Ржавая копия страны

Когда Медведев, узнав о трагедии теплохода «Булгария», в сердцах сказал, что «количество старых посудин, которые плавают у нас, запредельно», он, конечно, подставился. Сравнение теплохода, на борту которого погибли больше сотни человек, с российским государством напрашивалось само собой. Что и сделали как отечественные, так и иностранные журналисты. При этом все отметили, что построенная 56 лет назад «Булгария», которая ни разу не прошла капитального ремонта и которую тем не менее эксплуатировали в хвост и в гриву — представляет собой адекватный символ изношенной инфраструктуры всей страны.

Ровно десять лет назад аналитики МЧС выпустили доклад, который многие сочли тогда излишне алармистским. Между тем, специалисты предупреждали: износ всей инфраструктуры — мостов, нефтепроводов, емкостей химических производств — подходит к критическому рубежу. Если не предпринять решительных мер, не начать вкладывать деньги в ремонт — наступит период катастроф. Следует признать, что советская инфраструктура, которая создавалась «с учетом возможности ядерной войны», выдержала больше, чем предполагали в МЧС. Сыпаться она начинает только сейчас.


Но «Булгария» — это еще и символ системы управления страной. Арендатор, субарендатор, наем и поднаем... Одна контора «Рога и копыта» владеет, другая арендует, третья билеты продает — кто за что несет ответственность, не узнать никогда. Фирма-субарендатор под названием «Аргоречтур» зарегистрирована по домашнему адресу ее официального гендиректора Светланы Инякиной, которая очевидно является классическим зиц-председателем. Пресса сообщает, что за спиной Инякиной маячит некий «авторитетный» бизнесмен, связанный к тому же с партией власти. Ну, чисто тандем.


Дальше — больше: уполномоченные обеспечивать безопасность граждан чиновники дают разрешение на эксплуатацию судна с неработающим двигателем. И всем — бизнесменам, начальникам, чиновникам — в общем-то, глубоко плевать на тех, кто вверяет им свою жизнь и безопасность. Поразительны объяснения, которые все они давали в первые дни после катастрофы: «Ну, в общем, состояние корабля неплохое, такое как у всех, если бы не погода, не волна, все было бы нормально». Типа, стабильность у нас. Если не гнать волну, все будет замечательно. Ей-богу, если бы вот эти мелкие махинаторы, из-за которых погибли больше ста человек, занимали посты повыше, а кабинеты пошире, ничто не помешало бы им связать катастрофу с американской противоракетной обороной и поведать, что подлинные виновники — это те, кого раздражает наш ядерный потенциал, и то, что Россия так бодро встает с колен.


Отдельный разговор о «населении» теплохода, о пассажирах. Несмотря на то, что у судна была дурная слава, а интернет полон описанием мытарств тех, кого угораздило отправиться на нем в круиз, люди продолжали покупать путевки. А увидев ужасное состояние, в котором находилась «Булгария», не развернулись тут же и не ушли. Всю поездку они терпели и неработающие туалеты, и отсутствие постельного белья. Именно благодаря вот этому терпению эксплуатация этого ржавого корыта и была выгодна.


«Булгария» — это наша страна в миниатюре. Единственное, чем ржавая лохань со сломанным двигателем и неработающими сортирами отличается от современной России, так это тем, что там выборов не проводили и, соответственно, зажигательных речей не произносили . А, согласитесь, любопытно бы получилось, если бы на верхней палубе один владелец разваливающегося корабля примеривал бы на себя сюртук Петра Аркадьевича Столыпина, с пафосом повторяя фразу о двадцати спокойных годах. Мол, дайте мне еще немного порулить, и наша посудина превратится в яхту друга моего Абрамовича. В это время на нижней палубе другой дуумвир распинался бы про то, что нам нужно двигаться вперед, избегая при этом радикального ремонта. И никто не знает, когда совсем небольшая волна опрокинет судно… 


Ежедневный журнал


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе