9.IV — 15.IV

Петушков в «Роснефти». — Шуйская речь. — Обряд инициации. — Неслыханная простота. — Сталин как десталинизатор. — Из Поппеи в Ксантиппу. — Лужков и Эфидем. — Гениальность классиков.

Провозглашенный президентом РФ Д. А. Медведевым процесс удаления знатных вельмож из советов директоров крупнейших корпораций быстро углубляется и формируется. Еще на прошлой неделе сообщалось, что из совета директоров «РусГидро» удалился товарищ министра энергетики Шишкин, а заменил его генерал ФСБ Шишин, теперь карьера Шишина оказалось еще более блистательной. Сообщается, что из совета директоров «Роснефти» удаляется вице-премьер И. И. Сечин, а его также заменяет тов. Шишин, равно искусный как в гидравлике, так и в нефтянке.

В данном случае могущественный гражданин В. В. Путин, через которого проходили эти важные решения, нарочито подражал не менее могущественному гражданину Г. А. Потемкину-Таврическому, на которого часто находила хандра, отчего накапливалось множество бумаг, требовавших немедленного разрешения. Во время одного из таких приступов молодой чиновник Петушков смело явился к могущественному гражданину, объяснил ему, в чем дело, и положил перед ним бумаги. Гражданин молча взял перо и подписал их одну за другою. Все поздравляли молодого триумфатора, «Но кто-то всматривается в подпись — и что же? На всех бумагах вместо «князь Потемкин» — подписано: Петушков, Петушков, Петушков». Очевидно, ген. Шишин смело являлся к хандрящему В. В. Путину, отчего получился аналогичный эффект.

Видя, как хандрит премьер-министр, его товарищ по дуумвирату, напротив исполнился бодрости и в рамках китайских церемоний рассказал товарищу Шуй Цзюнь-И, что «мы просто, может быть, по-разному видим методы и способы достижения этого процветания. Но это и есть демократия, это и есть конкуренция. Вот у меня одна позиция, у кого-то она может быть немножко другой», после чего пообещал: «Я не исключаю того, что я буду баллотироваться на новый срок, на должность Президента. Решение будет принято, причем в достаточно уже короткой перспективе».

Политический класс России, искусный в анализации хитрых этикетных речей, чрезвычайно возбудился от беседы с товарищем Шуем и увидел в президенте РФ смелого и прямодушного кн. И. П. Шуйского, который смело восстал против коварного правителя. Шуйская речь Д. А. Медведева была истолкована, как «обряд инициации, известный германским народам» (очевидно, также и славянским), суть которого в том, что «юноша подвергается ритуальному испытанию, в ходе которого он идентифицирует себя с медведем. Посвященный таким образом обычно становится агрессивным. Он рычит, как медведь, и пытается кого-нибудь укусить. Достигнуть состояния такого транса — дело нелегкое, а выдержать его с честью означает положить начало мужской взрослости и независимости».

Такое обращение к индогерманским древностям совпало с поездкой В. В. Путина в мать городов русских, что дало ему известную временную фору для выработки правильного отношения к обряду инициации. Выработав же таковое, он указал: «Если мы сейчас дадим какие-то неверные сигналы, то половина администрации и больше половины правительства перестанут работать в ожидании каких-то перемен. А все на своем конкретном месте должны каждый день, как св. Франциск, мотыжить свой участок».  Тем самым национальный лидер призвал чиновников правительства и АП РФ, а также, вероятно, и региональных администраций, вести себя подобно не браткам, но братцам, с каковым ласковым словом св. Франциск обращался не только к единомысленной ему братии, но также и к представителям фауны. Францисканские наклонности В. В. Путина, заключающиеся в любезном лобызании диких зверей, давно известны, вероятно, и теперь он рассудил, что лучшим ответом на инициационные опыты Д. А. Медведева будет лобызательный.

Таковая позиция первого министра выглядит особо рассудительной, если учесть, что социологические данные, использовавшиеся в процессе инициации и анализации, выглядят произведением весьма незрелого ума. Левада-центр, опросы которого дополнительно разогрели чающих движения воды, получил важные результаты, задавая публике два однотипных вопроса: «Чем, скорее всего, будет заниматься В. Путин (resp. — Д. А. Медведев), и чем ему следовало бы заниматься после президентских выборов 2012 года? «Предлагались разные варианты ответов на вопрос (будет президентом, премьером, что-то еще возглавит, уйдет в частную жизнь etc.), но существенно то, что два принципиально разных вопроса, т. е. кем будет, и кем бы следовало стать, сводились в один.

Примерно, как если бы в середине августа 2010 г. Левада-центр задавал  жителям средней полосы России вопрос «Какая, скорее всего, будет температура завтра, и какой ей следовало бы быть?» — после чего сводил ответы о том, какая будет, и о том, какая желательна, в единый результат. В профессии социолога бывает, что есть острая необходимость получить некоторый конкретный результат, но для того социологи и всемирноученые, чтобы прибегать к разным хитрым приемам — порошковым картам, вытягиванию туза из рукава, на худой конец из кармана. Но чтобы столь простодушно доставать загодя подготовленную колоду и на глазах у всех долго и нудно вытаскивать нужную карту — это уже Бог знает что такое, тут и В. Е. Чуров кристальным старцем покажется. Хотя, если подумать, политический класс находится в такой степени экзальтации и столь готов видеть важные сигналы во всем, что с таким классом утруждать себя какой-то особо хитрой престидижитацией совершенно излишне.

В рамках общего впадения в неслыханную простоту глава Совета при президенте РФ по правам человека и десталинизации/гражданизации проф. М. А. Федотов предложил тем временем дополнить ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», 3-й частью, по которой давать до 6 лет (сегодня максимальный срок по 2-й части, которая «с использованием своего служебного положения» — до 2 лет). Профессор-гражданизатор объяснил это тем, что «Где наказание? Заниматься расследованием незначительных преступлений никому не интересно. За это не дадут ни звездочек, ни премий... Поэтому и множатся случаи нападений на журналистов, преследований журналистов, поэтому мы и предложили добавить 3 часть в 144 статью».

Глава Совета прав. Нынешняя ст. 144 относится к преступлениям небольшой тяжести, а 144-3 будет уже средней тяжести. Логичнее, правда, было бы назначить червонец, потому что тогда проходила бы по разряду тяжких, и следователи в погоне за звездочками и премиями крутились бы еще шустрее. Неясно лишь, почему столь полезная инновация — устанавливать сроки побольше, чтобы следствие было активнее — предлагается лишь по ст. 144. В Особенной части УК две с лишним сотни статей, и активизировать следствие вышеописанным способом было бы полезно по весьма многим. Именно это и делал т. Сталин, устанавливая по закону от 7 августа 1932 г. («закон о колосках») санкцию вплоть до высшей меры. Равно как и 58-я по всем своим пунктам была вплоть до этой меры. Отец народов, правда, не знал, что его законодательная деятельность была воплощением гражданизации и детоталитаризации, но благодаря проф. М. А. Федотову теперь мы это понимаем.

Но никакая гражданизация не страшна тому, кто, подобно проф. Ю. М. Лужкову, прочел лекцию «Сократ — всегда Сократ», где установил множество схождений между собой и древнегреческим мудрецом и явил истинно сократовское отношение к суду ареопага: «Нет, а за что? Абсолютно спокоен, и никогда не волновался по этому поводу». Сократическая русская песня действительно гласит: «Но я Сибирь, Сибирь я не боюся, Сибирь ведь — тоже русская земля». Смущают лишь новые напрашивающиеся аллюзии к образу женщины-предпринимателя Е. Н. Батуриной. Если на прошлой неделе писатель А. А. Проханов, сравнивая Ю. М. Лужкова с цезарем-артистом Нероном, тем самым отождествлял ее с Поппеей, то сам Ю. М. Лужков, похоже, более склонен считать женщину-предпринимателя Ксантиппой. Вероятно, в следующей лекции он расскажет, как в бытность мэром г. Москвы он привел к себе в гости юного и прекрасного Эфидема, и как сварливая жена была этим чрезвычайно недовольна.

Завершилась же неделя скорбным поминовением НТВ им. В. А. Гусинского и его УЖК, десять лет назад удушенных В. В. Путиным. Мероприятия показали выдающуюся гениальность К. Маркса и Ф. Энгельса, более полутора веков назад писавших в своем манифесте: «Чтобы возбудить сочувствие, аристократия должна была сделать вид, что она уже не заботится о своих собственных интересах и составляет свой обвинительный акт против буржуазии только в интересах эксплуатируемого рабочего класса. Она доставляла себе удовлетворение тем, что сочиняла пасквили на своего нового властителя и шептала ему на ухо более или менее зловещие пророчества... Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом».

Максим Соколов

Эксперт

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе