С Думой о выборах

Ближе к декабрьским выборам страну, судя по всему, ждет появление еще одного властного тандема. На сей раз — партийного

«В современном мире, если ты слаб, обязательно найдется кто-то, кто захочет недвусмысленно порекомендовать, какую тебе политику проводить», — предупредил Владимир Путин в отчете перед Госдумой. Широко мыслящие наблюдатели немедленно усмотрели в словах премьера призыв сплотиться вокруг партии власти, потому как только в единстве и есть сила.

Впрочем, намерена ли власть любой ценой отстаивать монополию «Единой России»? В состоянии ли она в одиночку отстоять позиции действующей власти, собрать и приумножить прежнее электоральное «путинское большинство»? Такой уверенности нет. И ближе к декабрьским выборам страну, видимо, ждет появление еще одного властного тандема. На сей раз — партийного.

Время собирать рейтинг

«Отчет премьера — энциклопедия, которая поможет правящей партии сделать свою избирательную кампанию эффективной», — считает гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. Энциклопедических сведений о выходе экономики из кризиса, а также о стратегии развития страны в отчете премьера действительно немало. Но непосредственно предвыборных обещаний (если не считать плановые индексации пенсий и повышение зарплат библиотечным работникам) особенно не просматривалось.

Один из последних опросов фонда «Общественное мнение» демонстрирует снижение рейтинга власти в целом и всех ее составных частей по отдельности. Поддержка президента с января 2010 года снизилась с 62 до 46 процентов. Рейтинг премьера — с 69 до 53 процентов. Доверие избирателей к «ЕР» и вовсе упало до минимального за последние годы уровня в 44 процента. Число же не доверяющих власти выросло с 29 до 38 процентов. Начинать предвыборную кампанию на этот раз партии власти и самой власти придется с низкого старта.

Главным «тараном» предвыборной кампании «ЕР» станет, скорее всего, решение Владимира Путина возглавить ее избирательный список. «Думаю, что большинство у «ЕР» на парламентских выборах будет. Но конституционного большинства — скорее всего, нет», — считает Дмитрий Орлов.

Иными словами, для сохранения нынешнего уровня контроля над парламентом придется менять политическую конструкцию. И альтернативы тут нет: в тандеме с «ЕР» должна пойти вторая партия власти, которая может быть заточена лично под Дмитрия Медведева.

Есть такая партия?

Правда, на роль пропрезидентской партии кандидатов раз-два и обчелся. Вроде бы под крышу «Правого дела» в свое время собирали остатки лояльных власти либеральных структур. Однако никакого дела из этого «Дела» не вышло. Новая партия на всех региональных выборах демонстрировала провальные результаты. Сегодня уже очевидно, что ассоциироваться с такой в общем-то маргинальной структурой ни президенту, ни премьеру по большому счету нецелесообразно.

Альтернативный сценарий, может, и не так политически изящен, но зато вполне реален — «Справедливая Россия». С одной и очень серьезной оговоркой: этой достаточно парламентской партии придется пройти полный рестайлинг. И не только кадровый.

«СР» задумывалась как кремлевский противовес КПРФ, призванный сдерживать на левом фланге активность коммунистов. Результат вышел, как всегда: «эсеры» настолько вжились в роль оппозиции, что принялись почем зря долбать вроде как союзных им «единороссов», отбирая голоса у партии власти.

По мнению главы ВЦИОМ Валерия Федорова, сегодня все должно быть возвращено на круги своя. Кое-что уже сделано. Спикер Совета Федерации Сергей Миронов покинул пост лидера «СР», что можно расценить как первый шаг к примирению двух партий власти. Далее «Справедливой России», видимо, предстоит идеологическое переформатирование — меньше левого популизма, больше либеральных идей, призванных уравновесить консерватизм «Единой России».

«Эсерам» предстоит обрести и новое лицо. И им, пусть и неформально, вполне может стать действующий президент. Плюсы для партии очевидны: портрет главы государства на партийной атрибутике автоматически прибавляет голоса. Для Дмитрия Медведева такой альянс также имеет смысл. Во-первых, появляется сформировавшаяся (в том числе и в регионах) партструктура, коей у президента пока что не было. Во-вторых, гарантированное представительство в Госдуме. С таких позиций куда сподручнее решать в рамках тандема вопрос о кандидатуре на президентских выборах.

Наконец, для власти в целом двухпартийный тандем тоже необходим: в случае, если «ЕР» даже и недоберет мест в будущей Думе до «контрольного пакета», ей подставит плечо «миноритарный акционер» в лице второй партии власти. Если не получается консенсуса на однопартийной основе, почему бы не поискать его на двухпартийной?

Сообразить на двоих

Идейная платформа «двухпартийщины» уже выработана. Владимир Путин в своем отчете перед Госдумой четко обозначил концепцию, разделяемую правительством и нынешним парламентским большинством. По выражению Глеба Павловского, это «концепция госкапитализма с пристроенным к нему сильным социально-распределительным блоком». Примечательно, что реакция из Кремля не заставила себя ждать. В полемику с премьером вступил помощник президента Аркадий Дворкович. По его словам, модернизация экономики должна рассматриваться не как плавное поступательное развитие, как указал в своем отчете председатель правительства, но как реформа всех институтов. При этом помощник президента отметил, что между Кремлем и Белым домом нет существенных разногласий по поводу целей развития страны, однако отличия в методах могут быть, это нормально.

Расколом элит такую полемику назвать нельзя. Однако сформировать на ее основе две политические силы, не громящие друг дружку, но, тем не менее, имеющие четкое различие в глазах избирателей, вполне реально. В совокупности они способны обеспечить власти устойчивое большинство в следующей Госдуме, возможно, что и конституционное.

Дело за малым. С одной стороны, убедить избирателей в том, что это не банальная «разводка» и у власти на самом деле есть две альтернативные концепции развития страны. А с другой, не довести ситуацию до реального раскола в правящей элите, сопровождающейся жесткой борьбой за власть.

Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев уверен, что «курс Путина — это курс на консервацию системы управления страной и структуры ее экономики». Концепция Дмитрия Медведева, по мнению экспертов, также не лишена недостатков. Ее ахиллесова пята, считает Глеб Павловский, — это то, что модернизация по Медведеву не доведена до сознания бюджетозависимых групп. «Мне кажется, — заявляет Павловский, — что президент должен детализировать гарантии социальной защиты. Надо успокоить тех, кто боится потерять приобретенное в процессе неясной для них модернизации».

Такая взаимозависимость двух вроде бы разных стратегий в определенной мере гарантирует тандем от раскола. Даже в том случае, если будут сформированы две политические силы, выстроенные соответственно под президента и премьера. «Но для этого, — говорит Глеб Павловский, — каждый из двух союзников должен гарантировать интересы другого. И главное — интересы стоящих за ними социальных групп». Это, в частности, означает, что Дмитрий Медведев вряд ли устранится от поддержки избирательной кампании «Единой России». Президент будет оказывать знаки внимания обоим провластным ее участникам. Но, не исключено, что «своей» партии чуточку больше.

При таком раскладе электорат примет участие в кастинге конкурирующих моделей развития страны, стоящих за ними партий, а значит, и их потенциальных лидеров, претендующих на президентский пост. Ведь, как сказал Аркадий Дворкович, «стратегия определяется на выборах, когда побеждает та или иная партия или тот или иной лидер». В этой битве за светлое будущее одна из концепций и продвигающая ее команда обязательно окажутся предпочтительнее для избирателей. А значит, и один из участников нынешнего тандема.

Александр Чудодеев

"Итоги"

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе