Конституция развитого путинизма

В этом году исполняется 20 лет Основному закону Российской Федерации, и в стране уже началась дискуссия о необходимости его изменения. Два главных вопроса: что именно нужно менять в Конституции и к чему это может привести?

Если верить, что Конституция страны фиксирует некое состояние ее политической и экономической системы, то приходится признать, что периодические правки Основного закона неизбежны. Нынешняя Конституция РФ принималась в 1993 году при президенте Ельцине, с тех пор многое изменилось. Владимир Путин лишь формально является преемником Бориса Ельцина, в действительности же его режим во многом является отрицанием ельцинской эпохи. И в последние годы у многих возникло ощущение, что Конституция 1993 года не то чтобы устарела, но как бы оторвалась от политической реальности. С этой точки зрения возможная правка Основного закона не выглядит такой уж нелогичной. Каждой эпохе — своя Конституция. Любопытно, что о необходимости переписать Конституцию РФ практически одновременно заговорили люди самых разных политических предпочтений. Изменить Основной закон призывает оппозиция, но не отвергают эту идею и в коридорах власти. Правда, цели при этом у различных политических сил диаметрально противоположные.

Противники нынешней власти — и либералы, и левые — выступают за изменение «монархического» характера Конституции. Член координационного совета оппозиции, политолог Андрей Пионтковский требует уменьшения президентских полномочий. «Нынешняя Конституция любого человека очень быстро превращает в диктатора, поэтому задача протестного движения не заменить плохого «царя Путина» хорошим «царем Навальным», а ликвидировать саму должность царя, — говорит он. — Для этого президент должен остаться гарантом целостности страны, гражданских прав граждан, символом ее единства и верховным главнокомандующим, но при этом он должен быть ответственен перед парламентом». По мнению Андрея Пионтковского, президент должен быть беспартийным и сменяться каждые четыре года без каких-либо дополнительных оговорок.

Об усилении функций парламента все активнее говорят даже сами авторы проекта Конституции 1993 года. Один из них — главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктор Шейнис. Он также считает, что необходимо зафиксировать в Конституции такой порядок, когда не президент Государственной думе, а Дума предлагает президенту главу правительства, который перед этим представляет депутатам развернутую программу правительственной деятельности и называет свою команду. Эта мера, по мнению эксперта, повысит роль парламента, который сейчас «не имеет достаточных возможностей для контроля над исполнительной властью, сосредоточенной в руках президента». «Следует провести своеобразную рокировку: парламентское большинство, при котором партия завоевала большинство мандатов на настоящих честных выборах, или какая-то коалиция, располагающая таким большинством, должна выдвигать премьера. А президент может утвердить его или нет, — предлагает Виктор Шейнис свой вариант правки Конституции. — В этом случае, если президент не хочет пойти на развязывание политического кризиса, но он не согласен с предлагаемым премьером, либо если проправительственное большинство в Думе не сложилось, он вправе на год назначить премьера и «техническое правительство», которое осуществляет целый ряд неотложных мер, например, отвечает за своевременное принятие и исполнение бюджета. Если через через год ситуация повторяется, президент должен согласиться с кандидатурой, предложенной думой, или распустить ее и назначить новые выборы».

Одновременно, считает Виктор Шейнис, необходимо устранить внесенную в Основной закон при Дмитрии Медведеве поправку о продлении срока президентских полномочий с 4 до 6 лет и парламента — с 4 до 5 лет. «Я считаю, что [длительное] пребывание одного лица на одном и том же посту — вещь неправильная, так как за эти годы человек обрастает разного рода связями, в том числе коррупционными и теневыми. Поэтому эту поправку надо отменить и заодно надо исключить одно чрезвычайно коварное словечко — «подряд», — полагает он. — Это словечко «подряд» как раз и стало основой для возвращения Путина в президентское кресло, после того как его назначенец Медведев занимал президентский пост». Также, по мнению эксперта, корректировке должна подвергнуться и статья о назначении сенаторов. Виктор Шейнис считает, что формирование сената непрямыми выборами или назначением лишает парламент возможности быть контролирующим органом. Для введения прямых выборов членов Совфеда желательна правка Конституции, хотяч это можно сделать и путем внесения поправок в законы.

Однако в исправлении Конституции заинтересована не только оппозиция, но и сама власть. Сегодня обсуждается как минимум два возможных варианта правки Основного закона в интересах Кремля (читай — Владимира Путина). Первый сценарий — дальнейшее укрепление вертикали. По мнению директора Фонда эффективной политики Глеба Павловского, до апреля 2011 года занимавшего пост советника руководителя Администрации президента, правка Конституции, скорее всего, будет идти по пути превращения России из суперпрезидентской республики (каковой она сейчас является) фактически в монархию. «Речь будет идти о дальнейшем усилении президентских позиций, роль парламента, который уже давно никого, кроме кремлевской администрации, не представляет, будет снижаться, в том числе и на уровне Основного закона», — говорит Глеб Павловский. Один из возможных вариантов: президент, как в США, сможет совместить полномочия главы государства и главы правительства. Эта правка, утверждает эксперт, — исключительно в интересах действующего президента. «Об ином в кремлевской администрации и не думают: для них самая страшная опасность — это то, что что-то не понравится Путину. А о том, что будет после Путина, они даже подумать боятся. И они будут править Конституцию, исходя из «вечного Путина». Это очень опасная вещь, и ни к чему хорошему она привести не может», — уверен Глеб Павловский.

Другой сценарий, как ни странно,— изменение Конституции с целью укрепления позиций парламента. Но, разумеется, не для того, чтобы удовлетворить требования оппозиции, а на случай, если Путину все-таки придется уйти из Кремля. Причин тому может быть несколько — от состояния здоровья (как с Уго Чавесом) до падения рейтинга из-за каких-то кризисных явлений. В этом случае, считает руководитель юридической службы КПРФ, депутат Госдумы Вадим Соловьев, власть может пойти по пути создания такой «парламентской республики», где преимущество при принятии решений будет фактически закреплено за одной правящей партией («Единой Россией») или правящим блоком (Общероссийским народным фронтом). Правящая партия (блок) будет предлагать кандидатуру премьер-министра и формировать правительство из числа депутатов. А президент будет обладать, скорее, символической властью. Через такой парламент партия власти во главе с национальным лидером де-факто сможет если и не диктовать свои условия новому президенту, то по крайней мере сохранить существенное влияние на решение важных проблем. Если в руках парламентариев окажутся вопросы бюджетной, внутренней и внешней политики, новый президент будет связан по рукам и ногам.

«Примерно такой механизм действовал, когда президентом был Медведев: у Путина в руках был потенциальный рычаг воздействия на своего преемника в лице «Единой России», — говорит высокопоставленный собеседник «Профиля» в руководстве ЕР. Однако, отмечает он, в 2008—2012 годах не нужно было менять Конституцию в сторону усиления роли парламента, поскольку «в руках Путина были и другие инструменты контроля над ситуаций: пост премьера и личная преданность самого Медведева». Если же в будущем таких рычагов у нынешнего главы государства не окажется, лозунг конституционного укрепления парламентаризма в России вполне может быть взят им на вооружение. Тем более что с созданием преград для попадания в новый парламент нежелательных для власти фигур проблем не возникнет: в багаже ЕР уже сейчас есть с десяток заготовок, при помощи которых избирательное законодательство можно корректировать в ту или иную сторону, не затрагивая основ Конституции, но при этом не минимизируя возможность прохождения в Думу «уличных» оппозиционеров. Впрочем, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко возражает, что опыт стран СНГ — Грузии, Молдавии и Украины, перешедших к модели парламентской республики, — показывает, что усиление парламента не помогает действующим президентам сохранить власть в своих руках. «Ни Леонид Кучма, ни Владимир Воронин, ни Михаил Саакашвили с переходом к парламентской республике у власти не остались», — отмечает он.

Как бы то ни было, в ближайшие годы переработка Конституции будет возможна лишь в случае, если соответствующую отмашку депутатам и своему аппарату даст президент Владимир Путин. Он несколько раз заявлял (и на своей пресс-конференции в декабре прошлого года еще раз это повторил), что еще в 2008-м, в конце своего второго срока, легко бы смог изменить Конституцию РФ «под себя», но не стал этого делать. «Если бы я считал, что тоталитарная или авторитарная система является для нас наиболее предпочтительной, то я бы просто изменил Конституцию. Как вы понимаете, это было легко сделать. Это же не требует даже какого-то всенародного голосования, достаточно было провести это решение в парламенте, где у нас (у партии «Единая Россия». — «Профиль») было больше 300 голосов. Я сознательно ушел на вторую позицию, сознательно, для того чтобы обеспечить и преемственность власти, и проявить уважение к Конституции страны и к нашим законам», — заявил президент России. Но его мнение может измениться. Например, если Путин поймет, что через 5 лет ему все же придется уходить.

Конечно, вряд ли Конституцию будут переписывать в год ее 20-летия. Накануне юбилея менять Основной закон вряд ли захотят: в праздник лучше говорить о незыблемости ценностей, заложенных в ней, нежели о зыбкости самого фундамента, на котором она была воздвигнута. Другое дело, немного погодя — когда торжества поутихнут, а впереди замаячит конец нынешнего политического цикла, начавшегося с третьего избрания Владимира Путина. Тут-то и может потребоваться правка Основного закона.

Порядок правки Конституции

Предложения о поправках и пересмотре положений Конституции могут вносить президент, Совет Федерации, Государственная дума, правительство, законодательные органы субъектов Федерации, а также группа численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной думы.

Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной думы, то созывается Конституционное собрание, которое либо подтверждает неизменность Конституции, либо разрабатывает проект новой Конституции, который принимается Конституционным собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование (впрочем, каким образом созывать Конституционное собрание, до сих пор не ясно: федеральный конституционный закон об этом органе за истекшие 19 лет так и не был принят).

При проведении всенародного голосования Конституция считается принятой, если за нее проголосовали более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняли участие более половины избирателей. Поправки к главам 3—8 Конституции принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

АВТОР: ОЛЬГА ПАВЛИКОВА

Профиль

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе