Ковка новых лидеров

В первые дни января политическая жизнь России затихает. Уходит на каникулы, поближе к оливье и сельди под шубой, электорат. Подобно стаям журавлей, в теплые страны отправляются политики, а вместе с ними – их секретарши, помощники, имиджмейкеры.

Однако начало Нового, 2011 года полностью опровергло вышеприведенный стереотип. Сначала ледяной дождь пролился на самолеты в Домодедово и Шереметьево, заблокировав сотням отдыхающих доступ к вожделенным январским каникулам. Он же оставил без света тысячи людей в Подмосковье.

А затем ледяной дождь на оппозицию обрушила власть. Целый ряд ее лидеров оказался под административным арестом по стандартным обвинениям в неподчинении сотрудникам милиции. В изолятор временного содержания попали Борис Немцов, Эдуард Лимонов, Илья Яшин, а также один из лидеров ДПНИ Владимир Тор.

Напомним, что Тор был задержан 31 декабря 2010 года рядом с памятником маршалу Жукову на Красной площади. Тогда в рамках организованного националистами празднования Русского Нового Года на Красной площади власти предприняли беспрецедентные меры безопасности. В результате впервые за несколько лет на Красной площади получили возможность гулять не только гости столицы, но и москвичи, а также интуристы. Говорят, милиция добилась этого простой проверкой документов.

Впрочем, организаторам Русского Нового Года пришлось за это поплатиться. Владимир Тор отдувался за всех, как самый активный в настоящее время из лидеров национального движения. Он был задержан милицией, препровожден в отделение и приговорен к десяти суткам административного ареста за сопротивление ее сотрудникам. Никаких оснований для этого не было. В ответ на просьбу предъявить документы Тор показал удостоверение журналиста. А никаких оснований для того, чтобы видеть в нем разыскиваемого преступника (что согласно закону запускает процедуру установления личности) не существовало.

В результате Тор получил 10 суток ареста. На свободу он вышел 10 января в 23-20 по московскому времени, чтобы на следующий же день снова оказаться за решеткой. На этот раз его задержали поблизости от Манежной площади, где националисты планировали провести свой аналог «Стратегии 31». На этот раз приговор составил 15 суток административного ареста. Таким образом, большую часть января Владимир Тор проведет в изоляторе временного содержания.

Множество слов, которые следовало сказать в связи с незаконными арестами оппозиционных лидеров, уже сказаны. Понятно, что ни Немцов, ни Тор, ни Яшин, ни другие арестанты не были заинтересованы в личном противостоянии с милицией. Их дела шиты белыми нитками. Милиция фабриковала обвинения столь грубо и неумело, что адвоката Тора Матвея Цзена несколько раз буквально выносили на руках из отделения милиции – чтобы не мешал «сочинять».

Однако какие выводы можно сделать из всего происходящего? Конечно, умные люди вспомнят, что год предвыборный – в декабре предстоят выборы в Государственную думу. Причем нижняя палата парламента впервые за постсоветскую историю будет избрана на пять лет. Затем, уже в новом 2012 году придет через президента. Его изберут на шесть лет. Таким образом, ставки невероятно велики как для политических партий, для которых вылететь из Думы на пять лет означает прекратить существование, а для возможных кандидатов в президенты – тем более.

Противостояние между кремлевскими «башнями» и сопутствующие ему интриги дают шанс уличной политике, в то числе и националистам, которые за несколько последних лет были отодвинуты в политическое гетто. Накануне выборов уличная активность опять может быть востребована (и плевать, чем она вызвана в так называемой реальности, ибо реальности, как доказала наука философия, не существует вовсе).

Благодаря Манежной площади националисты включаются в контекст выборов 2011-2012 годов. Никто в Кремле никогда не поверит, что у страны есть какие-либо реальные проблемы, не решаемые деньгами, поэтому вряд ли Манежная будет воспринята всерьез – как сигнал к реальному изменению государственной политики. Никаких изменений не видно, кроме разве что активизации прокремлевских молодежных движений, которые резко активизировались и стали ботать по фене, называя противников власти «петухами». Очевидно, Россия в рамках модели, где лидеры либеральной оппозиции являются «петухами», должна представлять собой гигантский концлагерь. Впрочем, не будем о грустном.

Проблема заключается в том, что националисты пытаются отрабатывать Манежную площадь и случившиеся на ней события по той же схеме, по которой отрабатывали в свое время Кондопогу. Иначе говоря, любую межнациональную стычку в столице и за ее пределами объявляли «Кондопогой», после чего интерес СМИ к проблеме был обеспечен.

Со временем и власти, и СМИ перестали пугаться «Кондопоги», тема ушла из фокуса общественного внимания. То же самое может произойти и с Манежной площадью. Сейчас ее все чаще используют как пугало. Так было и на Новый год, так было и в ходе событий 11 января. С другой стороны, сложно представить другую тактику со стороны националистов да и либералов тоже. И те и другие используют не ресурс «политических машин», стройными рядами по команде выводящих на площади должное количество политических бойцов, а ресурс «обеспокоенных граждан», каждый из которых представляет собой не более чем одну «обеспокоенную единицу» и мало связан с другими. Отсюда и средства агитации – интернет, призывы собраться на митинг в том или ином месте.

Естественно, контролировать численность собравшихся довольно сложно. Националисты, как показывает практика, могут выводить на площадь значительное число людей. Однако этому должна предшествовать серьезная оргподготовка и пропагандистская кампания, затрагивающая не только интернет. Как показывает практика, обклейка Москвы стикерами с призывами прийти на Русский марш дает больший эффект, чем просто агитация через социальные сети. Через последние может произойти случайный выброс протестных настроений, но этот эффект нестоек и потому не подлежит институционализации.

Достаточно очевидно, что в рамках модели, в которой на президентские выборы от правящего тандема идет Медведев, ему должна противостоять либеральная оппозиция. Просто как свидетельство его свободолюбивых намерений. Выдвижению же в президенты Владимира Путина соответствуют националисты. Медведев должен демонстрировать, что он лучший либерал, чем старые либералы 90-х. Путин же – что он цивилизованный националист, в отличие от «этих, страшных, нерукопожатых, с улицы». А поскольку никто толком не понимает, кого же из дуумвиров власть выдвинет в президенты в 2012 году, рождественский кролик раскладывает яйца по всем корзинам.

Беда только в том, что и у уличных либералов, и у уличных националистов нет лидеров. Во всяком случае таких, которые были бы приемлемы с точки зрения Кремля, то есть сочетали бы в себе рукопожатость и нерукопожатость сразу. Лимонов – персона нон грата для Администрации, да и не воспринимается либералами как свой. Его бойцы-нацболы – лишь пушечное мясо для либеральных интриг. Алексеева – слишком стара для того, чтобы восприниматься как полноценный оппонент власти. Почтенная пожилая леди не годится на роль трибуна, произносящего пламенные речи с броневика.

Аналогичная ситуация и в националистическом лагере. После отхода от дел Александра Белова единоличного лидера у националистов нет. Белов в свое время воспользовался Кондопогой для того, чтобы стать безоговорочным лидером русского движения. Но позднее из-за давления властей и угрозы попасть в тюрьму был вынужден официально отойти от дел. Неформальный запрет на политическую деятельность для него, насколько можно понять со стороны, сохраняется.

Стало быть, либералам и националистам нужны новые лидеры, хотя бы на период предвыборной кампании. Они и создаются в процессе новогодних административных арестов. Правда, с выдвижением Немцова в лидеры либералов несколько переборщили. Госдеп США стал столь активно вступаться за него, что это вызвало протест внутри страны. Ну что же, это не столь важно – ошибки будут учтены и США не будут выражать свою поддержку Немцову столь громко. Конечно, не отказываясь давить на Кремль в случае необходимости. Таким образом, в результате ареста и связанного с ним информационного шума Немцов выдвигается на роль лидера несистемных либералов (а Яшин – вице-лидера, должность, в силу молодости этого политика, весьма почтенная).

Очевидно, что в рядах националистического движения Тор переходит на позиции ведущего игрока, то есть самого известного из националистов, который к тому же связан с брендом Манежной площади, ведь никто до сих пор не сказал, кто же был организатором этих событий. Тор взял на себя важную роль «языка» молодежи, бывшей на Манежной. Он вступил в переговоры с властью, пытаясь ей объяснить, чего же в действительности добивались манифестанты. Два подряд незаконных ареста привлекают к Тору внимание и симпатии СМИ. Даже либералы, как известно, не жалующие националистов, вынуждены согласится с тем, что арест Тора – вопиющий произвол.

Тем самым Тор становится неформальным центром националистического движения, что подкрепляется его ведущими позициями в целом ряде националистических организаций, в том числе такой крупной, как ДПНИ.

Насколько все эти игры власти с оппозицией имеют отношение к реальным проблемам межнациональной напряженности и ситуации в стране? Никакого, строго говоря. Это не значит, конечно, что либералы и националисты не поднимают проблем, действительно важных для страны. Просто власть не готова и не способна их обсуждать.

Поэтому, если что-нибудь не переменится, обоим политическим силам придется ждать милостей от Кремля. Впрочем, эти милости сильно зависят от того, как будет развиваться ситуация в стране, ибо последняя впервые за многие годы вызывает опасения. Нарастающий классовый раскол между людьми, которые «присосались к трубе» и живут как в первом мире и теми, кто обосновался в третьем, нарастает. Одновременно нарастает и недовольство общей ситуацией в государстве, которое как корабль без руля и без ветрил утратило курс и просто носится «по воле волн».

В этой ситуации либеральный и националистический броненосцы, покинувшие в результате последних событий запасные пути, еще могут сыграть свою роль. Но какую – сильно зависит от таких далеких от России факторов, как цены не нефть и способность президента Обамы победить на выборах 2012 года в США.

Павел Святенков

Russian Journal
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе