Как нам по-быстрому развалить Россию

На съезде партии «Гражданская платформа» начинающий политик Михаил Прохоров предложил сократить количество российских регионов до 10–15 «земель», упразднив при этом национальные республики. Последние, по его мнению, представляют собой «национальные гетто, где местная коррумпированная власть угнетает и грабит наших людей, при этом всех национальностей». Далее необходимо «перейти к изменению территории с точки зрения экономической целесообразности», для чего «придётся менять Конституцию» и производить «радикальные изменения межбюджетной системы».

О том, что система межбюджетных отношений и распределения полномочий между центром и регионами никуда не годится, известно давно. Попытка её реформировать, затеянная бывшим президентом Медведевым, похоже, увязла в межведомственных противоречиях. Но решение проблемы по принципу «взять всё и поделить» (точнее, объединить) может обернуться ещё худшим вариантом.

Ключевой вопрос, который придётся решать при столь радикальном укрупнении регионов: что делать с нынешней региональной элитой? Репертуар приёмов здесь довольно ограниченный, хотя и не раз опробованный. Это либо та или иная форма репрессий, либо разнообразные варианты «золотого парашюта» (например, по схеме «власть в обмен на собственность»), либо создание многочисленных синекур. Последний вариант имеет массу исторических образцов — во Франции XVII века, к примеру, при наступлении центра на региональные элиты появлялись должности типа хранителя королевской трости или смотрителя королевского ночного горшка. И если первый сценарий (репрессии) сегодня явно не пройдёт, то остаются второй и третий — с соответствующей ценой вопроса. В результате укрупнение регионов, продиктованное «экономической целесообразностью», обернётся только ростом расходов на компенсацию потери статуса региональных элит.

Уже имеющийся в России опыт укрупнения регионов нельзя назвать простым. Достаточно вспомнить, с какими боями и проволочками в прошлом десятилетии шло совершенно оправданное избавление от «матрёшечных» субъектов типа Усть-Ордынского или Агинского Бурятского автономных округов. Что будет, если на их место поставить Чечню, Дагестан или Татарстан? Элиты национальных республик отреагировали незамедлительно — на грани непарламентских выражений. Один из высоких чиновников Башкирии посоветовал Прохорову «не чесать там, где не чешется», вице-президент Якутии назвал его заявления безграмотными, а спикер чеченского парламента Дукуваха Абдурахманов и вовсе усомнился в праве Прохорова на подобные высказывания: «Кто он такой, чтобы говорить об эффективности или неэффективности национальных образований?»

И с содержанием этих оценок, и даже с их тоном можно согласиться. Дело в том, что в совокупности тезисы об упразднении национальных республик с последующим укрупнением регионов, пусть и под предлогом «экономической целесообразности», — это прямой путь к региональному сепаратизму. Кровавый распад Югославии тоже начинался с разговоров о том, что богатым республикам надоело кормить бедные. Похожие заявления звучали и в Советском Союзе в адрес республик Средней Азии. А дальше на это моментально наслаивалась националистическая риторика. Михаил Прохоров лукавит, когда говорит, что готов блокироваться с любыми политическими силами, кроме националистов. Те, кто повторяет мантру «хватит кормить Кавказ», и есть непосредственная аудитория его заявления.

Причём угроза сепаратизма исходит вовсе не с Кавказа — тамошние элиты не раз демонстрировали лояльность Москве. Другое дело — богатые регионы, чьи элиты привыкли к высокой степени самостоятельности. Допустим, что все регионы нынешнего ЮФО решено объединить в условный Азово-Черноморско-Нижневолжский край с центром в Ростове. Едва ли сплочённая элита Краснодарского края согласится на подчинённое положение в его структуре — а отсюда уже полшага до открытого сепаратизма, который в латентной форме на Кубани и так присутствует. А там и Астрахань с её каспийскими амбициями подтянется. Далее — везде: похожие процессы быстро развернутся по всей стране, и тогда времена распада Советского Союза покажутся благословенными.

Но главное, радикальное укрупнение регионов едва ли достигнет декларируемой цели. Когда Прохоров говорит, что если бы сегодня Россия состояла из 10–15 земель, тогда чиновник из Москвы не смог бы навязывать свою волю этим землям, это тоже от лукавого. В любом учебнике по управлению написано, что чем менее сегментирован объект управления, тем более он управляем. Так что при сокращении числа регионов получится не усиление их самостоятельности, а нечто прямо противоположное — все региональные главы окажутся на коротком поводке. Сейчас же у Кремля элементарно не хватает ресурсов контролировать всё — Герман Греф как-то признался, что, будучи министром, долго не мог запомнить в лицо всех губернаторов. И в этой ситуации у глав регионов появляется большой ресурс для самостоятельности. Астраханский губернатор Жилкин в интервью нашему журналу как-то заметил: «Я не понимаю, какие ещё нужны полномочия губернаторам», пояснив далее: «Все инструменты привлечения инвестиций, реализации проектов, позиционирования территорий на местах есть. Но каждый регион не ныть должен, а работать».

И, наконец, самая слабая часть аргументации Михаила Прохорова — она совершенно не учитывает вполне сложившейся в значительном числе субъектов региональной идентичности, которая нередко не сводится к собственно национальной (не только в Дагестане или Кабардино-Балкарии, но и, скажем, на Кубани). Работа на этом уровне требует более тонких настроек, чем «экономическая целесообразность», а предложение заменить статус полноценного субъекта «национально-культурной автономией» едва ли свидетельствует о глубине понимания проблем региональной политики.

Николай Проценко

Эксперт

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе