Философия давосизма

Большинство комментариев по поводу приезда Путина в Давос: российский премьер выступил в Давосе с блестящей речью. Те, кто ее писал, могут взять с полочки пирожок. Браво, браво, браво. Они не только нашли простые слова для сложных тем, но и сумели срикошетить сразу в обе стороны. Давосский спич в одинаковой мере противопоставлен обольстительно-обманчивому берлинскому выступлению раннего Путина и зубодробительной Мюнхенской речи Путина-позднего. Три ясные мысли организуют этот текст. Им не нужно уповать на огосударствление рынка; так всемирный кризис не одолеть – это раз. Нам следует наконец-то признать, что в России наблюдаются не просто последствия мировых процессов, а нарастает собственный масштабный кризис; мы расплачиваемся остро и болезненно за то, что не изменили сырьевой характер экономики и бюрократические методы управления ею – это два. Всем необходимо согласиться, что лишь компромиссы и сотрудничество между Востоком и Западом дают нам шанс на общее исцеление: три.
Переходя от давосской речи к российской жизни, мы обязаны заземлить проблему и поставить несколько вопросов. На которые спичрайтеры не отвечают. Не их обязанность.

Вот, например, один из них. Произнесенное в Давосе зеркально противоположно тому, что было сказано осенью 2007-го в Лужниках. Как будто говорили разные политики в разные эпохи; объединяет их только общий энергичный стиль. Тогда городу и миру было сказано, что только мощное государство во главе с безраздельной правящей партией и единоличным вождем имеет шансы противостоять вечно-враждебному Западу. Теперь мы убеждаемся: не только. Не столько. А, может статься, и только не. Означает ли это, что прошедшие месяцы переменили ситуацию настолько, что авторы политики последних лет переосмыслили ее и готовы сами же ревизовать? Политику системного огосударствления. Политику столь же системной бюрократизации всех процессов, включая выборный. Политику закукливания в собственном мирке и вражду с большинством соседей, конфликты по всем поводам, как вполне реальным, так и полностью надуманным. 

Такое в истории случается. Пересмотр ключевых позиций под воздействием реальности. Добровольный демонтаж системы руками тех, кто ее создавал – не из романтических побуждений, а из трезвого расчета, ибо только так можно удержаться от краха и падения. В конце концов, все, что мы знаем о западных элитах, говорит нам: в определенный исторический момент они изменились, но не потому, что прозрели и как-то вдруг исполнились сознанием незыблемости общественной морали, а потому, что им по-другому править стало невозможно. Если это так, и у нас запускаются сходные процессы, и философия давосизма готова потеснить практику мюнхенизации, то ура, вперед и с песней. Начинаем дружно менять условия своего существования, чтобы выйти из кризиса обновленными, как призвал премьер в Давосе. Встаем на путь развития после самораспавшейся стагнации. И в таком случае отказ от размещения «Искандеров», о чем только что стало известно, лишь первый разумный шаг в заданном направлении; объявление о готовности работать с США на афганском направлении – второй, желание плотней войти в проект «Южного потока», причем на рыночных условиях – третий. Будем ждать четвертого, шестого и десятого.

Но ведь совершить их на спаде будет очень трудно; гораздо трудней, чем это было можно сделать на взлете. Поскольку мало поменять тональность разговора с миром. Чтобы экономика вновь задышала, придется медленно менять модели внутреннего управления, переходить от ручного режима к системе контролируемой самонастройки. Развернуть орудия, заниматься не столько чужим Майданом, сколько своей собственной самостийной бюрократией; меньше обращать внимания на Саакашвили и больше – на родимую милицию; не заводить людей на простую войну, а готовить их к сложному миру. Не просто принимать суровые решения, а обсчитывать их гибкие последствия. Скажем, хорошо, что власть так озаботилась вопросом, на что уходят средства господдержки банкам; но есть ли у нас хоть малейшая уверенность, что спецслужбы, которым поручено этот процесс контролировать, не разменяют свое право следить – на обязанность бизнеса делиться?..

Еще раз. В давосской речи сформулированы важные и правильные принципы, наконец-то описаны механизмы выхода из тупика. Но при сохранении существующего порядка вещей эти механизмы будут обесточены; чтобы они заработали, их надо как минимум подключить к электричеству. Для чего необходимо подтягивать кабели. Запускать генераторы. Обеспечивать технику безопасности. Мы и вправду к этому готовы? Нет? зачем тогда блестящие силлогизмы? Запад все равно верит только делам, январская газовая история давосским шлейфом не закроется, внезапная готовность Страсбурга вернуться к делу ЮКОСа это один из прозрачных намеков, которые сейчас нам будут делать постоянно; благие пожелания уйдут в песок, взбаламученный песок ненадолго замутит воду, потом спокойно ляжет на дно и покроется ряской. Да? Что же; давайте отмашку.

Александр Архангельский

РИА Новости
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

Григорьев Александр Юрьевич