Коммунальный тупик

Георгий Осипов о том, что приказы Путина улучшить ситуацию в ЖКХ невыполнимы

Недавний путинский разнос подчиненных за слишком резвый рост тарифов ЖКХ высветил главное отличие сегодняшнего президента Путина от вчерашнего: прежде он на самом деле верил в силу своих приказов и призывов, теперь — вряд ли.

В начале тысячелетия Путин поддерживал и даже способствовал финансированию разных как бы реформаторских начинаний в той же сфере ЖКХ (как и в других областях нашего бытия). Другое дело, какие идеи и кто ему представлял, но президент первого, так сказать, розлива готов был верить и поддерживать энтузиастов. То это была группа олигархов, обещавшая что-то весьма туманное по выводу коммунальной сферы из убыточности и (взамен, конечно, чего-то необъявляемого) даже начинавшая вкладывать деньги в строительство в глубинках каких-то сверхсовременных котельных. То чиновники начинали переосмысливать тарифную политику, писать и обсуждать по этой теме пространные доклады. Потом переключались с коммунальной сферы на какую-нибудь, скажем, медицинскую, потом что-то еще подоспевало –

нехватки в проблемах у нас сроду не наблюдалось, так и жили, работая как рабы на галерах.

Потом был кризис — то есть заемные деньги стали дорожать, затрезвонили маржин-коллы, нефть подешевела. И оказалось, что ровно ничего ни в ЖКХ, ни где еще с ненавистных 90-х сделано не было. Ветшающее хозяйство требовало все больше денег на элементарное поддержание его в минимально приемлемом работоспособном состоянии, однако бюджеты пострадали от срочной помощи избранным банкам и корпорациям. Появилась идея — передать регулирование тарифов ЖКХ с регионального на муниципальный уровень (нечто подобное проводилось тогда во многих сферах), что и сделали в начале 2010-го. И быстро получили резкий рост цен, протесты населения.

Тогда Владимир Путин еще, кажется, верил в силу своих приказов. Он вернул полномочия в регионы и приказал ограничить потолок роста тарифов. В 2011 Путин распорядился, чтобы рост тарифов не смел превышать уровень инфляции.

Может быть, именно это распоряжение и стало последним примером искреннего заблуждения лидера нации в том, что он волен устанавливать законы экономики.

Так или нет, но к последнему заседанию по коммунальной теме президент уже точно знал, не мог не знать, что не все ему подвластно. К примеру, что по всем прогнозам в этом году рост тарифов (сам утверждал) на электричество и газ составит 15%, на воду — примерно 10%, еще больше — на подачу тепла. То есть нелепо требовать ограничения конечных тарифов для потребителей шестью процентами. Но именно эти 6% президент приказал соблюдать.

Рядом с президентом были компетентные люди, к примеру, Эльвира Набиуллина. Они не стали вдаваться в конкретику и говорить о том, какой вес в конечных «жировках» закреплен за «Газпромом», какой — за энергетиками и так далее.

Пожурили управляющие компании (УК), предложив нам верить, что по большей части местная шпана виновата в явно необоснованном завышении тарифов.

Что ж, поверим, если надо, нельзя же подвергать сомнению планы «Газпрома» по строительству новых плохо заполняемых трубопроводов. Да и нет особых фантазий про кристальную честность сотрудников УК. Только вот назначают их и контролируют, как правило, соответствующие звенья вертикали власти, по сути, УК работают на вертикаль и ее винтики в обличии конкретных служивых. Трудно сказать, однако, способны ли эти низовые звенья без помощи гигантов отечественной экономики обеспечить такой рост цен, чтобы президент мог картинно воскликнуть: «С ума, что ли, сошли!»

Сам президент и его советники точно знают, каков именно чей вклад в рост цен, сколько приходится на федеральных монополистов типа газовиков, сколько — на местных исполнителей типа УК. Знают, судя по всему, что невозможно будет сдержать рост цен в шестипроцентной рамке (или придется маскировать его бюджетными вливаниями, на что уже и теперь может всех бюджетов не хватить, а что будет завтра в силу ветшания хозяйства — и думать не хочется). Вот и получается, что нынче президент Путин впервые, может быть, громогласно отдал приказ про шесть процентов, в который сам верить не может и явно, есть подозрения, не верит.

Подобное мы уже проходили. В шестидесятые годы прошлого века лидеры Компартии, похоже, тоже верили, что через двадцать лет построят коммунизм. А в семидесятые уже не верили, но усердно держались прежнего курса и традиционной лексики.

Тогда от веры до имитации прошло примерно десять лет. В нашем случае все ускорилось, по грубому подсчету, вдесятеро — от 2011-го до 2013-го.

Зачем президент так? Дело, наверное, не только в стремлении показаться строгим, но справедливым всем тем небогатым зрителям каналов отечественного ТВ, которые якобы составляют избирательный костяк. Во-первых, они скоро могут увидеть (если не умножить бюджетное финансирование ЖКХ), что приказ их президента опять пропущен мимо ушей его же ставленниками. Во-вторых, такими темпами рост цен на коммуналку может скоро стать в тягость и обеспеченным гражданам, которых меньше, но лояльность которых на самом деле важна для политика в здравом уме, каким и является, безусловно, наш президент. А главное, в существующей и Путиным же выстроенной системе управления экономикой (вот вера в возможность такого управления, кажется, еще не совсем развеялась) миссия по наведению порядка в коммунальной сфере просто невыполнима. И президент это, видимо, знает лучше многих.

У нас, на удивление всему миру, так: собственники квартир как бы есть, а собственников многоквартирных домов — нет. У нас не продаются дома, продаются квартиры в них. То есть нет собственников, заинтересованных в снижении платежей через управляющие или любые другие уполномоченные застройщиками или местными властями компании. Общедомовое хозяйство (оплата содержания которого и пиарится нынче как главная составляющая цены) по одним нормативам как бы в доле у собственников квартир, но фактически принадлежит часто муниципалитетам, да там вообще трудно разобраться в законодательном кавардаке.

Уповали на массовую организацию населения в отряды самообороны от коммунальщиков, в ТСЖ. Но наивно полагать, что все сплошь найдут время и силы на бесконечные собрания и изнурительную борьбу за честное ведение дел. Сколько у нас ТСЖ? Кстати подоспело исследование по этой теме старшего преподавателя кафедры институциональной экономики НИУ ВШЭ Екатерины Борисовой. Из него узнаем, что сейчас ТСЖ есть примерно в каждом пятом многоквартирном доме, всего таких товариществ около 90 тысяч.

Это не значит, что все они успешно добиваются, как сказано в исследовании, передачи инфраструктуры жилых домов из муниципального ведения в совместную собственность жильцов. В любом случае

четыре пятых домов внятного собственника не имеют, то есть у них нет хозяина, заинтересованного в снижении издержек. А управляют ими структуры, у которых имеются противоположенные стимулы: как раз наращивание издержек позволяет им обогащаться.

Строго в соответствии с предлагаемыми обстоятельствами эти структуры и пытаются заработать, по циничным законам экономики иначе и быть не может. Но законы вертикали такие «глупости» игнорируют. Вот МВД уже публикует на своем сайте справки про уголовные дела против завышателей расценок. Эта кампания имеет перспективы для мощного развития с арестами и этапированием злодеев под прицелом камер госканалов, если президент не остановит лавину, посчитав, что не пришло еще время для перераспределения прибыльных уделов.

Только, как бы он ни поступил, это будет неискренне. У него достаточно информации про то, что половинчатая (кстати, дочубайсовская) приватизация квартир сделана так, как сделана, ответственных хозяев у домов нет со всеми вытекающими последствиями.

Были бы такие хозяева — были бы и доходные дома, как в других странах. И могла появиться возможность для организации довольно прибыльного бизнеса на защите прав домовладельцев (и арендаторов или собственников квартир) от пренебрегающих антимонопольными и другими правилами поставщиков света и тепла. Но тогда могло бы начать плодиться племя злобных юристов, готовых из алчности разорвать в судах обидчиков собственников и жильцов. Прискорбно, но для этого еще потребовалось бы развитие судебной реформы (как и для того, чтобы вообще бизнес и быт в России налаживались во всех сферах). Но тогда в итоге и «Газпром» может внезапно оказаться в роли могучего медведя, которого разрывает стая псов-юристов (вон как они над Apple на днях опять надругались).

Еще страшнее представить, что вообще может затеяться в контролируемых из-за океана сетях живой разговор не только про заокеанскую собственность отдельных паршивцев, а вообще про реальные права собственности на родных просторах, даже и про то, куда кто и как собираемые налоги направляет…

Плюс еще при таком развитии событий придется, видимо, большую часть многоквартирных домов — самых обветшалых, никому и даром не нужных — честно пообещать содержать за счет казны. А где брать деньги на эту непривлекательную статью расходов, не за счет же прекрасных проектов по организации череды праздников торжества вертикали в России типа олимпиад и разного рода симпозиумов с предварительным строительством грандиозного.

В общем, жуть. Что при таких подозрениях делать? А нечего и делать, приходится признать. И остается власти лишь верить в могущество западных экономик, которые встрепенутся и обеспечат рост цен на наши чушки и жидкости, чтобы к осени, скажем, можно было сказать: вот видите, господа злопыхатели, проявила власть необходимую суровость и защитила народ от роста цен. Еще надеяться на то, что в обозримом будущем все ветшающее и гниющее по всей стране разом вдруг не грохнется.

Все это и вынуждает, кажется, смириться с тем, что впредь придется все чаще говорить то, во что сам не веришь.

Георгий Осипов

Газета.Ru

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе