Фельетон Максима Соколова

Перельман, Фоменко и Мавроди. – «Опыт мой не может не удаться». – Преобразование хулы в хвалу. – Генералиссимус Гонтмахер. – «Возьмемся за руки, друзья». – Равноупакование гадивших. – Репетиция оперы «Великая дружба». – Дары волхва. – Древняя магия. – Сила физических мозгов.
Пример исторических разысканий тополога А.Т. Фоменко показывает, что одаренные математики – люди совсем особенного склада, отличающиеся чрезвычайной целеустремленностью. «Если я чего решил, то выпью обязательно». Сходным образом пример Г.Я. Перельмана показал, что математику миллионов не надобно, а надобно мысль разрешить. С.П. Мавроди, с детства богато одаренный математическими способностями, делавшими его подобным Архимеду и Пифагору, также показал, сколь тверды даровитые математики в единожды принятом решении мысль разрешить. Еще в 90-е годы открыв для себя чудесные свойства геометрической прогрессии, служащие источником богатства народов, Мавроди, несмотря на все испытанные им трудности, остался тверд в убеждении: «Последний мой опыт не удался от безделицы – теперь уж я все расчислил; опыт мой не может не удаться».

Установив это, математик объявил, что его гражданский долг – возобновить опыты с прогрессиями, для чего им было учреждено начинание «МММ-2011. Мы Можем Многое», каковое многое заключается в выпуске электронных билетов (успехи электрического интернета не прошли мимо математика) с ежемесячной доходностью в 20% (для убогих и немощных – 30%).

Понимая, что на сей раз опыт не может не удаться, С.П. Мавроди с ироническим спокойствием воспринимает беснования врагов, лишь замечая: «Маразм и истерия». Тем более что, учтя предыдущие ошибки, математик искусной речью реабилитировал слово «пирамида», многими по ошибке считающееся применительно к финансовой деятельности ругательным. Ум поверхностный и космополитический в видах реабилитации скорее прибегнул бы к указанию на опыт ФРС – что-то в духе «будет людям счастье, счастье на века, у заморской власти сила велика», но С.П. Мавроди подошел к вопросу глубоко и патриотично. Он истолковал подлинное значение слова: «Это пирамида, если вам так нравится это слово. В том смысле, что Система замкнута. Никаких внешних поступлений нет. Только деньги самих участников Системы» – и добавил, что создает «пирамиду, на вершине которой окажется Россия».

Сходный опыт реабилитации незаслуженно компрометированного слова произвел и аналитик ИНСОР Е.Ш. Гонтмахер. Исполнившись желания быть испанцем, он писал: «Хочу предложить идею о нескольких колоннах тех, кто возьмет на себя спасение страны (заранее смеюсь над прикормленными политтехнологами, которые будут любовно обыгрывать термин «колонна», но давайте возвращать словам их первоначальный смысл)». Применяя опыт генералиссимуса, Е.Ш. Гонтмахер указал, что силы, спасающие страну, будут наступать четырьмя колоннами, как-то: открытым уличным протестом; деятелями культуры и творческой интеллигенцией; организованной демократической оппозицией; независимым экспертным сообществом. К этим четырем колоннам добавляется «самая массовая, естественно, пятая колонна, которая, собственно говоря, и должна взять на себя основную тяжесть спасения России. Это миллионы просто неравнодушных людей из всех общественных слоев – студенты, предприниматели, врачи, учителя, офицеры, рабочие». Эксперт отмечает, что «слияние в едином порыве всех этих колонн только и дает шанс на спасение России и начало ее вывода в круг цивилизованных стран» и завершает стратагему словами старинной студенческой песни: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке».

Применение к освободительной борьбе терминологии, относящейся к гражданской войне и осаде фалангистами Мадрида, есть реабилитационное начинание не менее смелое, чем у Мавроди с пирамидой, а инновационным тут является превентивное причисление к прикормленным политтехнологам всех, кто сомневается в риторической уместности такого приема. Инновация имеет большое будущее, поскольку нужда в образах и символах у борцов любого направления чрезвычайно велика – все символы истасканы до полной непригодности, а тут открывается возможность использовать символику по второму кругу. Итальянское fascismo восходит к образу ликторской секиры, т.е. топора, обвязанного пучком прутьев, что символизирует силу единства в разнообразии, отчего сторонники гражданского общества, не боясь прикормленных политтехнологов, могут открыто называть себя фашистами. Лидер «Справедливой России», а некогда Партии Жизни С.М. Миронов и нуждался, и нуждается в общепонятном символе жизненной силы и плодородия, а использование в этом качестве выхухоли оказалось не вполне удачным. Замена выхухоли на свастику, являющуюся древним инодоарийским символом плодородия, была бы сильным агитационным ходом, а испытывающих сомнения С.М. Миронов мог бы смело посылать к Гонтмахеру.

Пока что с мастерами культуры, партийцами и экспертами все более или менее по диспозиции – zweite,dritte und vierte Kolonnen marschieren. Хуже с первой колонной, поскольку органы МВД живо отозвались на указание, данное через твиттер помощником и покровителем ИНСОРа Д.А. Медведевым: «В стране и в Москве – все под контролем. Со всеми, кто гадил, разберемся. Со всеми. Не сомневайтесь». Понимая, что слово президента – закон, и вдохновившись его призывом «паковать» злонравных, органы стали горячо воплощать в жизнь принцип капитанши Василисы Егоровны: «Разберись, кто прав, кто виноват, да обоих и запакуй».

В результате никому не было обидно. Чуждые лицеприятия органы паковали вне зависимости от каких-либо идейных, национальных etc предпочтений, в святочном исправдоме, что на Симферопольском бульваре, выдающийся либерал-западник Б.Е. Немцов подвергся аресту вместе с национал-большевиками, левыми социалистами и даже с националистом Владимиром Тором. Для последнего, повторно арестованного спустя менее чем сутки после окончания первого срока, казенное здание на Симферопольском бульваре окончательно приобрело статус родной хаты. При этом, согласно принципу равноудаленности, покуда в Москве арестовывали националиста, в Ставрополе на 10 суток арестовали целый интернационал. Как только к органам «поступила информация от людей о том, что компания молодых людей танцует лезгинку, туда незамедлительно выдвинулись сотрудники милиции, были задержаны 14 человек... все задержанные оказались лицами кавказской национальности, среди которых были даргинцы, армяне, азербайджанцы и один узбек». Очевидно, молодые люди репетировали оперу В.И. Мурадели «Великая дружба».

Такое торжество оптимистического Большого Стиля – «за столом никто у нас не лишний, по заслугам каждый награжден» – сделало тему 15 суток популярной в обществе, причем тема приобрела отчетливо метафизическое звучание. Тяготеющий к творческому методу мистического реализма писатель А.А. Проханов отметил: «Да я всю жизнь сижу 15 суток», в ответ же на пессимистическое замечание, что человеческую жизнь вообще можно уподобить 15 суткам, отвечал: «Нет, не все, не все. Я в момент, когда Борис Ефимович был вице-премьером, сидел 15 суток, длящихся все 90-е годы. Я сидел в этой огромной каталажке, которую он устроил мне и моим друзьям». Впрочем, по природному незлобию мистический реалист простил молодого реформатора и прислал ему в исправдом журнал «Плейбой» и теплые носки.

Дарами волхва Проханова список утешений, ниспосланных Б.Е. Немцову, не ограничился. Неоднократно наблюденный (в наиболее ярком и выпуклом виде – на примере М.Б. Ходорковского) феномен неспособности человека к безэмоциональному познанию, выражающийся в готовности считать великим императором всякого, кто угодил на о. Св. Елены, проявился и на молодом реформаторе.

Прежде даже и в среде единомышленников и соратников Б.Е. Немцов не всеми считался образцом ума глубокого и проницательного. Иные отмечали его некоторую поверхностность. Выражения «ну, что вы хотите, это же Немцов», а равно и «все в ботву ушло» были еще чрезвычайно мягкими, ибо иные соратники прибегали даже к порожденным зловещей древней магией выражениям: «Му...ла со скотомогильника». С помещением б. вице-премьера в исправдом все совершенно изменилось, и проф. Е.М. Альбац дала следующую мозговедческую оценку Б.Е. Немцову: «У него, конечно, замечательные мозги, очень быстрые, очень быстро реагирующие, прекрасно абсорбирующие большие объемы информации. Физические мозги – это особые мозги совершенно» – и заключила, что перед нами «значительно больший интеллектуальный потенциал, чем суммарно имеется в нашем российском Белом доме и в Кремле. Там просто таких мозгов нет».

Профессор все же несколько преувеличивает, представляя АП РФ и правительство РФ каким-то собранием мудрецов и полубогов. Правительственный кадр всякий бывает, и таких мозгов там тоже имеется.

Максим Соколов

Эксперт
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе