Семен Файбисович: Давайте жить смело, и жить станет веселее

В начале декабря власть наглым поведением на выборах сама, выведя нас из себя, сподобилась вывести нас на улицу. И мы разохотились — с тех пор регулярно публично демонстрируем Путину, как плохо мы относимся к нему и как хорошо — друг к другу. И это здорово: сделан широкий шаг к свободе и гражданскому обществу, важный и отрадный сам по себе. Так что — спасибо, власть, спасибо, Путин. Вряд ли в обозримом будущем внесистемная оппозиция потеряет вкус к таким демонстрациям.

Более того — она ведь еще и креативный класс, поэтому формы протеста все разнообразнее и веселее: помитинговали, поездили по Садовому кольцу в авто с белыми отметинами, пошествовали. Теперь решили еще поездить по Садовому, а потом на нем же, повязав белые ленточки и взявшись за руки, опоясать решили центр с Кремлем и ненавистной властью в нем. А какие остроумные, изобретательные плакаты на наших сборищах — не то что на их: кто-то уже затевает их выставку, позиционируя ее как художественную. А там еще чего-нибудь придумаем и организуем…

Смущает только, что нет иного рода идей и возможностей канализовать нашу креативную энергию и политический задор — вот и остается самим себя развлекать. Один мой знакомый после автопробега по Садовому кольцу заявил в «Фейсбуке», что так и надо — тусоваться, не примешивая политику. Иначе говоря, главное — не пачкаться: ни в коем случае не конвертировать чистые гражданские и артистические порывы в заведомо грязные политические игры. C одной стороны, заявление инфантильное — а зачем, спрашивается, тогда вообще ходим протестовать и чего-то требовать? Но, с другой стороны, логичное — с той, что ничего иного креативным массам просто не остается в ситуации, когда политическая составляющая протестного движения на нуле. На фоне бурлящей гражданской активности это зеро особенно режет глаз. Либеральный народ потому и склоняется к развлечениям, что неохота думать о грустном: о том, что в обозримом будущем нам больше ничего не светит. Ни на предвыборном фронте, ни на фронте партийного строительства никаких оптимистичных перспектив — если не предаваться иллюзиям: на одном фронте их застят Путин и остальные кандидаты в президенты, а на другом в непроглядный — он же неприглядный — туман их погрузили наши лидеры.

Что до выборных затей, сперва нас тешили иллюзиями, что удастся отменить выборы. Потом пришел черед иллюзий насчет реальности второго тура, но и те теперь дотаивают: Путин очевидно готов мухлевать в первом без зазрения совести — лишь бы второго не было, а ресурсов для этого у него навалом. И ни Лига избирателей, ни веб-камеры, ни наблюдатели — пусть они, как мухи навозную кучу, обсядут каждую урну —  ни рассказ единственной честной (экс-) председательницы избирательной комиссии о том, как делались и будут делаться нужные цифры по всей стране вдали от глаз веб-камер и наблюдателей, ему не помеха. Тем более нынче, в отличие от думской страды, для победы достаточно подмешать к реальной поддержке намного меньше фиктивной. А и случись вдруг второй тур — за кого голосовать? За страстного поклонника Ленина, особенно Сталина? Ну хорошо: против всех! — можно и так оттянуться. Ну и что? Дальше что?


Был вроде у Миронова шанс пободаться с Зюгановым за второе место в первом туре — он же шансик пройти во второй, а то и дальше. Чтобы получить его, Миронов должен был как единственный кандидат, готовый выполнить требования митингующих к будущему президенту — перевыборы Думы через год и добровольный уход в отставку через два, — должен был прийти на Болотную, выступить перед героически мерзнущей объединенной оппозицией, дать алкаемые ею обещания и в ответ пунктом резолюции митинга заручиться ее поддержкой на выборах. В таком разе его электоральная база моментально резко расширяется и до 4 марта продолжает расти, затихают разговоры о нем как «техническом» кандидате — у России появляется политик, а у него — шанс вписать свое имя в историю… И что дядя делает в этот момент, претендующий быть судьбоносным для страны, для него и нас? Устраивает детский садик, где девочки-подружки без компании и пописать не сходят: все, говорит, кандидаты отказались выступать — ну и я отказываюсь! И уже без разницы, путинская он подстава или просто не по чину глуп — нет больше такого политика, и предложения голосовать–не голосовать хоть за кого что в первом, что во втором туре в совокупности становятся суть приглашением на казнь.


Теперь оглядим площадку партийного строительства. Казалось бы, здесь все в наших, а не путинских руках, — и тем грустнее открывающийся вид… Среди митингующих нас подавляющее большинство: мы — движущая сила протеста. И нам нужна своя партия: партия среднего класса, креативного класса — тех, кому для нормального самочувствия и самореализации как воздух нужны свобода и законность; нужна партия, пекущаяся о том, чтобы нас так или иначе не хватали за руки; о том, чтобы кто хочет — мог. Тем более нужна, когда все партии, что на виду, идейно обслуживают бюджетников и тех как раз, кто не может или не хочет. Ау! — дорогие наши лидеры-активисты: есть такая партия? Тогда кто из вас готов создавать ее? Нет, желающих слепить «мегапартию» навалом и заявлений на эту тему — тоже, но все мыслят ее слепленной вокруг себя.


Вроде Рыжков подходящая фигура: почти все видят в нем одного из потенциальных лидеров «большой» партии. Увы — ему и на Парнасике хорошо со своими закадыками. Они ему по всему дороже нас: «Пожалуйста, завтра создадим объединенную партию — но только вокруг нашей горки!» И без разницы, что эта ленивая затея не устраивает практически никого, кроме них самих. И Прохоров готов что-то такое сбацать — и тоже исключительно под себя. Он уверен, что статус единственного кандидата в президенты этой части политического спектра дает ему эксклюзивные преимущества и права. А мы в этом не уверены: и шансов у него ноль, и то, как он этим кандидатом стал, и как в этом качестве себя ведет, вызывает, мягко выражаясь, много вопросов. И Кудрин хочет «объединенную» правую партию. Браво! Только не понятно с кем объединенную: с самим собой? «Яблоко» в этой суете не участвует — считает, что сначала надо провести честные выборы: типа подождем, когда рак свистнет. Так что если чудом дойдет до честных выборов, нас на них в лучшем случае поведет толпа партий — для большего удобства разбегания наших глаз.


Харизматик среди лидеров протестного движения всего один: собой виден, молод, глас зычен, речи зажигают. А, главное, Навальный сделал себе имя реальными разоблачениями «банды жуликов и воров». Казалось бы — вперед! Но чем больше слушаешь про взгляды, подходы и убеждения нашего героя, чем внимательнее наблюдаешь за ним, тем сильнее вянут уши, а глаза хочется отвести, чтобы не видеть и не слышать, как склонен он увиливать от прямых ответов на простые вопросы; склонен говорить вещи, явно специально предназначенные тем-сем нравиться, но при этом внятно противоречащие друг другу, а среди тех-сех нас часто вовсе нет. А судя по теплым отзывам о задушевном общении с Чаплиным, с которым его приятель Тор свел, мракобесие его не отталкивает: напротив, при всей его высокой образованности, включая заграничную, ощутимо манит…


Многие мои друзья — православные, каковых, уверен, на наших манифестациях вообще серьезный процент — чутких, ярких людей, верящих в силу добра, которым, как и остальным пришедшим, потребны свобода, уважение и самоуважение. Так почему Навальный делает ставку не на них, а на агрессивно-упертых и замшелых гонителей чего ни попадя, чьи чаяния озвучивает Чаплин? Выходит, Жириновский пасет атеистический отстой, Навальный намерен окучивать православный, а до приличных людей — что православных, что иноверцев, что неверующих любых кровей — всем, как всегда, нет дела. Сдается, в романтических грезах Россия видится Алексею опять чудом-юдом — во власти только не коммунистической утопии, а эдакого просвещенного мракобесия. Так что пусть уж лучше — от греха — идет он куда подальше: бороться с жульем-ворьем в «Аэрофлот» либо Счетную палату. Ну или отрубит пусть одну из голов своего национал-демократического тяни-толкая. Если посконную националистическую — милости просим создавать нашу партию. В упряжке с тем же Рыжковым, к примеру. Хотя и это по всему — романтические грезы.


Если обойтись без них, нам не в радость ни думские перевыборы, ни президентские — даже будь они в реальной перспективе: все равно не за кого (что) голосовать. И не понять, на каком вообще поле креативят наши лидеры, коли даже первый сбор на Болотной, который вывел протестное движение на новый, немыслимый до того количественный — а с тем качественный — уровень, затеяли и организовали не они, а народ в «Фейсбуке» и других сетях. Похоже, нечего нам от них ждать, как и от прочих «вождей». Лучше полагаться на себя и своих друзей и верить в своих детей (мои, кстати, сыновья готовили Болотный сбор, а первый молниеносный — на Чистые пруды — один из них чуть не в одиночку организовал): может, кто из них вырастет в достойного нас лидера — и потеснит недостойных. А мы, покуда на социальной и культурной поверхности, а не в андеграунде, будем продолжать выходить на улицу, протестовать и требовать — организованно, многолюдно, громко, изобретательно, красиво. И не будем бояться. Мы абсолютно ничем не обязаны Владимиру Путину, и наши руки не протянуты к нему за подаянием, как многие другие, так что ему заломить наши куда сложнее. Пусть он затевает охоту на ведьм, чтобы запугать нас, — не оправдаем его расчетов, не испугаемся, а рассмеемся ему в лицо. В общем, давайте жить смело, давайте жить дружно — и жить станет веселее.

Семен Файбисович

Новая газета

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе