14.I — 20.I4

Попаляющее горнило. — Блинщица и кандидат. — Неразвитая жена. — Мормон и кобель. — Рефлексы головного мозга. — Clementia. — Новый сатирист. — Лигачи и кавалер.

Говорящие о незавидном нынешнем положении президента США Б. Обамы не учитывают, что, возможно, хозяйственные трудности и ослабление державной мощи США («Америка сосредотачивается», мог бы в подражание Владимиру Владимировичу озаглавить свой предвыборный трактат Барак Гусейнович) и доставляют Б. Обаме известные неприятности накануне выборов, но все это перекрывается главной приятностью. Она заключается в том, что сколь бы ни были велики проблемы с войсками и финансовым делом, баллотируясь на второй срок, Обама, по крайней мере, избавлен от обязанности снова проходить баню пакибытия, т. е. горнило партийных праймериз. Каковое горнило (возможно, с заменой «р» на «в») ныне безжалостно попаляет и истребляет республиканских кандидатов, желающих послужить престол-отечеству.


Оно уже попалило и украсило производителя выпечки Г. Кейна, обвиненного в страстных покушениях на своих сотрудниц. Вероятно, тут оппоненты, изобличавшие Кейна, по напрашивающейся ассоциации «пицца = блин» руководствовались классическим компроматным лубком «Блинщица и кандидат». Производительница fast-выпечки обращается к кандидату в президенты со словами «Пожалуй, поди прочь отъ меня // Мне дела нетъ до тебя // Пришелъ, заж...у хватаешь // Блиновъ печь мешаешь», а кандидат ей любовно отвечает: «Твоя воля, изволь бить // Дай толко заж..у хватить // Ибо зело мне показалася миленка // Что ж...ка твоя крутенька». Будь Кейн тверже, он мог бы сделать этот классический лубок своим главным предвыборным символом, но кандидата сгубило малодушие.


Если Кейн, будучи чернокожим производителем пиццы, принадлежал скорее к простецам, другой кандидат, Н. Гингрич, будучи профессором истории, видным аналитикером и даже Хранителем Огня, собирался устроить свою личную жизнь гораздо более софистичным образом, нежели прямодушный Кейн. Как сообщила его бывшая жена телеканалу АВС, Хранитель Огня «просил ее начать жить в открытом браке, то есть в браке, в котором он мог бы иметь сексуальные отношения с другими женщинами, так, чтобы это не считалось изменой». Как профессор и человек книжный, Гингрич тут напрямую цитировал роман гр. Толстого «Анна Каренина», а именно ту сцену, где адвокат изъясняет Алексею Александровичу: «Самое обычное и простое, разумное, я считаю, есть прелюбодеяние по взаимному соглашению. Я бы не позволил себе так выразиться, говоря с человеком неразвитым, но полагаю, что для нас это понятно». К несчастью, Гингрич переоценил развитость своей супруги, и та, не поняв всю разумность прелюбодеяния по взаимному соглашению, выразила свое недоумение сотрудникам центрального телевидения.


Следующей жертвой горнила стал претендент Р. Перри, обличивший администрацию США за чрезмерно суровое отношение к морским пехотинцам, мочившимся на тела поверженных ими талибов. Перри отметил, что суровость администрации показывает ее «презрение к военным», тогда как «Это естественно, что все 18-летние и 19-летние дети часто совершают глупые ошибки». Тут кандидат не учел два момента. С одной стороны, администрация могла испытывать жалость не столько к талибам, сколько к своей оборонной мощи, ибо ритуальное мочеиспускание такого рода свидетельствует о сильном окопном разложении, а разложение, не будучи пресеченным, может зайти весьма далеко. С другой стороны, если морпехи суть малые и глупые дети, неясно, зачем им давать в руки смертоносное оружие, которым они могут покалечить и себя, и других. По итогам таких сомнений Перри также сошел с круга.


Остался М. Ромни, уличенный не только в том, что он есть злейший жидомормон, но и в жестоком обращении с животными. Гражданские активисты США установили, что, отправляясь в дальний путь, жидомормон перевозил своего кобеля на крыше автомобиля, отчего с кобелем случилась сильная диарея. Поскольку нас ждет либеральная весна, и россияне требуют подлинно конкурентных выборов президента, богатый конкурентный опыт наших заокеанских партнеров весьма важен. Его следует обобщать и систематизировать с тем, чтобы грядущие кандидаты на пост президента РФ общались с блинщицами, транспортировали кобелей, устраивали прелюбодеяние по взаимному соглашению etc., избегая при этом ошибок, допущенных заокеанскими коллегами.


Скорее всего, именно этому обучал гражданских активистов РФ М. Макфол, по приезде в Москву ожидающий, когда он вручит посольские верительные грамоты президента РФ. Активисты, однако, повели себя довольно странно. Выходя из здания посольства США, активисты вместо того, чтобы поделиться с прессой полезными правилами демократии, которыми их научал Макфол, или, по крайней мере, охарактеризовать совместное с ним времяпрепровождание как «Ничего особенного, посидели, по<говори>ли, отблевались, разошлись» (так оно скорее всего и было), стали всячески горячиться. Иные монотонно отвечали прессе: «Высурковскаяпропаганда», иные, как защитница леса Е. С. Чирикова, подобно фуриям, бросались на репортеров, нещадно их браня и срамя.


Такое бывает. Тайновидец плоти гр. Л. Н. Толстой описывал, как будучи изобличенным в интриге с гувернанткой, Стива Облонский, не сумев приуготовить свое лицо к такому положению, и оно «невольно («рефлексы головного мозга», — подумал Степан Аркадьич, который любил физиологию) вдруг улыбнулось привычною, доброю и потому глупою улыбкой». Правда, глупая и добрая улыбка свидетельствовала о доброкачественных и правильных рефлексах головного мозга Степана Аркадьича, тогда как рефлексы головного мозга Е. С. Чириковой свидетельствовали о другом.


Сильное различие в характере рефлексов сказывается и на присущей политикам манере народного красноречия. Когда в декабре злейшие жидочекисты раскрыли публике тайные переговоры Б. Е. Немцова, они тем самым лишь возбудили народную любовь к человечному Борису Ефимовичу, изъясняющегося благодушным и нимало не злобным матерком. Иное дело получилось с соратником Б. Е. Немцова по Партии народной свободы В. А. Рыжковым. Кроме того, что публику немало удивила сама приверженность В. А. Рыжкова к народному красноречию — в отличие от удалого бонвивана Бориса Ефимовича, которому как же еще и выражаться, Владимир Александрович воспринимался как юное и чистое воплощение закона, каковому воплощению скверноматерные речи даже и не к лицу, — красноречие оказалось не благодушным, как у Б. Е. Немцова, но каким-то желчным и злобным. Хотя, возможно, это было связано с дефектами расшифровки. Например, фраза «Предлагаю без Навального-Ху...льного и всей вот этой» в оригинале скорее всего звучала как «без Навального-Халяльного» и выражала преклонение В. А. Рыжкова перед правоверным благочестием известного гражданского активиста.


А тем временем В. В. Путин, сделавшись, натурально, как Г. Ю. Цезарь, спокойно и неуклонно проводит политику clementiae, т. е. милосердия, в рамках которого был от буйного стрельца пред ним отличен Чхартишвили. Clementia склонила первого министра к тому, что следует встретиться с литераторами и лидерами общественного мнения Б. Акуниным и Д. Быковым, последние, узнав, что В. В. Путин милостиво пожелать соизволил, также отнеслись к этому с полным приятием. Небольшая, но, впрочем, сугубо техническая проблема может возникнуть с титулованием последнего из названных конфидентов. До сих пор Д. Л. Быкова именовали либо писателем, либо поэтом, однако западная пресса присвоила ему новое звание. Говоря о грядущей встрече В. В. Путина, корреспондент журнала «Нувель обсерватер» Глеб (еще хорошо, что не Шиш) Брянский сообщил, что в числе его совопросников будет «le satiriste Dmitri Bikov». Хотя при всем известной, а сейчас все более возрастающей толерантности национального лидера до объятий с сатирикером В. А. Шендеровичем он, возможно, еще не дозрел, но сатириста отчего же и не обнять.


Поскольку сказанные литераторы на днях вместе с прочими знатными людьми учредили «Лигу избирателей», возникает еще один лингвистический вопрос — как именовать членов этого объединения. Во Франции во времена Католической Лиги особых вопросов не было — приверженцев именовали лигерами, но в русскоязычной среде возможноь оглушение согласного и неправильные ассоциации на тему лигеро-водочной промышленности. Можно использовать исконный суффикс, именуя приверженцев лигачами, но тут некстати является образ Егора Кузьмича. Так что мастерам слова из числа лигеров (лигачей) будет над чем поработать.


Пока они будут работать, В. В. Путин, решивший что милосердие должно явиться во всем своем величии, предложил главному редактору «Эха Москвы» кавалеру А. А. Венедиктову стать его доверенным лицом на выборах. Что вызывает ассоциации уже не то что с Долгоруким, но скорее с П. А. Толстым. Теперь следует ожидать, что кавалер, произведенный в графское достоинство, во исполнение поручений национального лидера поедет выманивать Б. А. Березовского из Лондона, а Е. Н. Батурину из Кицбюэля.

Максим Соколов

Эксперт Online

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе