:


– специалистов от дела полностью отстранили;


– СКП начал с арестов и объяснений причин аварии, не выдерживающих никакой профессиональной критики – такие причины могут выдвинуть ребенок, домохозяйка, пьяный бомж, но никак не властная структура, взявшая все дело под свой полный контроль;


– со времени аварии прошло уже 10 дней, а комиссии специалистов как не было, так и нет, зато есть бригада из более чем 50 следователей. Что они могут расследовать, не зная, что именно произошло? Как вообще они могут быть главными и единственными в этой ситуации, ситуации техногенной катастрофы, не имеющей пока экспертной оценки специалистов? Кто им дал право трясти весь речной флот страны и проверять суда на годность-непригодность к плаванию? Им, людям, по определению не имеющим никакого отношения к профессиям водников? Я ничего не понимаю в авиации, вот мне сейчас дадут очень важную «корочку», и я пойду по аэропортам и самолетам, проверяя их пригодность к полетам, раздавая ценные указания – что это будет, если не нарушение правил и законов, угрожающих безопасности полетов?


Судя по развитию событий, по позиции Минтранса и по заявлениям властей, можно сделать вывод о том, как и чем вся история, направляемая твердой рукой следователей и прокуроров, закончится. Вот чем:


– экспертную комиссию с привлечением специалистов-речников создадут, и она выдаст анализ, который ограничится непосредственными причинами гибели «Булгарии»;


– в зависимости от соответствия-несоответствия анализа действиям правоохранителей, он может быть опубликован, а может быть засекречен. Если действия правоохранителей в свете анализа будут выглядеть слишком уж неприглядными, его объявят секретным, сочинив краткое резюме, не противоречащее общему ходу событий;


– накажут непосредственных виновников и, во исполнение указания президента о «не только стрелочниках», кого-нибудь покрупнее и повыше из Минтранса, вплоть до самых министерских верхов. Так как у них там свои игры, то, скорее всего, это будет результатом всякой подковерной давней борьбы – кто-то сядет, куда хотел сесть, кого-то протолкнут, кого-то скинут;


–придумают с помощью трясущихся от страха чиновников Минтранса кучу новых требований, правоохранителям добавят полномочий, и назовут все это «мерами по повышению безопасности на водном транспорте РФ»;


– с речного флота после всего этого уйдут многие профессионалы, ну а безопасность от принятых «мер», в лучшем случае, не станет хуже;


– правоохранители окончательно убедятся в том, что они на Руси главные, и нет такой проблемы, какую они не смогли бы решить – при условии, что будет с кого требовать и кого сажать, а они сами не несли и не несут никакой ответственности.


Может быть, я несправедлив к СКП и прокуратуре? Может быть, намерения их благородны, цели чисты, а эрудиция и образование позволяют расследовать все подряд? У меня есть свой взгляд, основанный на косвенном соприкосновении с деятельностью вышеназванных институтов.


Вот вам некоторые примеры.


Первый. Калининградское СКП завело дело в связи с захватом сомалийскими пиратами таиландского тунцелова, укомплектованного почти полностью калининградскими рыбаками. Поначалу это воспринялось как дурной анекдот. Но следователи разошлись не на шутку. Как водится, у круинговой компании, формировавшей экипаж, произвели изъятие документов. После чего начали таскать на допросы родственников. В том числе требовали дать точную опись вещей мужа (сына, брата), чтобы, если его убьют, смогли опознать тело по вещам. Что именно искали калининградские следователи и что хотели получить в результате? Захват стал громким событием, нашумевшим на всю страну. Внимание было очень большим. СКП рассудил, что как минимум можно пропиариться, а как максимум создать «дело» на месте – установить, например, что судно пиратам «сдали» преднамеренно. Вся дикость и открытия «дела», и его ведения понятна любому, кто хоть немного в курсе работы рыбаков и моряков и сути сомалийского пиратства. Следователи были настолько ленивы и нелюбопытны, что их знания о сомалийском пиратстве ограничивались тем, что они вычитали из пары-тройки статей «желтой» прессы. Дела не получилось, оно тихо издохло.


Второй пример. Эстонские пираты, дерзко захватившие лесовоз «Арктик Си». Версия СКП не выдерживает не только профессиональной критики, но даже профессионального взгляда. Тут же сыпется. Но общественность схавала. Когда всплывают подобные истории, то всякие там законности и прочие ненужности отбрасываются, как грязная тряпка. Так происходит не только в России, так происходит почти везде, в том числе в светоче демократии — США. Ладно, сляпали и сляпали, но неужели нельзя было сделать правдоподобно, профессионально? Вот этого я не понимаю. Гордость, дотошность, тщательность должны быть или нет? Такое ощущение, что сценарий захвата «Арктик Си» написал свежевылупленный выпускник журфака, поступивший на работу в «желтую» прессу и видевший море только в кино – и получилось «дело» СКП. Может, так оно и было, я не знаю.


Третий пример. Недавно произошла трагедия в Индонезии, погибли четверо российских моряков. Полетел я туда разбираться и ускорять отправку тел на родину. Место, где все происходило – совершенная дыра. Внутренние органы погибших пришлось отправлять самолетом на другой конец Индонезии, в дыре не было лабораторий, способных сделать анализы. Сделали анализы, и дальше понятно что – кремация этих органов. По идее. Но прокуратура РФ открыла свое дело и потребовала, чтобы тела были доставлены в Россию вместе с органами. Я долго и упорно объяснял полицейским чинам Индонезии, зачем мне понадобились внутренние органы. Ладно, привезли их самолетом обратно. На последнем этапе выполнения требования прокуратуры разбежалось полморга, даже индонезийские журналисты не выдержали, шарахнулись, нюхая нашатырь и нервно закуривая сигареты. Уж больно было крепко. Тела доставили на родину, а прокурорские тем временем поняли, что «дела» не получилось, и никаких анализов, по имеющимся у меня сведениям, делать не стали.


Вспомните сообщения СМИ об авариях. Первое сообщение об аварии, второе о том, что СКП завел дело. Если новость об аварии в СМИ не попала, то почему-то и дело не открывается. Авария еще идет полным ходом, непонятно, как и что, а дело уже победно ломится в офисы ответственных компаний, и следователи уже выдают СМИ свое мнение. Что потом из этих дел получается, остается тайной. Удовлетворяются ли следователи временной славой или чем иным вдобавок, мы не знаем.


Мне кажется, что на основании имеющихся у меня данных я вправе не доверять профессионализму СКП во всем том, что касается водного транспорта. Во всем остальном, в прочих сферах нашей жизни, СКП и Прокуратура, возможно, являются ходячими учебниками и энциклопедиями, я не знаю. Я пишу про водный транспорт и не пишу про то, чего я не знаю.


Разобравшись с СКП и Прокуратурой, давайте в свете этой оценки посмотрим на действия самых-самых — президента и премьера. И мы увидим, что они лично и непосредственно принимают участие в отстранении от всего дела специалистов, что они целиком и полностью передоверили все следователям и что они не только поддерживают, мягко говоря, сомнительные действия правоохранительных органов, но и сами их к тому подталкивают. Я не юрист и не знаю, насколько правомочны действия правоохранителей в принципе. Насколько они имеют или не имеют право вести следствие непонятно о чем, не имея авторитетной технической экспертизы, арестовывая, изымая и проводя проверки флота, очевидно не входящие в рамки их компетенции. Но, исходя из написанного выше, я полагаю, что дело идет в неверном направлении, и от такого способа ведения дела и от результатов следствия мы не сможем получить ни правильной оценки трагедии, ни мер, которые на деле будут способствовать повышению безопасности и улучшению качества работы водного транспорта. Скорее, наоборот.


По образованию и опыту я технарь. Инженер-судоводитель. И взгляд на жизнь у меня тоже технический. В любом процессе, в механизме явления или деятельности меня интересует техническая сторона, какие и как там крутятся колесики, какие силы влияют, какие физические законы действуют. Я ограничиваюсь сугубо морскими делами, но тут я понял, что истина крайне редко лежит на поверхности, что профессиональное знание предмета расследования приводит частенько к прямо противоположным от кажущихся очевидными выводам. У юристов, судя по всему, взгляд на вещи совсем иной. Их интересует, кто ответственный и кого можно посадить, не углубляясь в техническую суть дела. Мне кажется, что многие юристы, сегодня занимаясь аварией самолета, а завтра аварией судна, а послезавтра еще чем-нибудь, искренне начинают верить, что нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить и понять, вооружившись Уголовным кодексом и все позволяющими полномочиями. Президент и премьер, как известно, юристы. Видимо, устав от всех этих аварий и катастроф, они решили навести порядок с помощью железного кулака правоохранителей и полностью отстранили от дела «Булгарии» специалистов. Я бы даже сказал, что демонстративно отстранили. Ну что ж, мы это уже проходили, давайте вспомним историю СССР.


Если наши самые большие начальники примут такие методы разборок всяких ЧП за правило, если правоохранители будут утверждены в роли непогрешимых и все знающих спасителей, то это, наверное, повод для того, чтобы немного встревожиться. Немного подумать о том, куда мы все плывем на нашем пароходе и как бы нам всем не перевернуться. Президент и премьер, понятно, не боги. Не могут охватить всего и знать все, хотя иногда и складывается мнение, что сами о себе они именно так и думают. Но простая логика подсказывает не такие уж трудные, недорогие и не особо хлопотные решения. Аварий много. Меньше в ближайшие годы не станет. Сделайте комиссии по расследованию ЧП в той или иной отрасли. Не постоянные. Из, предположим, 10-15 членов. Из специалистов в данной отрасли, равно ведомственных и независимых. Произошла авария, проводится обзвон членов комиссии, минимум 5 человек собирается и тут же начинает расследование. Пусть мнение и выводы комиссии необязательны, но они помогут всем. Общественность получит понимание происходящего, президент и премьер – тоже, со скидкой на их юридическое образование. Что мешает?


Есть особо проблемные отрасли и сферы. Судя по моему любимому водному транспорту, президентские и премьерские помощники, советники и проч. не совсем понима?ют, что они советуют и чем помогают. Судя по имеющимся данным, аппарат состоит из юристов, гуманитариев и менеджеров широчайшего профиля. Возьмите и создайте корпус внештатных советников по важнейшим проблемным отраслям. Именно внештатных! Чтобы советники просто не могли зайти в коридоры и коридорчики вашего аппарата, потому что в них отравленный воздух — как метилового спирта выпить, труп или калека на всю оставшуюся жизнь. И если потребуется, встречаться с такими советниками надо не в официальных местах, а где-нибудь на конспиративной квартире, чтобы ни друзья, ни враги не догадались, с чего это вдруг президент или премьер начал говорить умные вещи, откуда такая осведомленность.


Не будет ничего этого, конечно. А зачем? Пароход вроде на плаву и куда-то плывет, куда — уже не важно, важен процесс. На мостике свои дела, в недрах парохода другие, но никто пока не буянит. Так зачем резкие перекладки руля и крутые повороты?


А про безопасность на водном транспорте будет отдельная статья. С одной стороны, не надо строить иллюзий в отношении этой безопасности и возможностей ее роста, с другой – нет поводов и для особых страхов.


МИХАИЛ ВОЙТЕНКО


Ежедневный журнал


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе