Ресурсы улицы

Устроители митинга, прошедшего 10 декабря на Болотной площади, готовят новую акцию - "За честные выборы". Она запланирована на 24 декабря и по согласованию с мэрией пройдет на проспекте Академика Сахарова. Ее оргкомитет на днях провел первое заседание. Было решено создать ассоциацию избирателей, первых членов которых зарегистрировать прямо на митинге.

Организаторы повторной акции сильно рискуют. Столько людей, сколько пришло на Болотную, они могут уже не собрать, и зримое уменьшение количества митингующих станет знаком того, что протест выдыхается. Леонид Парфенов, принимавший участие в заседании оргкомитета, сказал: "Меня страшит оптимизм, витающий в этой комнате. К сожалению, сердце хипстера склонно к измене - и я опасаюсь, что 10 декабря была первая и самая яркая вспышка".


Митинг на Болотной, несомненно, стал политическим событием. Его проведению власть не препятствовала. "То, что люди высказывают точку зрения по поводу процессов, происходящих в стране, в сфере экономики, социальной сфере, политической - абсолютно нормальные вещи", - сказал вчера Владимир Путин, общаясь в прямом эфире с российскими гражданами. Премьер добавил, что "не видит ничего запредельного в митингах после выборов в Госдуму. Если они результат путинского режима, это радует".


Санкционировав митинг, обеспечив порядок на нем, власть отреагировала на настроения в обществе. Не могла не отреагировать - хотя бы потому, что многотысячную массу митингующих составили не активисты политических партий и движений, а обыкновенные граждане, для которых Немцов, Каспаров, Касьянов не являются авторитетами. Согласно ноябрьскому опросу, проведенному Левада-Центром, лидерам незарегистрированных партий не доверяют 58 процентов россиян. У организаторов уличных акций рейтинг доверия не превышает статистической погрешности. Скажем, Борису Немцову доверяют 3 процента граждан, Михаилу Касьянову - 2, Илье Яшину и Алексею Навальному - 1. Так что влияние несистемной оппозиции на массовые настроения преувеличивать не стоит. Интернет-аудитория, над которой властвует Навальный, соотносится с населением России примерно так же, как Болотная площать с просторами страны. Социологи Левада-Центра полагают, что еще какое-то время организаторы протестных акций будут привлекать к себе общественное внимание призывами выйти на митинг, но число людей, откликающихся на эти призывы, станет с каждым разом уменьшаться и к президентским выборам достигнет привычного минимума.


Сколь успешны будут дальнейшие попытки оппозиционеров завербовать себе в союзницы улицу, покажет следующий митинг. Но опытом последнего десятилетия проверено: улица как символ массового сопротивления не может быть политическим проектом. Протестные настроения не поддаются кабинетному конструированию. Выражение "вывести на улицу" в смысле организовать массовую акцию вошло в обиход в конце 90-х, когда обнаружилось: народ сам уже не выходит, надо выводить.


С тех пор как политика стала искать себе уличное пристанище, освоение пространства протеста, открытого для всех желающих, идет, прямо скажем, не очень-то. И не только потому, что власть жестко пресекает несанкционированные митинги и демонстрации. Массовые проявления недовольства сошли на нет отчасти и сами собой. Многотысячные выступления против отмены льгот - достаточно давний и до 10 декабря единственный пример митинговой стихии.


Дело еще и в том, что способностью к протестной самоорганизации, испокон свойственной, например, французам, российское общество не обладает. Право на митинги, забастовки, прочие изъявления гражданского недовольства, оно для французов - реальный инструмент общественного давления на власть, государство. А для российского большинства это, скорее, гарантированная Конституцией возможность, воспользоваться которой до декабрьских уличных акций в Москве и других городах было мало охотников. Много их не было и в иные времена. Как никогда не было в массовом сознании и четко запечатленных целей протеста.


Объекты протеста - да, это было всегда. Этого и сегодня предостаточно. "Основой для объединения могла бы стать, например, борьба с коррупцией, - говорит один из участников митинга. - А вот от крикливых лозунгов лучше отказаться, потому что ни у кого по-настоящему нет компромата на высшее руководство. У верхушки есть своя идеология, и нечем нам ее крыть".


Крыть действительно нечем. "Честные выборы. Обновление власти. Богатая страна без бедных. Свобода и равенство возможностей. Неприкосновенность частной собственности. Развитое гражданское общество" - все это, скорее, свод заклинаний. Декларативность программ, в основе которых абстрактный демократический выбор при отсутствии четких сегодняшних целей и способов их достижения, одинаково утомила как противников либерализма, так и его приверженцев. Разоблачительный пафос докладов, написанных и распространяемых Миловым и Немцовым, тоже мало кого трогает. Что власть коррумпирована, граждане знают и так. Чего они не знают, так это реальных способов избавления от всепроникающей коррупции.


Что может предложить обществу несистемная оппозиция? Харизматического лидера? Увы. Богатых и щедрых спонсоров? Исключено. Армаду активистов и сторонников? Едва ли.


Организаторы акции "За честные выборы" на первом своем заседании говорили о необходимости объединить все "здоровые силы общества". Подобные разговоры происходят всегда. Чем они кончаются, заранее известно. Любая попытка найти консолидирующую фигуру на роль лидера или, больше того, выдвинуть единого кандидата на президентский пост тотчас выльется в склоку, распри, скандал, как многократно бывало. Каковы амбиции отечественных либералов и сколь велика их способность договариваться, хорошо известно. Сочинить меморандум демократических сил не составит большого труда, но когда дело дойдет до персоналий...


Вообще российской власти повезло с оппозицией - более немощной, деморализованной и желать не надо. Российское общество - оно тоже не считает оппозицию влиятельной силой. Да и не нуждается в ней. По данным социологов, почти половина граждан полагает, что оппозиция не нужна. Лишь менее трети населения признает за ней право вырабатывать альтернативный курс и занимать командные высоты. Впрочем, сама оппозиция до сих пор не дала повода относиться к себе иначе. За двадцать лет постсоветской истории она ни разу не приходила к власти.


Пока непонятно, станут ли послевыборные митинги убедительным для руководства страны запросом на перемены, дадут ли они толчок к реформированию политической системы. Результаты парламентской кампании показали: настроение общества меняется. Но митинговые ораторы, лидеры оппозиции сегодня не в состоянии полноценно соперничать с властью. Ее главный соперник - усталость народа.

Валерий Выжутович


Российская газета


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе