12.V — 18.V7

"Убежал в Булонский лес". — Атос и Каюзак. — Простодушный источник. — Конституция РФ и конь. — Вениамин и Рюрикович. — Опасности полюдья. — Союз древлянских писателей.

В отличие от закаленного судьбой бойца В. В. Путина, формирующего кабинет по принципу «семь раз отмерь, затем еще семь раз и еще много, много раз», его державный брат, президент Франции Ф. Олланд является куда более быстроумным и легкокрылым (на то он, впрочем, и социалист, это так по ихней вере положено). Покуда российские президент с премьером долго и тщательно тянут козла за хвост, социалист Франциск с козлом стремительно управился.

Президент Саркози во вторник исполнил свою последнюю обязанность на этом посту, т. е. передал Франциску ядерный чемоданчик, после чего, удалившись из Елисейского дворца, стал усиленно бегать, представляя живую картину того, как белый, бедный, бледный бес, убежал в Булонский лес, лешим по лесу он бегал и raifort'ом пообедал. Тогда как Франциск, которому чертовски хочется поработать, уже к четвергу объявил о составе кабинета, показав, что искусный социалист вполне способен сочетать рост числа чиновников с бюджетной экономией. Вместо 24 министров, которые служили при Николае, у Франциска их будет 34, но при этом их жалованье урезали на 30%, так что по бюджетной стоимости 34 францисковых министра эквивалентны 23,8 николаевым. В итоге даже получилась экономия в размере 0,2 министрожалованья.


Вероятно, социалистическую экономию придумал новый министр бюджетной политики Ж. Каюзак, чье имя сразу вызывает в памяти у россиян сцену схватки мушкетеров и примкнувшего к ним д'Артаньяна с гвардейцами кардинала — «Атос бился с  неким Каюзаком, любимцем кардинала… Атос, которого поддерживало только его неслыханное мужество, опустился на одно колено. "Проклятие! —крикнул он. — Не убивайте его, молодой человек. Я должен еще свести  с  ним старые счеты, когда поправлюсь и буду здоров". Действительно, через несколько секунд Каюзак упал: шпага Атоса вонзилась ему в горло».


Хотя вроде бы гвардеец и любимец остался жив, быстровалявший Дюма-пер так и не развил тему старинной вражды Атоса с любимцем кардинала, а мы, в свою очередь, не знаем, является ли бюджетный министр потомком любимца или даже не однофамилец. Хотя, конечно, включение в состав кабинета также Бонасье, де Жюссака и де Тревиля сделало бы интерес к французскому социализму еще более живым.


В. В. Путин, в отличие от французского брата, которому все внове и все горячит, уже утомлен державными трудами и оттого не рвется в бой с такой готовностью. Как сообщил неназванный простодушный источник в Кремле, В. В. Путину «просто надоело убеждать, спорить, слушать и договариваться», в то время как премьеру нравится заниматься внешнеполитическими делами, «достигая компромиссов». Простодушному источнику не пришло в голову, что кроме критерия «нравится — не нравится» существуют также этикетные нормы дву- и многостороннего характера, чем, собственно, внешняя политика и отличается от внутренней. Если в последней возможно прибегать к методике «как пожелаем, так сделаем», то во внешних сношениях согласие есть продукт при непротивлении сторон. В том числе и в вопросах этикета. Вполне возможно, что некоторому юному атташе из МИД РФ еще больше нравится заниматься внешнеполитическими делами, достигая компромиссов, но при этом нет уверенности, что это убедит державцев полумира тут же с ним этими делами и компромиссами заниматься. Вероятно, источник вдохновлялся энциклопедией русской жизни, где описывалась сходная этикетная коллизия — «Мой секундант? — сказал Евгений, — // Вот он: мой друг, monsieur Guillot. // Я не предвижу возражений  // На представление мое: // Хоть человек он неизвестный, // Но уж, конечно, малый честный». Далее из энциклопедии можно узнать, что хотя секундант Ленского Зарецкий от таковых речей губу закусил, но таковое кусание никому не было интересно, что же до Ленского, то он как-то и не возражал, а спустя малое время пал, стрелой пронзенный, после чего этикетный вопрос был снят окончательно. Памятуя, что вся дипломатия основывается на прецедентах, источник основался на прецеденте энциклопедическом.


Что все-таки смущает при обращении к источнику, это довод, согласно которому президенту надоело убеждать, спорить, слушать и договариваться. Оно так в жизни часто бывает, что возникает сильнейшее желание воскликнуть: «А … оно все конем!», но проблема в том, что ст. 80-4 Конституции РФ указывает: «Президент РФ как глава государства представляет РФ… в международных отношениях», тогда как право восклицать про коня с такой внятностью в Основном Законе не прописано. Тем более, если все так надоело — и как же все мы его понимаем, — что же препятствует procul negotiis заняться разведением капусты или даже, не занимаясь brassica oleracea, которая тоже может надоедать, просто отдаться неге «Под пленительным небом Сицилии, // В благовонной древесной тени, // Созерцая, как солнце пурпурное // Погружается в море лазурное».


Тем более, что, похоже, неназванный источник проявил усердие не по разуму, приписав президенту РФ желание удалиться от обязанностей, тогда как он такому изнеженному желанию совершенно чужд и, напротив, являет готовность пахать и мотыжить как молоденький. В рамках этой готовности президент РФ встретился с начальником цеха нижнетагильского Уралвагонзавода И. Р. Холманских и сказал ему речь: «Я видел, как вы активно включились в критическую работу, в общественную деятельность. Более того, создали даже целое общественное движение, сейчас создаете общественную организацию "В защиту человека труда". Мы с вами говорили о том, как продолжить совместную работу. И я хочу вам сделать предложение: предлагаю вам занять должность полномочного представителя президента РФ в Уральском федеральном округе».


Это предложение В. В. Путина вызвало ряд критических замечаний как по адресу автора предложения, так и по адресу человека труда как такового. За двадцать с хвостиком лет развития гражданского общества и рыночной экономики ясновельможность сильно возросла в российском обществе. Ведь когда весной 1990 г. президент СССР М. С. Горбачев зачислил в состав свежеучрежденного президентского совета наряду с акад. Е. М. Примаковым и С. С. Шаталиным также и нижнетагильского слесаря, лидера антиперестроечного «Объединенного фронта трудящихся» В. Ф. Ярина, это кадровое решение совершенно не породило приличествующего случаю «Гав-гав-гав». При том, что должность наперсника (так публика по простоте воспринимала сперва значимость членства в совете) — это вроде бы даже посолиднее, чем вполне нынче рудиментарная должность полпреда. Тем не менее, хотя Вениамина Федоровича ex loco и наградили прозвищем «… с Нижнего Тагила» — без этого нельзя, порядок нужно наблюдать, — но ни его, ни М. С. Горбачева почти не хулили, хотя вроде бы на дворе уже был угар перестройки. В случае с Игорем Рюриковичем и В. В. Путиным — совсем иное дело.


Возможно, это связано с державным именем нового полпреда — Как известно, после кончины Рюрика «За ним княжил князь Игорь, // А правил им Олег, // Das war ein grosser Krieger // И умный человек». Кто там на Уралвагонзаводе ist ein grosser Krieger — это известно только осведомленным политтехнологам. Но даже и менее осведомленным известна трагическая судьба Игоря Рюриковича. В год 6453 (945 по Р. Х. сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». И послушал их Игорь — пошел к древлянам за данью и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошел он в свой город. Когда же шел он назад, — поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Кончилось все это для Игоря Рюриковича очень плачевно.


Поэтому полпреду разумнее будет воздерживаться от хождения с нижнетагильскими отроками в полюдье на территории УФО, если же ему все-таки очень захочется походить, ему следует избегать районов, населенных древлянами. Есть, конечно, опасность, что в округе высадится из Москвы десант древлянских писателей под лозунгом «Есть разгуляться где на воле», возглавляемый древлянином Г. С. Чхартишвили, который последнее время сделался особенно грозен и жесток и из своего норманского замка грозит лихими прогулками. Но тут уж ничего не останется, как возносить молебны «A furore normanorum (atque drevlanorum) libera nos, Domine». Авось да Бог не выдаст, писатели не съедят.

Максим Соколов

Эксперт

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе