Дожили до понедельника

Что изменилось в Белоруссии за три месяца после выборов.
Фото: Виктор Драчев / Коммерсантъ
       

Белоруссия вот уже почти три месяца после выборов живет в перманентном ожидании перемен. Именно такое впечатление складывается из-за того, что оппозиция раз за разом назначает даты, после которых страна «уже никогда больше не будет прежней». Что же действительно изменилось?


Таковыми рубежами, которые «сломят режим», провозглашались, напомним: сначала — 1 сентября, затем — инаугурация Лукашенко, а после — и вовсе каждое воскресенье с массовыми протестными маршами в Минске. Очередным моментом истины должен был стать минувший понедельник, 26 октября, объявленный Светланой Тихановской первым днем общенациональной забастовки.



Бастующие и солидарные

За две недели до новой рубежной даты экс-кандидат в президенты объявила о выдвижении «народного ультиматума» властям Белоруссии. Требования, впрочем, были все те же, что и раньше,— «Лукашенко должен объявить об уходе», «насилие на улицах должно остановиться полностью», «все политзаключенные должны быть освобождены». Разница была только в том, что в случае невыполнения условий оппозиция обещала начать «национальную забастовку всех предприятий, блокировку всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах». И назначила дату — 26 октября.

На деле все вышло совсем не так, как было заявлено. Вот только чтобы разглядеть это, надо было вглядываться не в информационное сопровождение, а в то, что происходит на самом деле.

С самого утра интернет заполонили видео, где группы работников Минского тракторного завода, Минского завода колесных тягачей, предприятия «Атлант» и других столичных промышленных гигантов идут по цехам и скандируют призыв «Далучайся!» («Присоединяйся!» — белор.). На Минском автомобильном заводе народ просто собрался на проходной и вызвал на разговор начальство. По коротким роликам, снятым на телефон, невозможно точно сказать, сколько именно человек из каждого коллектива желали остановить рабочий процесс. Однако практически везде фигурирует цифра от самих рабочих — несколько десятков. Заводское руководство и пресс-службы происходящее отрицать не стали, лишь отделались сухими комментариями о том, что «работа, несмотря на инциденты, не остановлена».
Главным же поставщиком забастовочных вестей стало предприятие по производству удобрений и химических соединений «Гродно Азот». Его работники еще в августе отличались особыми оппозиционными настроениями и неоднократно грозились остановить сложные химические процессы в цехах, но ничего конкретного так и не добились.

В день «народной забастовки» работники некоторых цехов стали собираться у входа вместе с «группой поддержки» из обычных горожан, но внутрь не заходили. Всего — около сотни человек (коллектив «Гродно Азота» — больше 7 тысяч). Кроме того, часть рабочих оказалась на больничных и в отгулах.

Задумка состояла в том, что ночная смена не передает работу дневной и это вынудит руководство действовать в интересах бастующих заводчан. Но еще затемно к зданию подъехали силовики — проверяли документы у людей из толпы, некоторых задерживали. При этом ночная смена продолжала оставаться на рабочих местах и поддерживать производство. Замену не вышедшим и задержанным искали в спешке в других цехах, вызывали людей с выходных и больничных. По сообщениям стачкома предприятия, даже начальникам пришлось закатывать рукава и браться за работу, но полностью смены некоторых цехов укомплектовать все равно не вышло.

У администрации на происходящее взгляд оказался иным: «Завод работает в штатном режиме. Информация, распространяемая в Telegram-каналах, неверная. Это имитация забастовки. Таких сообщений сейчас появляется очень много».

На чьей стороне правда, пока не разобраться. Но ясно, что работу остановить ни в день «народной забастовки», ни после у оппозиционных активистов-азотовцев снова не вышло. Другой вопрос — не отразятся ли все эти «нюансы» и «заминки» на технике безопасности? Как ни крути, но рабочие без должной квалификации и опыта или вкалывающие три смены подряд — не лучшая перспектива для сложного химического производства.

В то же время белорусские металлурги, шахтеры, нефтяники, которые до этого время от времени давали о себе знать сбором подписей «против режима» или намерениями начать забастовочную акцию, в прошлый понедельник почему-то предпочли отмолчаться.

Зато активно подключились к призыву к забастовке из-за границы владельцы малого бизнеса в Минске. Многие салоны красоты, танцевальные студии, кофейни, торговые точки, тренажерные залы и компании по доставке пиццы и суши под предлогом «технических причин», «инвентаризации» или «сандня», но с явным намеком на «солидарность с бастующими заводами», закрыли свои двери для посетителей.

Многие, но далеко не все. Например, те кофейни, которые оказались не готовы поступиться бизнесом в угоду политики, в вечер понедельника собрали весьма неплохую кассу и втайне порадовались за «принципиальность» своих конкурентов. Это не говоря уже о государственных магазинах и точках общепита, куда обычные люди тоже активнее пошли из-за отсутствия альтернативы (хотя расчет оппозиции был как раз на обратную реакцию).

Справедливости ради стоит заметить, что замок на дверях некоторых заведений в центре Минска — это уже привычная ситуация на протяжении нескольких последних воскресений. Не столько по политическим причинам, сколько в целях безопасности. Протестующие, удирая при разгоне несанкционированных маршей, часто забегают в первые попавшиеся двери, и администрация заведений вынуждена закрывать их на замок перед носом силовиков. Были случаи, когда ОМОН бил стекла и проникал в здание силой. А если этого сделать не удавалось, в кафе и магазин впоследствии могла нагрянуть «неожиданная проверка» и прикрыть лавочку. Другой вариант — когда владельцы, наоборот, не пускали к себе протестующих. Этим компаниям был обеспечен чернейший пиар в крупных оппозиционных Telegram -каналах. Так что закрыться для всех — это еще и самый простой способ не попасть в немилость с одной или другой стороны.


Тренд минувшей недели: студенты теперь практикуют акции внутри учебных заведений
Фото: AFP


Еще одна любопытная черта белорусской забастовки — это так называемые акции солидарности. Организовано дело было следующим образом. До начала рабочего дня или во время обеденных перерывов на столичные улицы стали выходить сотрудники компаний мобильной связи, айтишники и врачи. В руках — плакаты с лозунгами поддержки заводчан и бело-красно-белые флаги. В чем суть? Вроде как сами работают, но и к забастовке отношение имеют.

Самый широкий жест солидарности удалось организовать пенсионерам и студентам, которые прошли толпой в несколько тысяч человек по проспекту Независимости в Минске. Более того, во второй половине «забастовочного понедельника» именно они перетянули на себя все внимание Telegram -каналов. Так как стало ясно, что у заводчан в этом направлении ничего по-настоящему серьезного не выходит.

В итоге даже у тех белорусов, которые не особо внимательно следили за ситуацией, сложилось впечатление, что число сочувствующих в десятки раз превысило реально остановивших работу.



Протестное дробление

В августе белорусские оппозиционные митинги отличались единством и впечатляли огромными толпами, которые «текли» по воскресным улицам. Задержанных, если не брать в счет серьезные стычки оппозиции и силовиков сразу после выборов, было поразительно мало. Теперь же ситуация в корне иная.


Протест распался на сотни мелких инициатив, которые вспыхивают в самых неожиданных формах в разное время. Правоохранители и государство в новых условиях тоже сменили тактику — на жесткую и бескомпромиссную.


Громкая история прошлой недели — задержания девяти сотрудников Республиканского научно-практического центра «Кардиология». Известные кардиохирурги стояли в «цепи солидарности» на тротуаре одного из минских проспектов, когда на часах еще не было и восьми утра. После «выполнения гражданского долга» планировали пойти на работу: плановые операции никто не отменял. Плакаты, бело-красно-белая символика и сигналы проезжающих мимо автомобилей — такие акции проходят во многих уголках Минска и часто заканчиваются разгонами. Ничего не обычного, если бы не одно «но»: именно в день пикета к белорусским кардиологам на мастер-класс прибыли российские коллеги, готовились плановые операции. Поэтому информационная волна после задержания участников в Telegram поднялась неслабая: одни каналы радостно сообщали о «парализованной работе отделений центра» как о забастовке, другие, наоборот, стали подозревать в намеренном срыве мероприятия российскую сторону. В итоге врачей отпустили, но административные дела на них все равно завели. Правда, после этого в поддержку кардиологов пикеты с протестными плакатами и флагами развернули сотрудники других медучреждений.

Задержали на прошлой неделе и сотрудников белорусского офиса МТС. Точно так же, как и у врачей, через пару часов на крыльце с символикой в их поддержку вышли работники из конкурирующей компании А1. И примеров, когда одно задержание не пресекает протестные акции, а лишь порождает новые, с каждым днем становится больше. Но силовые структуры свое дело не останавливают, так как наряду с мирными акциями участились и явно радикальные явления.

— Почему-то у граждан такое мнение, что с ОМОНом шутки плохи, а с обычными райотделовскими милиционерами можно побыдлоганить — скажу такое слово. Это будет пресекаться так же жестоко и жестко, как это делает ОМОН,— завил в прошлую среду министр внутренних дел (с 29 октября — помощник президента по Гродненской области) Юрий Караев.

О чем именно говорил глава ведомства? В Минске участники марша забросали камнями милицейские машины и окна РУВД. В Мозыре «коктейлем Молотова» неизвестный поджег здание ГАИ. По данным МВД, в прошлый понедельник по всей Белоруссии было зафиксировано более 20 фактов наложения металлической проволоки на рельсы, из-за которой останавливались поезда.

Постепенно минчане начинают привыкать и к горящим на дорогах покрышкам, и к небольшим группкам людей с бело-красно-белыми флагами, которые то там, то тут выбегают на дороги и перекрывают автомобильное движение. Многие водители в таких пробках, не дожидаясь прибытия сотрудников ГАИ, пытаются кулаками прогнать их с проезжей части. А потом умело кадрированные видео с «жесткими избиениями за политическую позицию» активно распространяются в протестных Telegram-каналах и опять-таки разжигают еще большие конфликты не только между силовиками и протестующими, но и внутри общества.

С другой стороны, совершенно обыденной, к сожалению, становится картинка, когда сотрудники ОМОНа в балаклавах и без опознавательных знаков дежурят у зданий многих университетов (и даже гимназий!). Вузовские протестные активности по будним дням с приходом холодов переместились в учебные корпуса. Нельзя сказать, что процент оппозиционно настроенных к власти преподавателей и студентов высок. Но они яркие, громкие и создают львиную долю контента в белорусском сегменте Telegram. Молодежь устраивает сидячие акции в холлах, срывает лекции и носится ко коридорам по примеру рабочих с криками «Далучайся!». Само собой многие — постоянные участники воскресных протестов. Правоохранители в ответ не стесняются задерживать студентов, а судьи — вменять штрафы и сутки. Тоже по примеру взрослых протестующих.

Интересно, что впервые об отчислениях «несогласных студентов» Александр Лукашенко высказался еще в сентябре. Но, как это часто бывает, его эмоциональные заявления никто не воспринял всерьез. Тем не менее на прошлой неделе ведущие вузы Белоруссии стали подписывать первые приказы на отчисление. Не все преподаватели посчитали это справедливым и стали писать заявления на увольнения в знак солидарности со своими студентами. Процесс, словом, и тут пошел…

Протест фактически просочился во все сферы жизни белорусов — от заводов и магазинов до больниц и школ. В день забастовки автору текста довелось заглянуть в кинотеатр «Мир», который еще несколько лет назад был лучшим среди муниципальных по посещаемости. К половине восьмого вечера скучающий кассир призналась: не удалось продать ни одного билета, хотя сеансов в двух залах было запланировано около десятка. «Не хотят идти, потому что в центре небезопасно, метро могут в любой момент закрыть,— рассказала женщина в окошке.— Не до кино сейчас, наверное. На улицах свои "боевики". С успехом крутим только мультики по выходным — детей никакой политикой или коронавирусом не запугаешь».

Автор
Алеся Корженевская, Минск
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе