Где жестко, там и рвется

Террористическая атака в Минске, в самом центре белорусской столицы, поставила кровавый крест на тихой и предсказуемой жизни в Белоруссии. Теперь и там люди не чувствуют себя в безопасности

Террористы взорвали бомбу 11 апреля в сердце белорусской столицы. Станция метро "Октябрьская" находится буквально метрах в 100 от резиденции президента. Октябрьская площадь — это и нулевой километр Белоруссии, и перекресток двух и единственных веток столичного метро. Здесь круглый год вечерами собирается минская молодежь. Тут регулярно проводят акции протеста оппозиционные партии и движения. Здесь всегда толпы народа, но каждый квадратный метр просматриваетя камерами наружного наблюдения, постоянно дежурят усиленные наряды ОМОН. Меньше всего террористической атаки можно было ожидать в этой части Минска, если вообще в Белоруссии кто-либо ожидал теракта.

Уже в прошлый четверг КГБ отчитался об арестах двух первых подозреваемых. В сообщениях спецслужб говорилось, что подрыв осуществили токарь и слесарь из районных центров. Председатель КГБ Белоруссии Вадим Зайцев озвучил три версии теракта: "дестабилизация обстановки в Белоруссии", причастность к взрыву молодых экстремистов и поступок нездорового человека "не только психически, но и с точки зрения личных амбиций". "Не хочу подчеркивать, кто стоит за попытками дестабилизации, но то, что кому-то не нравится тот уклад, которым живет белорусское общество,— это факт. Это попытка посеять страх, панику и недовольство правоохранителями, а значит, и властью",— подчеркнул генерал Зайцев. Нужно признать, что попытка удалась. На следующий день кто-то увидел дым в автобусе на станции "Восточная", и интернет тут же разнес весть об еще одном взрыве. Милиция арестовала троих блогеров, обвинив их в распространении слухов и паники. За "распространение необоснованной информации о трагических событиях в минском метрополитене" Генеральная прокуратура вынесла предупреждения лидеру движения "За свободу" Александру Милинкевичу, редактору газеты "Солидарность" Александру Старикевичу и бывшему сотруднику КГБ Валерию Костко. Также прокуратура внесла в список экстремистских сайтов два самых популярных в стране ресурса "Хартия97" и "Белорусский партизан" и обязало провайдеров блокировать к ним доступ государственных учреждений. Но сбить накал страстей властям быстро не удается. Взрывная волна вошла в резонанс с атмосферой в обществе.

Уже несколько месяцев Белоруссия живет в состоянии ожесточенной борьбы с внутренними и внешними врагами. После 19 декабря 2010 года, когда Александр Лукашенко вновь победил на президентских выборах и жестоко разогнал акцию своих противников, в стране не прекращаются репрессии против оппозиции. Тысячи людей прошли через допросы в КГБ и МВД, сотни — через тюрьмы. В стране появились преступники, не совершавшие никогда преступлений, люди, которых месяцами держат в тюрьмах только за то, что они не согласны с политикой Лукашенко. Масштабные репрессии против невинных людей рано или поздно должны были аукнуться отчаянием и агрессией. Хотя это, конечно, не может служить оправданием чудовищного теракта.

Европа ввела политические санкции против режима, как раз на следующий день после взрыва министры иностранных дел ЕС собирались обсуждать ужесточение санкций и переход к экономическим мерам давления на Лукашенко. А экономическая ситуация в стране вновь напоминает критическую. Люди ждут девальвации белорусского рубля и буквально штурмуют обменные пункты. Банки прекратили операции с кредитными картами и выдачу кредитов. Минск просил Россию о срочном кредите в 3 млрд долларов, а Москва тянула. Но трагедия внесла свои коррективы. Через сутки после нее параметры кредитной помощи были согласованы. Москва не оставит в беде союзника. В Минске работали опытные взрывотехники из ФСБ и психологи из МЧС, помогая коллегам.

Эксперты опасаются ужесточения политического и полицейского режима в стране. Слишком резкий переход от тотального спокойствия к терроризму. Правда, в 2008 году похожая бомба уже взрывалась в центре Минска, во время празднования Дня независимости на концерте, в присутствии президента. Никто, к счастью, не погиб. После этого в Белоруссии взяли отпечатки пальцев практически у всех мужчин призывного возраста, но преступников не нашли. "Не найдут преступника — возьмутся за оппозицию",— печально вздыхает Людмила Денисенко из Бреста, руководитель местного отделения оппозиционной компартии. Она 11 апреля в столицу не ездила, но ее уже вызывали в КГБ на допрос по поводу теракта. И таких примеров с каждым днем все больше.

Материалы подготовили Павел Шеремет, Анастасия Шпилько, Мария Епифанцева

Огонек

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе