Российская военная промышленность избавляется от реформаторов ("World Politics Review", США)

Главная причина, по которой российский президент Владимир Путин решил на прошлой неделе отправить в отставку министра обороны Анатолия Сердюкова, стала понятнее в последние дни, когда он вслед за министром уволил начальника Генерального штаба Николая Макарова и ряд других высокопоставленных чиновников и военачальников, работавших в военном ведомстве. 

Если рассматривать все это в совокупности, отставки говорят о том, что такая встряска вызвана не сексуальными скандалами, не коррупционными действиями и не недовольством офицерского состава, как утверждали различные обозреватели. Чистка стала результатом внутренней борьбы за контроль над распределением тех 700 миллиардов долларов, которые Путин в феврале пообещал потратить к 2020 году на закупку новых вооружений.

© РИА Новости, Алексей Дружинин

Российский военно-промышленный комплекс, куда входят крупнейшие оборонные фирмы страны, военачальники, а также их ключевые политические сторонники из правительства, хотят получать эти средства беспрепятственно. Но во время нахождения на своем посту Сердюков вместе с другими руководителями Министерства обороны постоянно критиковал военно-промышленный комплекс за выпуск устаревшего и слишком дорогого оружия. Он отказывался подписывать контракты на поставки без гарантий высокого качества и низких цен со стороны оборонных предприятий, а также покупать системы вооружений, не прошедшие полных испытаний и не нужные военным.

Министерство обороны стало также решительнее отвергать требования промышленности о крупных повышениях цен, порой даже обращаясь к иностранным производителям для приобретения военной техники, которую российские предприятия не могли изготовить своевременно и с наименьшими затратами. По словам Сердюкова, такой более требовательный подход привел к тому, что Министерство обороны не стало покупать различную бронетехнику, артиллерийские орудия и прочее дорогостоящее оборудование, которое приносило изрядную прибыль оборонной промышленности.

Еще до отставки Сердюкова Министерство обороны начало подвергаться усиленному давлению и требованиям ослабить хватку. В телепрограмме в декабре 2011 года мастер государственного «Уралвагонзавода», который Макаров месяцем ранее подверг острой критике за производство устаревших и низкосортных танков, призвал Путина «выгнать Сердюкова и Макарова за такие речи и назначить хорошего министра».

С наибольшим пылом оборонную отрасль отстаивали заместитель премьер-министра Дмитрий Рогозин и заместитель премьер-министра Сергей Иванов, занимавший должность министра обороны до Сердюкова. В середине февраля 2012 года Рогозин резко упрекнул Макарова за его заявление о том, что Министерство обороны на пять лет прекращает закупки бронетехники российского производства из-за ее низкого качества. Рогозин заявил, что Министерство обороны должно полностью выполнить новую государственную программу вооружения, которая предусматривает закупки такой техники. Тесные связи между государственными чиновниками и некоторыми оборонными компаниями обеспечили ВПК наличие сильного лобби в российском правительстве, а также в корпоративном секторе.

После отставки Сердюкова Путин многозначительно заявил вновь назначенному начальнику Генерального штаба генералу Валерию Герасимову, что надеется на него и нового министра обороны Сергея Шойгу, полагая, что они смогут «выстроить стабильную, хорошую партнерскую работу с нашими ведущими промышленными предприятиями в области оборонной промышленности».

http://beta.inosmi.ru/images/20213/98/202139840.jpg

© РИА Новости, Алексей Никольский

Сергей Шойгу, российский государственный деятель

Признав жесткий и постоянно меняющийся характер военных потребностей, Путин добавил: «Конечно, мы должны ориентироваться на перспективные средства, но все-таки здесь нужна и определенная стабильность».

Сохраняющиеся народные брожения в рядах российского электората наверняка усилили степень политического влияния оборонной промышленности на Кремль. На подрядных оборонных предприятиях очень много рабочих, по-прежнему составляющих основную базу поддержки Путина, от которого сегодня отвернулась российская интеллигенция и городской средний класс.

Есть некоторые свидетельства того, что российская оборонная отрасль стала сильнее благодаря реформам Сердюкова. Военные получают новое оружие российского производства, а Россия добилась немалых успехов в создании истребителя-невидимки пятого поколения.

Тем не менее, хотя российские конструкторы по-прежнему способны создавать первоклассное оружие, оборонные компании страны не в силах наладить массовое производство самых современных систем. В условиях модернизации оборудования и совершенствования коммерческой деятельности многие фирмы просто не смогут конструировать и производить современные образцы вооружений без перерасхода средств и отставания от графика.

Российской оборонной отрасли необходимо побороть коррупцию, сделать более прозрачным процесс ценообразования, отказаться от лишних производственных мощностей и уделить больше внимания контролю качества, особенно на уровне субподрядчиков. Надо также принять срочные меры по обновлению кадров за счет привлечения новых сотрудников. И наконец, рабочим нужна более строгая дисциплина, более жесткие стандарты и меры по предотвращению несчастных случаев, которые возникают при взрывах боеприпасов и пожарах на подводных лодках.

Недавнее увеличение оборонных расходов было в значительной степени сведено на нет исключительно мощным повышением цен в российском оборонном секторе. Критики ВПК, такие, как бывший министр финансов Алексей Кудрин, утверждают, что оборонные компании просто вздувают цены при увеличении бюджетных ассигнований. Представители Министерства обороны заявляют, что рост цен в оборонной промышленности, который гораздо выше, чем в гражданских секторах, объясняется наличием слишком большого количества субподрядчиков и отсутствием прозрачности, что помогает завышать цены и заниматься коррупцией. В прошлом году главный военный прокурор генерал Сергей Фридинский заявил, что примерно 20% тех государственных средств, что выделяются на закупки новых вооружений, разворовываются из-за непреодолимого искушения и возможностей для злоупотреблений и взяточничества, которые скрываются за завесой военной секретности.

Еще одна причина столь серьезного завышения цен в военном секторе - это слишком слабое воздействие рыночных сил на сдерживание расходов. К таким силам относятся конкуренция и прозрачность. То, что российское правительство в последние годы повернулось в сторону иностранной конкуренции, говорит отчасти о его стремлении заставить своих производителей активнее сдерживать цены.

Российским военным не следует радоваться очевидной победе ВПК в подковерной войне за оборонный бюджет страны. Все последние государственные программы вооружения приводили к мощному увеличению бюджетных ассигнований на оборону, чтобы российские вооруженные силы могли получать в больших количествах новое оружие. Однако выполнение этих программ подрывалось из-за повсеместной неэффективности и неискоренимой коррупции российского военно-промышленного комплекса. Недавний успех ВПК в деле отстранения Сердюкова затормозил реформы, и скорее всего, это будет пиррова победа.

Ричард Вайц - старший научный сотрудник института Хадсона (Hudson Institute) и главный редактор World Politics Review.

Ричард Вайц (Richard Weitz)

ИноСМИ

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе