Оппозиция нового типа

Интеллигенции в России больше нет…


Оппозиция не борется вообще ни за что, и не борется против чего-то конкретного. Оппозиция просто существует – ну, как Жириновский, например. Такова форма жизни оппозиции. Почему возникла такая оппозиция нового типа – понятно. В тот момент, когда российская интеллигенция прекратила существовать, вместе с интеллигенцией умер и её внутренний кодекс – у людей городской среды не осталось принципов социальных связей.



Принцип партии нового типа, нацеленной на победу, Ленин сформулировал в 1903 году, когда партия была оппозиционной – но осознавала себя как будущая партия власти.


Дан рецепт: как оппозиции взять власть. Нужен союз военного образца, с подчинением по вертикали, с механизмом демократического централизма; выполнение директив, соблюдение дисциплины, секретность – обязательны. Лишних людей – не нужно. Подрывающих авторитет партии – вон из рядов. Бездельников, пьяниц, праздных болтунов – вон. Партия создана ради победы, потому не именовала себя оппозицией: с первого дня была правящей.


Нынешнюю оппозицию именовать партией невозможно – у оппозиционеров не получается оформиться в партию, самоназвание «внесистемная оппозиция» не случайно. Те «демократические» партии, которые имелись, постоянно оказывались недееспособными. Вместо жесткого принципа союза – диффузное брожение «по интересам». Характерным мотивом митингующих является смутное чувство солидарности своему кругу «я не мог не пойти на площадь, поскольку там все мои друзья». Круг друзей не имеет чёткого контура, включает в себя рестораторов, банкиров и журналистов.


Более того: временный союз с идеологическими врагами (патриота с либералом, коммуниста с нефтяником) – провозглашён как необходимый этап усиления оппозиции. Сравните с ленинским «чтобы объединиться, нам надо размежеваться» – сегодня провозглашён прямо противоположный принцип. И это понятно: Ленин требовал чёткого формирования программы, на основе программы – выработки партийных директив; нынешняя оппозиция постулирует как главный принцип – отсутствие программы на первом этапе. Сначала – победа, потом – программа.


Концептуалисты казались шарлатанами – не умели рисовать и больших идей не имели, повторяли одно и то же, называлась эта невнятная речь «дискурсом». Очень скоро этот невнятный «дискурс» был принят как обязательная к заучиванию программа, краткий курс ВКПб.

Почему шарлатаны побеждают


К этой бессмыслице уже привыкли, бессмыслица удивляла вначале, но не будешь же вечно задавать один и тот же вопрос. Отсутствие программы, отсутствие партии, союз по интересам и диффузное участие, латентная фронда – это черты оппозиции нового типа.


Оппозиция нового типа создана для того, чтобы быть вечной, оппозиция не торопится – оппозиция создана для перманентного долгоиграющего проигрыша.


Никто не сказал простой вещи – сегодняшняя оппозиция использует стратегию, которую двадцать лет подряд успешно применяет Жириновский: вечно пугать приходом к власти, но никогда власть не брать. Нынешние оппозиционеры смеются над Жириком, но они все – «жирики». Именно Жириновскому принадлежит в России честь открытия новых принципов оппозиции: стать необходимым компонентом власти, исполнять роль оппозиции, имитировать наличие свободного мнения.


Помните эпизод из «Гекльберри Финна»: нервная толпа приходит линчевать полковника, а полковник толпу прогоняет, и в назидание крикунам говорит так: «если бы вы действительно хотели меня линчевать, то сделали бы, как делают на юге – пришли бы ночью, в масках и с факелами. А вы хотели просто пошуметь, ну теперь идите домой, к жёнам, и выпейте».


Единственный упрёк нынешнему российскому полковнику следующий – впрочем, данный упрёк побоялись сформулировать отчётливо, поскольку будучи недоказанным, такой упрёк подсуден: полковник будто бы создал внутригосударственную корпорацию, которая присвоила себе бюджет страны. Он, мол, присвоил себе бюджетные деньги в непомерных размерах и наделил деньгами членов своей тайной группировки.


Это серьёзное обвинение. Иными словами, полковник создал систему олигархического правления. Достаточно произнести это обвинение внятно – и ясно, с чем должна бороться оппозиционная партия.


Однако оппозиция выдвигает на смену предполагаемому олигарху – другого олигарха, Прохорова. Оппозицией предложено считать, что новый олигарх во главе государства и есть алкаемый результат борьбы с олигархией.


Действия оппозиции на сегодня - это классическая тактика партизанских налётов по принципу «укол-отход». Буквально тысяча человек в такой схеме, разбившись на небольшие летучие отряды численностью в 20-30 человек, способны «растащить» тысячи сотрудников полиции и ОМОНа по всему Центру. Выступления носят хаотический, но в то же время очень скоординированный характер.

Тактика «Белой ленты» разительно изменилась


Олигарх-кандидат отказался бороться за власть, его цели были иными – нужно было легитимизировать богатство. Его цель понятна. Но рядовой участник митингов вправе возмутиться: а дальше-то что? С чем мы, простите, боремся? Ясно, что не с олигархией: если бы боролись с олигархией – то олигарха в альтернативные президенты бы не предлагали. И за что боремся – тоже неизвестно: у нас нет программы.


Ответ прост: оппозиция не борется вообще ни за что, и не борется против чего-то конкретного. Оппозиция просто существует – ну, как Жириновский, например. Такова форма жизни оппозиции. Почему возникла такая оппозиция нового типа – понятно. В тот момент, когда российская интеллигенция прекратила существовать (умерла в девяностые годы, интеллигенции в России больше нет), вместе с интеллигенцией умер и её внутренний кодекс – у людей городской среды не осталось принципов социальных связей. Набор персонажей, галерея лиц – это осталось, требовалось наполнить театр масок новым содержанием. Былую интеллигенцию приспособили к делу.


Опытному сценаристу (стратег из администрации или сила вещей, неважно) ничего не стоило использовать обанкроченное предприятие. Устроили закрытый аукцион, выкупили пустую оболочку, приватизировали, наполнили новым содержанием. Удобно то, что наработанная фразеология, мимика, реакции, пафос – всё есть. Отсутствует цель – но это и требуется от оппозиции нового типа.


Оппозиция нового типа есть имитация гражданской жизни общества; бывший интеллигент должен делать всё то же самое, что делали его родители – с той лишь разницей, что родители были интеллигентами, а он – оппозиционер нового типа. Они делали всерьёз, а он – понарошку. Он должен читать (в книжке нет страниц), митинговать (без программы), думать (надо наморщить лоб), общаться с себе подобными в кафе (о, как мы это умеем!). Власти деятельность не угрожает, это есть необходимый элемент государственной жизни.


Зачем нужна оппозиция без позиции? Чтобы не было оппозиций в принципе. Первый лозунг оппозиции нового типа: мы против революции. Как говорил герой Шекспира: «Ты мне напоминаешь храбрецов, которые, входя в трактир, снимают шпагу со словами – дай Бог, чтобы ты мне не понадобилась».


Наконец устроилось: единая партия власти – и единая оппозиция власти.


Съезды в Кремле, оппозиционные концерты в Лондоне. Почти как у людей – ну, чем не общество?

Максим Кантор

CHASKOR.RU

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе