7.IV — 13.IV

Полемика о скотах. — От молодых еще царицынских холмов. — Vorrei lavorare diavolicamente. — Царство Разума. — Жестоковыйность иудеев. — Губернатор и porca. — Матрасы на кургане. — Великодушие Медведева.


Опыт как новейших интернет-дискуссий, так и не обязательно новейших застольных бесед показывает, что удержать в них изначально намеченную тему бывает нелегко и вольная полемика, подобно бурному потоку, готова устремляться в совершенно неизведанное русло — порой на диво самим участвующим в прениях. Таково вообще свойство сильной и выстраданной мысли. Автор «Письма к ученому соседу» собирался выразить поддержку светлой истине вегетарианства, однако, поразившая его мысль о том, что же будет, если сельхозсвиней не съедать, и они от того непомерно размножатся, настолько захватила его душу, что во всех своих дальнейших рассуждениях о безубойном питании он неумолимо съезжал на свиней. Как говорится у мрачного гения Ф. М. Достоевского, «миллионов не надобно, а надобно мысль разрешить».




Именно к такому разрешению свелся отчет правительства РФ перед Государственной Думой, произнесенный В. В. Путиным — с тем, конечно, существенным различием, что первый министр не проповедовал суверенному народу в лице депутатов Госдумы вегетарианство, но, напротив, рассказывал, какие успехи в XXI в. сделало в России мясное животноводство — в отличие от советских времен, когда эта отрасль развивалась неудовлетворительным образом.  Суверенный народ возражал первому министру в том роде, что не следует приуменьшать успехи колхозного строя, В. В. Путин горячо и убедительно возражал, демонстрируя тем самым, как велика бывает польза от свободы парламентских дискуссий. Увлеченный рассказ первого министра про необъятные стада съедобных скотов живо напоминал слова полковника «Для нас полеводство и скотоводство // Это, господа, наше производство», чем показывал большую пользу от сохранения воинских традиций российской державы.


Развитию полеводства и скотоводства в регионах с выраженно континентальным климатом было посвящено и паломничество сотрудников администрации Волгоградской области, которые, предводительствуемые губернатором С. А. Боженовым, погрузились в специально арендованный самолет-бомбардир и улетели в итальянскую провинцию Тоскану. Там со Страстного Четверга вплоть до Страстной Субботы (по григорианскому календарю) паломники изучали различные отрасли тосканского сельского хозяйства, а в день Пасхи соединились с итальянским народом в общей радости, празднуя день рождения С. А. Боженова.


Усиленное пирование волгоградцев оппоненты поставили им в вину, хотя очевиден был глубокий культурный смысл. Устремляясь от  молодых еще царицынских холмов к всечеловеческим, яснеющим в Тоскане, сотрудники обладминистрации заранее готовились к поездке, стараясь побольше разузнать о тамошних обычаях. Узнав про флорентийцев, что «они под звон колоколов молились Богу спьяну, они дарили соколов премьеру Эрдогану», волгоградцы, неискусные еще во всех хитросплетениях международной политики, решили пока ограничиться первым пунктом флорентийских обычаев.


В ответ же критикам, утверждавшим, что рассказы об организованных в ходе поездки  мощных тосканских  инвестициях в производство нижневолжских свиней и каперсов лжив, поскольку в это время итальянцы всецело заняты религиозными праздниками и подготовкой к ним, следует заметить, что у них во всем заметно полное незнанье итальянского народного характера. Трудолюбие и ответственность спокон веку были присущи итальянскому народу, о чем может свидетельствовать распространенное в Италии выражение «Vorrei lavorare diabolicamente!».  Довод же насчет завершения Страстной недели, пришедшегося в Италии как раз на время деловой поездки, также не выдерживает критики. Большинство итальянского народа давно и сознательно покончило со сказками о Христе, и суеверные праздники никак не мешают сознательным итальянским аграриям заниматься инвестициями вне зависимости от церковного календаря.


Этим итальянцы выгодно отличаются от израильтян, у которых в дни религиозных праздников все закрыто и на рабочем месте никого с собаками не найдешь — причем несколько дней кряду. Если бы делегация на бомбардире полетела в Израиль на праздник Песах договариваться о свиноводстве с нераскаянными иудеями, в самом деле, вряд ли бы что вышло, только и оставалось бы, что пьянствовать кошерной водкой. В Италии же давно воссиял свет разума.


К обсуждению инвестиционной поездки подключилась и глава СФ В. И. Матвиенко, заметившая по поводу губернатора-инноватора С. А. Боженова: «Порку ему обязательно нужно устроить». В связи с многозначностью итальянского слова «porca» осталось неясным, что именно Валентина Ивановна имела в виду. Если пожелание было высказано в связи с сообщением, что тосканские животноводы обещали построить в Волгоградской обл. свинооткормочный комплекс на 115 тыс. голов, каковая цифра составляет треть от нынешнего поголовья областных свиней, то при таких прорывных планах porca, т. е. свиноматка необходима и даже не одна, но ее, очевидно, итальянские партнеры и обещали устроить даже и без помощи Валентин Ивановны.


У слова, однако, имеется и другое значение — «porca», т. е. сладострастная женщина, отличающаяся легким поведением. Возможно, рекомендуя устроить такого рода женщину С. А. Боженову, благодушная В. И. Матвиенко имела в виду, что причиной политических ошибок волгоградского губернатора были проблемы в личной жизни. Если АП РФ устроит робкому и несмелому с женщинами С. А. Боженову соответствующую порку, проблемы будут сняты, и область расцветет краше прежнего.


В общетеоретическом же плане всечеловеческие холмы Тосканы служат изрядной иллюстрацией у давнему спору, который можно назвать «Petro Primo — Catharina secunda». Петр I полагал, что частая ротация региональных руководителей помогает держать их в известных рамках, поскольку попервоначалу они опасятся. Екатерина в скрытой полемике с предшественником, напротив, полагала, что по мере насыщения неистовая тяга к освоению средств снижается, тогда как новоназначенный, будучи еще голодным, станет осваивать средства с совсем неумеренной силой.


Против учения Екатерины II говорит опыт Ю. М. Лужкова, чье насыщение происходило по принципу «освоение средств — что морская вода, чем больше пьешь, тем больше хочется». Тогда как тосканский паломник С. А. Боженов не менее успешно посадил в лужу Петра I. С момента назначения на губернаторскую должность прошло всего два месяца, согласно петровскому учению в это время еще подобало опаситься, однако новый руководитель решил в полной мере — и причем сразу — воплотить учение оперного князя Галицкого. «Только б мне дождаться чести //  На Путивле князем сести. //  Я б не стал тужить, // Я бы знал, как жить».


В споре между Петром и Екатериной полководец Суворов вообще держался того радикального учения, что всякого крепкого хозяйственника через год службы можно безбоязненно вешать, не опасаясь совершить ошибку, но в рамках гуманности нашего времени можно предложить иной подход. С. А. Боженова, поскольку прежде он был астраханским мэром, надо отправить назад в Астрахань, пусть он там и далее мэрствует, тем более что выращивать каперсы — устроить прозябение этого кустарника на Нижней Волге было важной задачей пасхального паломничества — в Астрахани можно с тем же или даже большим успехом, что и в Волгограде.


На вакантное же волгоградское кресло президент-реформатор Д. А. Медведев может немедленно назначить О. В. Шеина, продолжающего настаивать, что он по праву должен править Астраханью. Свинина с каперсами станет астраханским специалитетом — не все же одной рыбой питаться, — а десантировавшиеся из Москвы рассерженные горожане с надувными матрацами, предводительствуемые киберактивистом А. А. Навальным, поднимутся вверх по Волге. Там они надуют матрацы на Мамаевом Кургане, живописно на них возлягут и рассерженно, но в то же время благожелательно станут похвалять великодушие Медведева.

Максим Соколов

Эксперт

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе