Обледенение как наказание

Природно-техногенные катаклизмы, приобретающие масштаб бедствия – это тоже плата за «стабильность» политической системы

Новогодний мегауикэнед на информационном фронте выдался на удивление мрачным: политический террор в Минске, приговор Ходорковскому, коллапс в Шереметьеве, длящееся неделю с лишком отключение света в Подмосковье. Хотя удивляться, по сути, нечему. Тенденции общественно-политической жизни что в Белоруссии, что в России слишком очевидны и слишком схожи, чтобы их могли разрушить наши иллюзии. Ну а тенденция считать зиму в России аномалией - еще крепче.

В этом контексте обычно рассуждают на тему: а не угрожают ли природно-техногенные катаклизмы политической стабильности в России?

Я бы поставил вопрос иначе: в какой мере эта стабильность, то есть сложившаяся в стране система управления, обуславливает превращение погодной аномалии в катаклизм?

Ну, посмотрим на систему. Сначала по телевизору.

Даже государственные каналы показывали, что в отличие от нормальных систем, основанных на обмене информацией, происходит обмен ложью. Корреспондент делает стендап из аэропорта, где обезумевшие, измученные люди спят на полу и бросаются на охрану, и тут же в прямом эфире, какой-нибудь руководитель пресс-службы или вице-президент заявляет, что ситуация неуклонно нормализуется. Губернатор Московской области Борис Громов говорит о постоянном сокращении количества обесточенных населенных пунктов и торжественно обещает дать свет до боя Курантов. А корреспондент федерального канала тем временем добрался до деревни, где при свечах, судя по всему, будут встречать не только Новый год, но и Рождество, и куда, по словам местных жителей, спасатели и энергетики даже не приезжали.

Врут губернаторы, чиновники и представители пресс-служб не потому, конечно, что их мама и папа в детстве не научили говорить правду, а потому, что ложь в определенный момент становится единственным способом если не избежать санкций вплоть до отставки, то хотя бы отложить их. А там либо начальство увлечется чем-то еще (страна большая, каждый уголок управляется вручную, рук не хватает), либо подчиненные каким-то образом решат проблему.

В девяти случаях из десяти это работает. Если, конечно, речь не идет о серьезной, комплексной проблеме. Тогда ложь кумулятивным образом накапливается по всей цепочке исполнителей и ее верхнее звено уже не располагает реальной информацией, а потому если и врет, то наобум. И в каждом звене ложь провоцирует принятие неправильных решений, что усугубляет саму проблему.

Кстати, худшее из возможных решений в предновогоднюю ночь принял Владимир Путин, который отправил высоких чиновников встречать праздник в обесточенные районы. Там и так рук не хватало, а энергетики и спасатели вместо восстановления энергоснабжения были вынуждены заниматься подготовкой к визиту высоких разъяренных гостей, что само по себе хуже коллапса.

Врут, кстати, не только по вертикали. Не было бы в «Домодедове» такого кошмара, если бы аэропорт честно сообщил, что не будет работать как минимум сутки. Но ему это было не надо. Потому что по Воздушному кодексу все проблемы с пассажирами должны решать авиакомпании. А если объявить о локауте, то можно потерять часть клиентов, которые улетят из «Внукова» или поедут поездом. Клиент же, попавший в аэропорт, вынужденно оставит здесь кучу денег. Да, это бизнес.

Если бы аэропорт отвечал перед потребителем деньгами, а должностные лица – административно, то они не только оповестили бы о проблемах по интернету, радио, по громкой связи на Павелецком вокзале ив метро, но и, с большой долей вероятности, купили бы уже резервные генераторы. Существующих хватает только на обслуживание имущества аэропорта.

С подмосковным локаутом ситуация не так проста. Вроде бы во всем, (кроме, конечно, погоды) виноваты деревья, растущие вблизи линий электропередач, которые из-за обледенения падают на провода и рвут их. А проводить профилактические вырубки нельзя, потому что Лесной кодекс запрещает валить лес кому-либо, кроме собственников и арендаторов. (По этой же причине, кстати, с момента вступления Кодекса в силу в России перестали рубить противопожарные просеки, что круто аукнулось прошлым летом).

Норма, конечно, глупая, и законодательство менять надо. Но вот еще вопрос: что мешало сдать участки вдоль ЛЭП энергетикам в аренду на льготных условиях? Неужели жадность? На Рублевке ведь как-то получилось по 700 рублей за гектар?

Это, впрочем, детали. Лес вырубить можно, но проблемы останутся. Первая и главная среди них – износ сетевого хозяйства, в том числе ЛЭП. По оценкам Николая Швеца, главы холдинга МРСК, который естественно-монопольно владеет магистральным сетевым хозяйством страны, в целом по системе износ составляет 69%.

А многие опоры ЛЭП отработали положенный срок уже дважды, кроме того, их конструкция, оказывается, не рассчитана на возможное обледенение проводов. Поэтому в ряде поволжских регионов, где локауты случились на две недели раньше, чем в Подмосковье, опоры падали без помощи деревьев, просто под напором ветра.

В общем, сетевое хозяйство нуждается в масштабной программе модернизации. Хотя г-н Швец и предпочитает термин реновация, его право. Главное, что эта программа, рассчитанная на 10 лет, будет стоить 2,8 трлн руб., около 40% этой суммы нужно будет привлечь из бюджета.

Программа реновации, кстати, была внесена на рассмотрение правительством еще в мае, но Владимир Путин услышал про 2,8 трлн только в середине декабря, на совещании, посвященном ликвидации последствий поволжских локаутов. Может, в связи с этим итоговое совещание по программе у профильного вице-премьера Игоря Сечина, назначенное на 17 декабря, так и не состоялось.

Теперь программу если и примут, то опять же не раньше мая. Да и на что способен бюджет, обескровленный Олимпиадой, Чемпионатом мира и саммитом АТЭС?

Лично у меня есть подозрение, что бремя спасения сетевого хозяйства будет переложено в основном на потребителей. В конце концов, это нам нужен свет. В поселках, где живут лица, принимающие решения, стоят резервные генераторы.

В этом и есть главный недостаток системы: решения принимают одни люди, отвечают вторые, а платят все остальные. И это не лечится.

Так что держите в укромном уголке запас воды, круп, сахара, соли, свечей и спичек.

Алексей Полухин
редактор отдела экономики «Новой»

Новая газета
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе