«Результаты культурной дипломатии не могут быть сиюминутными»

Хореограф Борис Эйфман о перспективах развития балетного искусства.
В северной столице 14 декабря откроется четвертый Международный культурный форум, в котором примут участие деятели искусств, политики и предприниматели из разных стран. 
Борис Эйфман
Фото: Вячеслав Архипов


Среди них будет и хореограф Борис Эйфман, народный артист России, художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного академического театра балета. «Лента.ру» побеседовала с прославленным балетмейстером о предстоящей работе на форуме, о его последних проектах, а также о перспективах развития балетного искусства в нашей стране.

«Лента.ру»: Какие вопросы будут обсуждаться на возглавляемой вами секции «Балет и танец» IV Санкт-Петербургского международного культурного форума?

Борис Эйфман: Наша балетная секция будет работать третий год. Если в прошлый раз ее программа включала три мероприятия, то в этом году их количество возросло до девяти. Центральным событием секции станет круглый стол «Классическое наследие — музей или театр?», который пройдет 14 декабря в историческом здании Мариинского театра. Как известно, основной темой нынешнего форума является 70-летие ЮНЕСКО — организации, занимающейся сохранением важнейших культурных ценностей. В этой связи мы решили обсудить тему реставрации и переосмысления великих шедевров балетного искусства и основные творческие подходы, применяемые для решения подобных художественных задач. Участники круглого стола постараются определить ту грань, которая отделяет авторскую интерпретацию классики и эстетическое новаторство от пересмешничества. Свою программу предложат коллеги из Академии Вагановой. Они, среди прочего, обсудят значение сохранения основ классического балетного образования. Наша же Академия танца проведет презентацию своей инновационной педагогической системы и расскажет о том, как бережное и уважительное отношение к традициям может сочетаться с воспитанием универсальных танцовщиков XXI века. Кроме того, упомяну панельную дискуссию, посвященную объединительному потенциалу балета. Сегодня, когда мир охвачен тревогой и бесконечными конфликтами, жизненно необходимо говорить о том, что существуют явления, сближающие и духовно преображающие людей.

Кого вы пригласили в качестве спикеров и гостей круглого стола?

У нас будет 12 участников. Это всемирно известные деятели балетного искусства — руководители трупп, хореографы, артисты, педагоги, исследователи. Среди них: шведская танцовщица Анна Лагуна, художественный руководитель Корейского национального балета Кан Су Чжин, прима Мариинского театра Диана Вишнёва, руководитель Норвежского национального балета Ингрид Лоренцен, президент Международного танцевального совета ЮНЕСКО Алкис Рафтис. Искренне рад, что нам удалось собрать такой представительный круг экспертов.

В рамках форума состоятся экскурсии «Балетный Петербург». Расскажите поподробней, что это за маршрут и каковы его туристические перспективы?

Мы подготовим уникальный маршрут, который охватит трехсотлетнюю историю балетного искусства в нашем городе и расскажет о жизни и творчестве многих великих хореографов и танцовщиков — от Дидло и Петипа до Дудинской и Барышникова. В настоящее время завершается написание экскурсионного сценария. Думаю, мы сможем открыть немало нового даже для тех, кто активно увлекается балетом. Поклонникам нашего театра, в частности, будет интересно узнать, где находился рабочий кабинет Бориса Каплуна, гражданского мужа Ольги Спесивцевой, и по какому адресу проживала в Петербурге сама балерина перед отъездом за границу. Мы хотим, чтобы эта экскурсия стала новым туристическим брендом города, привлекающим тысячи туристов со всего света.

На форуме вы покажете балет «По ту сторону греха». Почему вы выбрали именно этот спектакль?

«По ту сторону греха» — балет по роману Достоевского «Братья Карамазовы». Показ спектакля будет посвящен завершающемуся Году литературы. Мы напомним зрителю, что язык танца может открывать в великих книгах новые философские уровни, проникать в смысловую глубь текста. Иными словами — находить неизвестное в известном. Балетное искусство и литература питают и взаимно обогащают друг друга. Их симбиоз рождает кардинально новые художественные явления, обладающие особым интеллектуальным содержанием и уникальной поэтикой.


Балет «По ту сторону греха»
Фото: Дмитрий Лекай / «Коммерсантъ»


Чем принципиально новый балет «По ту сторону греха» отличается от предыдущей постановки 1995 года «Карамазовы»?

Каждый наш спектакль, с одной стороны, является точной фиксацией творческих возможностей труппы, а с другой — стремится отразить наиболее острые проблемы современности. Я ставил «Карамазовых» в середине 1990-х, и тогда особое звучание имела тема опасности неограниченной свободы, внезапно обрушивающейся на общество, которое еще не до конца изжило в себе память о своем несвободном прошлом. В нашем спектакле эта проблематика была отражена в споре Ивана и Алексея, перетекавшем в пластическую материализацию легенды о Великом Инквизиторе. Балет имел огромный успех у зрителей. Когда спустя почти два десятилетия я вновь обратился к «Братьям Карамазовым», то решил по-другому взглянуть на основные идеи романа и еще глубже проникнуть в его философское содержание. Причем сделать это при помощи того арсенала пластических и технических средств, которыми сегодня обладает наш театр. Спектаклю 1995 года все-таки была свойственна повествовательность, текст Достоевского в какой-то степени подавлял меня. В балете «По ту сторону греха» ничего подобного нет. Здесь мы сосредоточены на психоаналитическом исследовании внутреннего мира героев и размышляем о том, как зло и добро, переплетаясь, борются друг с другом внутри человека. Новый спектакль по «Братьям Карамазовым» — попытка определить ту точку невозврата, за которой начинается нравственная гибель личности.

Когда выйдет DVD-версия балета «По ту сторону греха»? Какие еще спектакли в ближайшее время мы увидим на цифровых носителях?

Буквально на днях завершился монтаж. Это была изнурительная работа: я сидел перед мониторами по 12 часов в день. Так что уже в четвертый раз (ранее мы сняли спектакли «Анна Каренина», «Евгений Онегин» и «Роден») мне приходится выступать не только в качестве режиссера-постановщика фильма, но и в роли режиссера монтажа. Переложить этот каторжный труд на кого-то другого я не имею права, ведь ни один кинематографист не может знать пластическую партитуру балета лучше хореографа. Еще предстоит завершить постпродакшен. Затем спектакль «По ту сторону греха» выйдет на диске. А уже в январе следующего года состоятся съемки экранной версии балета Up & Down, поставленного по роману Ф. С. Фицджеральда «Ночь нежна». Проект очень ответственный: мы должны перенести на экран один из самых ярких и зрелищных своих спектаклей. Наша программа-максимум — выпустить на DVD весь текущий репертуар театра. Хочется, чтобы у каждого зрителя была возможность приобщиться к балетному искусству современной России.


Балет Up & Down
Фото: Евгений Матвев


В ноябре ваш театр с большим успехом гастролировал по Китаю, а в декабре предстоят выступления в Италии, весной-летом вы в очередной раз посетили США, а осенью — Германию, Ближний Восток. Каковы, на ваш взгляд, результаты культурной дипломатии на примере балетного искусства? Мы по-прежнему «в области балета впереди планеты всей»?

Мои собеседники часто вспоминают эту цитату, однако нужно помнить о том, что балет — не Олимпийские игры. Здесь нельзя посчитать количество медалей и составить турнирную таблицу. Сегодня следует не рассуждать о том, кто первый, кто второй, а сосредоточиться на решении наиболее злободневных проблем отечественной балетной действительности. Сюда относятся острая нехватка квалифицированных артистов, отсутствие новых ярких хореографов, дефицит оригинальных идей, падение престижа профессии. Обо всем подобном я твержу начиная где-то с конца 1980-х. Долгие годы это был глас вопиющего в пустыне. И только сейчас государство и мои коллеги в полной мере осознали, что балет, всегда являвшийся предметом нашей национальной гордости, вновь должен занять утраченные приоритетные позиции. Я очень надеюсь на нашу Академию танца, призванную подготовить новых лидеров балетного искусства. Если нам удастся в полной мере реализовать свою программу, то в недалеком будущем в стране появятся не просто исполнители топ-уровня, а универсальные артисты, для которых нет невыполнимых задач. Что касается культурной дипломатии, то ее результаты не могут быть сиюминутными и осязаемыми. Когда политики договариваются о прекращении боевых действий, подписывают международные соглашения — это одно. Искусство же воздействует на внутренний мир человека, и такого рода метаморфозы невозможно оценить с помощью стандартных критериев. Каким именно образом поселившиеся в душе настороженность и враждебность уступают место возвышенному волнению и восторгу — большая тайна. Хотя, конечно, когда на гастролях в Нью-Йорке или Лондоне мы видим людей, встающих и устраивающих труппе овацию, то точно понимаем: театру удалось разрушить стену недоверия и растопить лед в зрительских сердцах.

Вы работаете над новой хореографической версией легендарного спектакля «Чайковский», премьера которой планируется в следующем году. Можно узнать подробности?

Этот балет занимает особое место в творческой биографии нашего театра. Именно с «Чайковского», по большому счету, начинается его новейшая история, тот путь создания масштабных балетных психодрам, который по-прежнему остается для меня единственно приемлемым. Как и в случае с «Реквиемом», «Карамазовыми», «Красной Жизелью» и другими легендарными постановками, спектакль о гениальном композиторе в определенный момент сошел со сцены. Однако и зрители, и артисты, и я сам не хотели расставаться с ним навечно. Возрождая и переосмысливая «Чайковского», я стремился привести этот балет в полное соответствие с сегодняшней творческой философией нашего театра, а также теми художественными возможностями и сценическими технологиями, которые стали доступны за минувшие десятилетия. Либретто спектакля и музыкальная партитура останутся прежними, а вот хореография мною значительно переработана. Декорации, костюмы и световое оформление будут абсолютно новыми.

Вы возглавляете Академию танца Бориса Эйфмана. Какова перспектива появления при Академии Музея балета и Санкт-Петербургского детского театра танца и развитие этой инновационной учебной школы?

Городской детский театр танца должен появиться к 2018 году. Проект поддержан правительством Санкт-Петербурга и лично губернатором Георгием Полтавченко. Мы создадим новую прекрасно оборудованную площадку, способную открыть мир танца для тысяч юных петербуржцев. Будем проводить на ней фестивали, конкурсы, спектакли. Новый театр примет не только тех, кто готовится стать профессиональным артистом, но и детей, занимающихся танцами исключительно для души. С музеем все чуть сложнее. У него есть превосходная база — недавно отреставрированный исторический деревянный особняк, расположенный рядом с Академией. А вот над созданием экспозиции еще предстоит потрудиться. Будем налаживать взаимодействие как с профессиональным музейным сообществом, так и с наследниками выдающихся балетных деятелей, хранящими вещи своих знаменитых предков. Хочется верить, что кто-то из них захочет внести лепту в формирование коллекции. Первый экспонат будущего музея у нас уже есть — это памятник Джорджу Баланчину, торжественно открытый в Академии танца в августе.

Какова судьба проекта Дворца танца? Когда он появится?

К сожалению, пока этот вопрос для меня — из разряда вечных. Уже много раз оглашались различные сроки, но строительство еще даже не началось. Свое 70-летие в следующем году я встречу в статусе руководителя всемирно признанного и при этом бездомного балетного коллектива. То же самое и с 40-летием нашего театра, которое мы отметим в 2017-м. Так что сейчас все надежды связаны уже с 2018 годом, когда балетный мир будет праздновать 200-летие Мариуса Петипа. Появление к этому сроку в Петербурге, где жил и творил свои шедевры Мариус Иванович, нового международного центра хореографического искусства станет лучшим подарком — не только для нашей труппы, но, прежде всего, для миллионов ценителей танца.


Академия танца Бориса Эйфмана


Как вы, приверженец психологического балета, относитесь к современному пластическому театру?

К сожалению, у меня нет возможности внимательно следить за тем, что делают коллеги, работающие в других направлениях. Но я приветствую все стили и течения, занимающиеся последовательным развитием выразительных возможностей человеческого тела. В искусстве должен соблюдаться принцип эстетического многообразия, в этом залог его эволюционирования. Кстати, воспитанникам нашей Академии танца в обязательном порядке преподаются ритмопластика и пластическая выразительность.

Кто, по-вашему, современный зритель балета?

Возьмем наш театр. На спектаклях мы видим разную публику: людей среднего возраста, зрителей почтенных лет и — что меня особенно радует — молодежь. Театр не творит для какой-то одной избранной категории. Мы открыты для всех, кто способен понять и принять наше искусство.

Считается, что зрители ждут от театра в первую очередь развлечения. Хотелось бы услышать ваше мнение применительно к балету. Что сегодняшний зритель ждет от балетного спектакля?

Я бы поставил вопрос по-другому: что сегодняшнее балетное искусство способно дать зрителю? Какими средствами оно может побудить его оторваться от интернета, телевизора, купить билет и прийти в театр? Для меня ответ однозначен: искусство танца несет аудитории тот заряд духовной энергии, который современный человек никогда не получит от телесериалов или блокбастеров. Люди, хотя бы однажды посетившие наш спектакль и испытавшие катарсис, приходят к нам снова и снова, потому что пережитый ими эмоциональный опыт незабываем.


Академия танца Бориса Эйфмана


Будете ли вы выступать в Петербурге в этом году после 16 декабря?

28 и 29 декабря мы покажем в Александринском театре балет Up & Down. Интересно, что 2015 год начался для нас с премьеры именно этой постановки. Завершается он тем же спектаклем. Знаю, что многие зрители до сих пор не видели Up & Down. Так что предстоящие спектакли станут для них хорошим новогодним сюрпризом.

Куда, на ваш взгляд, движется балет и хореограф Эйфман?

Хочется верить, что балет движется к обретению самого себя, тех фундаментальных основ, которые были забыты за долгий период господства модерна. Речь, в первую очередь, о восстановлении глубинных связей, веками существовавших между танцем и театром, о возвращении в хореографию утраченного философского начала, содержательности. Я следую этому пути на протяжении десятилетий и не могу не радоваться тому, что сегодня мои коллеги во всем мире медленно, но верно приближаются к такому же видению подлинной сущности балетного искусства.
Автор
Беседовал Игорь Игрицкий
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе