Путин. Активный или пассивный? Продолжение

Намедни я обратился с призывом ко всем нам — политически мотивированным гражданам человечества — оставить наконец в покое Владимира Путина. Сегодня со всей уверенностью можно сказать, что призыв мой услышан ни фига не был.

Почти никто не собирается оставлять бедного премьера в покое.

Вот звонит на днях знакомый журналист:

— Как думаешь, — говорит, — интервью Кадырова и манифест Михалкова — это начало предвыборной кампании Путина?

— Да, — ответил я, — самое что ни на есть начало предвыборной кампании. Только медведевской. Против Путина.

Точнее, кампания началась еще на сером диване обкомовской дачи, когда Путина искусно позиционировали как символ архаики (проклятого прошлого). А теперь она (кампания) вовсю продолжается.

Как известно, бывший президент, а ныне глава Чечни Рамзан Кадыров в интервью Newsweek заявил, что Путин — его идол/кумир, и пожелал премьер-министру пожизненного президентства в РФ. Внимание, вопрос: своими высказываниями г-н Кадыров помогает Путину вернуться в Кремль или мешает?

На мой взгляд, явно мешает.

Не секрет, что большинство населения РФ, особенного русского населения, воспринимает Кадырова-политика со знаком «минус». По меньшей мере, как символ поражения России во второй чеченской войне.

Активно-мыслящая часть народа РФ, призванная, по замыслу профессиональных медведевцев, стать «авангардом модернизации», к главе Чечни относится, мягко говоря, очень настороженно.

Наконец, истэблишмент Запада, чья позиция для Кремля становится всё важнее, Кадырова (и всё похожее на кадыровщину как явление современной политической истории) недолюбливает и побаивается.

Стало быть, если не кто иной, как глава Чечни истово хочет возвращения Путина, а Медведева как будто снисходительно игнорирует, то… Три вышеперечисленные группы целевой аудитории должны сказать себе: ладно, Медведев может и фуфлыжник, но все-таки лучше, чем Путин.

Меньшее зло.

Опять меньшее зло. Как и в 2005-2007 годах, между предварительным и окончательным одобрением кандидатуры нынешнего президента РФ в качестве преемника Путина.

Правда, тогда «большим злом» — универсальной пугалкой — были кровавые силовики-милитократы (кстати, в последние годы концепция милитократии как-то растворилась-рассосалась, будто и не существовала на свете). Которые убили Политковскую и Литвиненко. А сейчас — антимодернизационный Путин и всеугрожающий Кадыров.

Агата Кристи в «Убийстве на поле для гольфа» сказала устами Эркюля Пуаро: «Человек — существо неоригинальное. Он неоригинален в рамках закона, в своей повседневной личной жизни, но он равным образом неоригинален и в нарушении закона. Если он совершит преступление однажды, то и все другие преступления, совершенные им, будут походить на первое. Английский убийца, который избавлялся от своих жен, топя их в ванной, являл собой как раз такой пример. Если бы он изменял свои методы, то, возможно, избежал бы ареста по сегодняшний день. Но он стал жертвой стереотипного мышления, полагая, что один раз удалось — удастся и другой».

Человек не оригинален и в политтехнологиях, добавим мы.

Сюда же — и Дукуваха Абдурахманов, спикер чеченского парламента. Который только что публично сказал, что «Единая Россия» способна получить на выборах в Чечне хоть 120% голосов, и только потому, что ей руководят Путин и Кадыров. А если без Путина и Кадырова — за «ЕдРо» не проголосует никто. Медведева в этом контексте г-н Абдурахманов благоразумно не помянул.

И правильно сделал.

Потому что Медведев у нас — модернизатор и указатель в светлое будущее. А неприкрытый беспредел на так называемых выборах должен ассоциироваться с Путиным, и только с ним.

В общем, «чеченские руководители за Путина» — это что-то типа старых проверенных «геев за Явлинского». Только в солидном, брутальном и маскулинном варианте. Хотя и не без мелодраматических слез Рамзана (во время всё того же интервью Newsweek). Как правильно сказал Довлатов, все гангстеры слезливы.

Вы спросите: а что же, Кадыров и Абдурахманов не понимают, что делают? Их что, в тёмную разводят? Возможно ли это? Ведь Кадыров за последние годы показал, что он, может, политик и не слишком образованный/щепетильный, зато весьма неглупый и уж точно очень хитрый.

Ответ: не знаю. Надо у Владислава Суркова спросить. Он как раз накануне публикации в Newsweek отметился визитом в Грозный. Может, расскажет чего.

Да, кстати, а вот и Никита Михалков.

В последнее время он демонстративно дружит именно с Медведевым. Юбилей свой (65) устроил на канонической медведевской территории — в демонстрационном зале ГУМа, фирменных владениях президентского бизнесмена Михаила Куснировича, традиционного спонсора разных светских проектов семьи Медведева. И поздравлял Михалкова в ГУМе самолично президент. Не премьер.

И всего через несколько дней Никита Сергеич выпускает манифест, в котором вроде как оспаривает медведевскую модернизацию, явно направленную на вестернизирование России.

Он что, за Путина?

Нет, за Медведева.

Михалков — управляемый оппонент модернизации. Игрушечный консерватор. Заведомый спарринг-партнёр модернизирующего Кремля. Ну, типа как это делается в разных телепрограммах системы «соловьев». Когда оба дискутанта получают инструкции в одном и том же месте, о чем и как им дискутировать, — и вперед.

И конечно, сигнал той самой активно-мыслящей части общества: не хотите так медлительно и барственно, как Михалков, тогда идите вослед Медведеву.

Не случайно именно на минувшей неделе, сразу после Кадырова и Михалкова, рейтинг Медведева (согласно опросам Левада-центра) подскочил и сравнялся с рейтингом Путина. Как-то так получилось. Совпадение.

А что же Путин? Его, похоже, собираются превратить в окончательного монстра. Втоптать в серый диван до степени неразличения.

Нет, воля ваша, но всё-таки это несправедливо.

У Путина сохранились прекрасные человеческие черты. Например, он искренне любит животных. Понимает, насколько они честнее и порядочнее двуногих уродов.

Как политтехнолог на пенсии я бы Владимиру Владимировичу посоветовал, как избежать тотальной монстризации. Надо ему возглавить сеть приютов для бездомных животных. По всей стране. И пока он премьер, дать на них денег. Немного. Много там не надо. Это не Олимпиада в Сочи.

И с этим — уйти в историю. Которая, как правильно сказал Довлатов, начинается…

Ну, не будем.

P. S. Всякий, кто видел Путина во время недавнего киевского визита, согласится: пластическая хирургия — страшная вещь. Вот оно, настоящее лицо архаики: натянутая на череп мертвая кожа в агонистических синяках. Модернизаторы должны быть довольны.?

СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ

Ежедневный журнал
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе