В чем сила, брат?

В пятницу 27 апреля в центре Днепропетровска прозвучала серия взрывов: вблизи оперного театра и на привокзальной площади были взорваны 4 урны, по данным МЧС Украины пострадало 29 человек. Взрывы моментально были названы терактами, хотя ничего похожего на то, что обычно происходит после терактов, в ближайшие сутки после взрывов не произошло: никто не заявил об ответственности и не было выдвинуто никаких требований — ни политических, ни каких бы то ни было других. Украинское МВД призвало граждан к спокойствию. «Обращаемся к людям с просьбой не сеять панику. Ситуация в городе находится под контролем», — заявил начальник пресс-службы МВД Владимир Полищук, после чего в город ввели БТРы с «беркутовцами» и отключили мобильную связь.

Служба безопасности Украины в тот же день заявила о «шести версиях», но озвучила только одну, связанную с похожим взрывом в ноябре 2011-го. В украинских СМИ «гуляют», по крайней мере, три версии, из которых самой вероятной выглядит криминально-экономическая: речь о переделе собственности в городе и некоем конфликте между «татарской» и «еврейской» группировками. Обе «политические» версии предсказуемы и «зеркальны»: представители БЮТ заявили, что власти таким образом «вытесняют» из информационного пространства разного рода «негатив», главным образом, историю с избиением Тимошенко, а власти, в свою очередь, обвинили оппозицию в дестабилизации ситуации в стране на фоне пресловутой «стабильности», экономических и политических «успехов», ну и, разумеется, накануне Евро-2012.


Даже озвученный большинством СМИ возможный «запрет на массовые акции протеста», якобы намечавшиеся на 1 мая, выглядит возможным, но исключительно ситуативным: речь идет всего лишь о традиционных «акциях» коммунистов и управляемых профсоюзов — вряд ли украинские силовики были напуганы ими настолько, что решили в ответ «напугать» всех и, главным образом, себя накануне, повторим, сакраментального футбольного Еврокубка. Другое предположение оппозиции — о введении чрезвычайного положения и переносе парламентских выборов, тоже как будто бы выгодном правящей партии, точно также «побивается» Евро: футбол состоится при любой погоде. Заместитель главы СБУ Владимир Рокитский в пятницу вечером заявил, что никакого чрезвычайного положения ни в Днепропетровске, ни вообще в Украине вводить не планируют.


В пользу первой — «криминальной» версии — говорит «почерк»: в самом деле, подобным образом в Днепропетровске уже взрывались урны, и последний раз это было в ноябре 2011-го, тогда был убит финансовый директор одной из местных фирм. Еще прежде взрывом были «напуганы» Геннадий Корбан и его ближайший партнер, убитый на прошлой неделе известнейший украинский бизнесмен Геннадий Аксельрод. А в октябре 2009-го взрывом был убит Вячеслав Брагинский, еще один партнер Корбана. Настойчиво поговаривают о разборках между группами Коломойского и Ахметова и грядущем «раскулачивании» «Привата». Наконец, эксперты связали взрывы и «передел» в Днепропетровске с похожей ситуацией в соседнем Запорожье, где взрыв самодельной бомбы повлек за собою смену милицейского руководства. Не исключено, что и здесь последуют смены в городском «силовом раскладе».


Все вместе это до боли напоминает «лихие 90-е» и тогдашние «переделы» в Донецке и том же «Днепре». И если всерьез говорить о «политических версиях», то первая и главная такова: украинская власть по природе и привычкам своим криминальна, а криминал, в свою очередь, сделался властью. Криминальная власть, как ни это парадоксально звучит, слаба и беззащитна, она не в состоянии справиться все с тем же криминалом, но именно в силу неизбежной путаницы в функциях: что прежде — закон или понятия? И в чем сила, брат?


ИННА БУЛКИНА

Ежедневный журнал

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе