Прибалтийский вопрос

От редакции. Несмотря на усилия Российской Федерации по противодействию пересмотру итогов Второй мировой войны, отдельные негативные тенденции продолжают проявляться. Последним событием в этой цепи стало назначение бывшего легионера «Ваффен-СС», представителя праворадикального объединения «Всё для Латвии – Отчизне и Свободе» Висвалдиса Лациса на пост председателя комиссии сейма Латвии по исполнению закона о гражданстве. Данное назначение свидетельствует о том, что руководство балтийской республики не желает решать проблему «неграждан», большая часть которых считает своим родным языком русский, и готово продолжать нынешнюю политику, затрудняющую получение представителями этой категории жителей страны, гражданства Латвии. Во многом подобное поведение властей Латвии связано с относительной политической слабостью русскоязычных жителей страны. О том, почему помощь России жителям стран Балтии не трансформируется в реальные политические результаты, размышляет историк и публицист Борис Соколов.
* * *
Недавние выборы в Латвии подтвердили одну тенденцию кремлевской политики в странах Балтии, прежде обозначившуюся также в Литве и Эстонии. От поддержки партий и организаций русскоязычного населения, во многом открыто ориентирующихся на Россию и мечтающих о возрождении Союза в той или иной форме, Москва все более переходит к поддержке тех партий и блоков, которые ориентируются на приход к власти в своих странах. Эти партии и избирательные блоки не только ориентируются на поддержку русскоязычного электората, но и готовы откликаться на требования литовского, латвийского и эстонского избирателя. В Эстонии такой партией является «Центристская партия» мэра Таллинна Эдгара Сависаара, в Латвии – коалиция «Центр Согласия», возглавляемая мэром Риги Нилом Ушаковым, а в Литве эту роль до последнего времени играла «Партия Труда», основанная Виктором Успасских. В связи с подобной переориентацией Москвы, а также в силу некоторых объективных причин прежние прокремлевские партии и движения пришли в упадок, что видно невооруженным глазом.

В Эстонии «Ночной дозор» после известных событий вокруг переноса «Бронзового солдата» фактически приказал долго жить. В Латвии партия «ЗаПЧЕЛ», представлявшая русскоязычную общину в латвийском Сейме, на последних выборах получила всего 1,4 процента голосов и превратилась в маргинальную политическую силу. Основная часть ее электората, несомненно, перешла к партии Ушакова. В Литве единой и сколько-нибудь влиятельной партии или организации русскоязычной общины вообще никогда не существовало. Причин тому несколько. Во-первых, из трех государств Балтии Литва обладает самым либеральным законодательством о гражданстве, практически не ущемляющем прав некоренного населения. Во-вторых, доля этого населения в Литве – наименьшая в странах Балтии и составляет чуть более 16%. В-третьих, русскоязычное население Литвы этнически очень неоднородно. Почти половину его составляют поляки, которые, хотя и говорят по-русски, но в культурном и политическом отношении ориентируются на Польшу. Все эти факторы сделали невозможным создание в Литве сколько-нибудь многочисленной и влиятельной политической организации русскоязычного населения, независимо от размера финансовых вливаний. Поэтому здесь Россия с самого начала больше ориентировалась на партии и политиков общелитовской направленности, вроде Роландаса Паксаса и Виктора Успасских. Однако указанные политики и связанные с ними партии теперь воспринимаются как принадлежащие прошлому, а не будущему. Поэтому Москва в Литве сейчас усиленно ищет новых политических партнеров.

В целом в российской политике по отношению к региону Балтии произошла похвальная переориентация с замкнутых этнически-общинных партий, находящихся вне властных структур и способных лишь создавать проблемы действующим властям, на полноценные общенациональные партии, реально претендующие на власть в своих странах. Соответствующим образом перераспределились и финансовые потоки. Неслучайно в настоящее время мэрами столиц Латвии и Эстонии являются политики, которые по местным меркам считаются пророссийскими. Россия, отказавшись от поддержки русскоязычных пророссийских партий и движений, быть может, теряет поддержку наиболее пророссийски настроенных политиков и населения, но зато приобретает реальное, пусть пока и не очень заметное внешне, влияние на реальные политические процессы в странах Балтии.

Выборы в Латвии, как ранее – выборы в Эстонии, показали, что сегодня большинство русскоязычных избирателей голосует за общенациональные партии. Как отмечает декан факультета Социальных наук Латвийского университета Юрис Розенвалдс, большинство русскоязычных избирателей консолидировалось вокруг «Центра Согласия». «ЦС», в свою очередь, в ходе предвыборной кампании старался не делать слишком большого упора на этнические вопросы, чтобы не потерять поддержки латышского избирателя. Полностью добиться своей цели в отношении этой части электората партии Ушакова не удалось. По словам Розенвалдса, сама возможность того, что «ЦС», который был лидером рейтингов, может победить на выборах, заставила часть латышских избирателей голосовать против нее из-за опасения провести к власти пророссийские силы. Поэтому голосование в значительной мере шло по этническому принципу, и в результате правящая коалиция, уступавшая «ЦС» в предвыборных опросах, на выборах одержала убедительную победу. Однако и «Центр согласия» добился успеха, пусть относительного. Он занял второе место по числу депутатских мандатов, и его поддержала четверть избирателей Латвии. За «ЦС» проголосовали, в первую очередь, избиратели Риги и курортной Юрмалы, а также Латгальский край. Согласно данным голосования по отдельным избирательным участкам, «ЦС» получил довольно высокий процент голосов в ряде округов в других регионах, где компактно проживает латышское население. Это свидетельствует о том, что «Центр Согласия» не является чисто этнической русскоязычной партией. За нее голосовала часть латышского населения Риги, а также латышское население Латгалии.

В перспективе, особенно в случае эволюции латвийской политической системы в сторону двухпартийности, «ЦС» может стать одной из двух главных партий страны. Вероятно, в этом случае степень пророссийкости этой партии уменьшится, но вряд ли полностью сойдет исчезнет. Ведь, с одной стороны, постепенно будет расти число русскоязычных граждан, обладающих правом голоса, а, с другой стороны, будет возрастать и популярность «ЦС» среди латышских избирателей, которые рано или поздно перестанут воспринимать «Центр Согласия» не в качестве этнической русскоязычной партии, а в качестве общенациональной партии левого центра.

Весьма знаменательным представляется, что в странах Балтии Москва теперь оказывается в состоянии поддерживать пусть по преимуществу левые или левоцентристские, но все же общенациональные политические силы, тогда как ранее приходилось ориентироваться на целиком этнические русскоязычные партии и организации, в политическом отношении прокоммунистические и ориентированные на советское прошлое. Контроль же пророссийских сил над столицами Латвии и Эстонии стимулирует экономическое и торговое сотрудничество с Россией, развитие бизнес-связей.

В Эстонии и Литве позиции пророссийских сил оказываются не столь сильными, как в Латвии. Это объясняется как значительно меньшей численностью русскоязычного населения, так и меньшей глубиной нынешнего финансово-экономического кризиса, который в целом способствовал росту пророссийских симпатий, поскольку те слои населения, которые особенно пострадали от спада производства и финансового краха, обычно и голосуют за пророссийские силы. В Литве на пике кризиса в конце 2009 года появилась пророссийская партия «Литовский Народный Союз» во главе с бывшим первым премьером правительства восстановленного Литовского государства Казимирой Прунскене, однако ее влияние в стране пока невелико. Ведь ее политическую биографию отягощают обвинения в тайных связях в КГБ, да и афиширование своего тесного сотрудничества с «Единой Россией». В связи с этим пока электоральные перспективы партии Прунскене довольно неопределенные. В Эстонии же «Партия Центра» Сависаара пока что воздерживается от выдвижения открыто пророссийских лозунгов. Она имеет практически тот же потенциальный электорат, что и «ЛНС» в Литве, но позиционирует себя в качестве центристской партии.

В целом переход от поддержки в странах Балтии сил, ориентированных на восстановление СССР, к поддержке общенациональных партий, не ставящих под сомнение политическую независимость своих государств и остающихся в поле западных демократических ценностей, является шагом к выстраиванию более цивилизованных отношений России со странами Балтии. Однако Кремль на этом пути может подстерегать та опасность, что по мере роста своего политического веса те партии, которые сегодня рассматриваются как пророссийские, будут все больше отдаляться от Москвы.

Борис Соколов

Russian Journal

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе