Диктатура настоящего демократа

Ситуация, сложившаяся вокруг кампании по десталинизации, не может не вызывать серьезнейших опасений.

Никто не спорит, что память о преступлениях, совершенных в эпоху Сталина, необходимо сохранять, жертвы незаконных политических репрессий должны получать поддержку, а архивы — быть максимально доступными для исследователей. Однако федотовская программа «десталинизации» далеко выходит за пределы этих разумных и по-настоящему необходимых вещей. Нам обещают введение запрета на «прославление сталинизма» — запрета, прямо нарушающего конституционные права на свободу слова и мнения, запрета, чреватого цензурными ограничениями в осмыслении нашего трагического прошлого. Фактически нам обещают установление новой единственно-верной идеологии, причем административными методами.

«Во многом мы до сих пор живем стереотипами тоталитарного прошлого, — говорит в недавнем интервью глава президентского Совета по правам человека. — В начале 90-х власть надеялась, что демократия и рыночная экономика сами расставят все на свои места. Конечно, исторический процесс — вещь хорошая, но уж больно длительная. Сегодня очевидно, что ни рынок, ни свобода информации не вытравили из нашего сознания ни привычки к рабству, ни иждивенчества по отношению к государству. Вот почему модернизация страны должна сопровождаться ликвидацией пресловутой “разрухи в головах”».

[]

Это по-настоящему страшная позиция; точно такими же словами в прошлом веке большевики обосновывали, например, необходимость борьбы с религией. Мы думали, что религия отомрет сама по мере построения социалистического общества, говорили они, но религиозные рассудки оказались живучими. А потому необходима ликвидация этих пережитков. Какими последствиями это закончилось, известно. Следует понимать: тоталитаризм — это образ мышления и действия; он может быть облачен в различные идеологические одеяния, может быть и сталинским, и антисталинским, и правым, и левым.

Михаил Федотов — наглядный тому пример. Его мышление абсолютно тоталитарно; чего стоят только сформулированные им максимы «демократии не должно быть слишком много. Меня вам будет вполне достаточно» и «высшая форма демократии   это абсолютная диктатура настоящего демократа».

При подобных подходах закономерны избранные Федотовым методы разработки проекта кампании по «десталинизации». Проект создается без какого-либо общественного обсуждения, келейно. Мы не знаем ни конкретного содержания этого проекта, ни даже персонального состава работающей над ним группы. Все это вопиюще противоречит принципам деятельности гражданского общества, развитию которого по идее должен способствовать возглавляемый Федотовым совет. Ни для кого не является секретом, что гражданское общество в России несовершенно; однако вместо того чтобы с этим несовершенством бороться, Федотов пытается им воспользоваться.

Я убежден: с наследием тоталитаризма нельзя бороться тоталитарными методами. Лекарство окажется страшнее болезни.

Что же следует сделать, чтобы борьба с тоталитаризмом не породила новый тоталитаризм?

Ничего сверх обычных для развитого гражданского общества процедур. Проект Федотова должен быть обнародован и подвергнут всесторонней юридической и исторической экспертизе. В состав рабочей группы должны быть введены представители не только «Мемориала» и дружественных ему организаций, но и других профильных общественных структур, а также академических институтов. Должно быть инициировано широкое общественное обсуждение проекта «десталинизации» с участием представителей Государственной Думы, Совета Федерации, Общественной палаты. От того, произойдет ли это, во многом зависит дальнейшая судьба российского гражданского общества, да и страны в целом. 

Александр Дюков, историк, руководитель фонда "Историческая память"

Русский обозреватель
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе