Нерусские русские: почему украинцам и прочим переселенцам из стран СНГ не дают гражданство в России. Часть 2

Спецкор «Комсомолки» Ульяна Скойбеда выясняет, через какие трудности приходится пройти до получения паспорта РФ. 
Алексей Белаш, украинский разведчик, перешел на сторону «врага». В левой руке у него - военный билет, в правой - удостоверение беженца.
Фото: Ульяна СКОЙБЕДА


Мы в «КП» решили взять четверых украинцев и русских из стран СНГ, которые лупятся в закрытую дверь с надписью «Гражданство России». Хотели найти людей молодых, трудоспособных, полезных государству, достойных. Итак:



ОФИЦЕР ГРУ (И ЕГО МАМА)

Алексей Белаш - старший лейтенант Главного управления разведки Минобороны Украины: у нас это называется ГРУ, у них - ГУР. В марте 14-го старлей оставил часть и сбежал в Москву, потому что не захотел смириться с организованным США переворотом (уж кто-кто, а разведка все понимала), то есть сделал ровно то же, что Наталья Поклонская.

Но Поклонская стала Няш-мяш и символом Крымской весны, а Алексей потерял блестящую карьеру и пятнадцать килограммов веса, см. фото.

Мама офицера, в нулевых уехавшая из Сумской области на заработки в Россию и окрутившая здесь москвича, ходит по квартире и кричит: «Это Курская дуга! Я хочу записаться в Красную армию! Мой дед дошел до Берлина, а они с моим сыном так!!!».


Когда-то наш герой носил военную форму...
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


По-честному, она, в основном, и говорит, но иногда нам с Алексеем удается ее заткнуть, и тогда у разведчика обнаруживается приятный баритон.

История тривиальная: вся семья по обе стороны границы вкалывала, чтобы вывести в люди одно дитятко: мать в колбасном отделе гастронома, отчим за баранкой, дед грузчиком.

Олэксий с отличием закончил в Киеве Суворовское училище и поступил в блатной Военный институт, на наиблатнейший факультет военных переводчиков, отделение международных отношений (брали всего пять человек, суворовца хотели бортануть, мать дошла до министра образования Украины). Практику курсант проходил в департаменте Минобороны по международному сотрудничеству (т. е. сотрудничеству с Северо-Атлантическим Альянсом), стажировку - в разведке.


Старшему лейтенанту грозили "причастностью к возможному ядерному конфликту между Украиной и Российской Федерацией" и уголовной статьей "Дезертирство".
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


Служба Алексея была - аналитика: обработка первичной информации и подготовка справок высшему руководству страны о внешних угрозах. Под этим всегда понималась Россия.

- Внедрилась в информационное пространство, везде на нас влияет... Это при том, что я с третьего курса видел: происходит насильственная украинизация, фильмы смотрел, которые обличали НАТО и политику США по организации «оранжевых революций»: курсанты между собой делились. Не удивляйтесь, на Украине много нормальных людей, и даже там, где я служил, многие понимали, что происходит предательство. 80 процентов страны говорит на русском, сам ГУР - на русском, но напоказ: «Ривняйсь, струнко» («Равняйсь, смирно». - Ред.), просто комедия Божественная... Не напишешь про угрозы - в отпуск не пустят...

Начинается майдан. Это соседняя станция метро: из окон ГУРа виден дым от костров. Настроения среди офицеров: «Что творится, страну целенаправленно сдают», - министр обороны говорит: «Только не вмешивайте армию», - и уходит. На заборе части появляется надпись: «Януковичу - звезда», - на территорию свободно заезжает Правый сектор. Мама звонит наверх, ей говорят, что подразделение сына отправляют в Севастополь.


Старшему лейтенанту грозили "причастностью к возможному ядерному конфликту между Украиной и Российской Федерацией" и уголовной статьей "Дезертирство".
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


Парень кладет рапорт, его не подписывают, личный состав строят на плацу под Крымский референдум, мама приезжает скандалить в Киев. 27 марта в ведомстве вводится особлывый статус (чрезвычайное положение), начальник звонит Алексею и орет, что тот может быть причастен к ядерному конфликту между Украиной и Россией. Семья решает бежать.

Мама Наталья Белаш:

- Добрые люди сказали: из Киева в Москву не выбраться, везде блокпосты, людей раздевают до трусов, а у сына в паспорте прописка на плацу: Киев, Электриков, 33 - адрес войсковой части. Если среди нациков окажется один понимающий человек, нас расстреляют.

Ехали машиной до Сумской области, глубоко засунув военный билет в лифчик, там сели на поезд.

На следующий день к деду беглеца в Сумах прибежала СБУ: «Диду, дэ ваш унук?» («Дедушка, где ваш внук», - Ред.), - старый советский офицер ответил: «В Москве, мамка забрала». СБУ: «А это может быть связано с Крымским референдумом?», - «А как же!»…

Алексей:

- Я был счастлив: дикторы в метро говорят по-русски, никто не притворяется… Конечно, сразу поехали в ФМС, туда вызвали ФСБ. Я все рассказал, предоставил все свои секретные допуски: я хотел быть полезным, считал себя соратником! Но предложения, которые мне делали, были «сказочными»…

Здесь Алексей становится невнятен: выбить, что именно требовали от него российские спецслужбы, не удается; ясно, что это не участие в антифашистских митингах и не кидание зеленкой в лидеров оппозиции, чем промышляют обычные украинские активисты. Возможно, речь шла об операции внедрения, на которую обвиненный на Украине в дезертирстве разведчик не согласился.

Факт то, что весной 15-го Белаш разорвал сотрудничество, и у него начались проблемы. Летом парень пришел в ФМС, чтобы оформить гражданство (беженцам, спустя год, положено гражданство), и оказалось… что беженец он только по удостоверению. А по базе проходит как получивший временное убежище (никаких прав).

Мама бегала по чиновникам, парень лежал в депрессии. Полтора года (!) ситуацию не удавалось исправить, а, когда, осенью 16-го, удалось, началась новая песня: чтобы подать на гражданство, беженец должен иметь регистрацию по месту жительства - и, казалось бы, чего проще, ведь у мамы Алексея собственная квартира, - но МФЦ ставит парню только регистрацию по месту пребывания, потому что такой графы: «беженец» - в системе у них нет.

При виде Белашей в районной миграционной службе плачут слезами.

Правозащитница Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие», сообщила им, что за пятнадцать лет гражданство получил один (!) беженец.

Алексей:

- Мой друг-военврач за три до меня точно так же уехал в Крым, он уже восстановился по службе. Я не понимаю, почему со мной так…

А я, кажется, понимаю.

Во время интервью мама Белаша не дает мне фотографировать документы и командует: «На этот вопрос мы не отвечаем».

Назавтра от нее приходит смс: «Вы ничем нам не поможете, не публикуйте материал».


От автора:

То, как украинцы разбегались от «КП», даже пугало. Одни отказывались встречаться, другие врали, что получили гражданство (мы проверяли: не получали). А один «беркутовец» согласился встретиться, но без имени и фамилии: «И так надо мной на Украине все смеются, спрашивают: «Ну, что, помогли тебе твои москали?».

Мне было нечего ему сказать.



2) ЗАЩИТНИК ОДЕССЫ (ИЛИ СВАДЬБА В МАЛИНОВКЕ)

Александр Кривец - майор МВД в отставке: воевал в Сухуми, был на событиях в Баку, Таллине и, в 93-м году, в Москве (везде неофициально), служил в спецразведке флота и «Беркуте», был зван в личную охрану Шеварднадзе… но в 96-м году сдал военный билет для присвоения очередного звания, и получил его с украинской присягой.

- Я с 91-го года билет прятал. Мне говорят: «Сдай», - а я: «Да не хочу, да некогда, тебе печет?», - а тут проставили. В рожу начальнику кинул обратно и в Грузию уехал.


Одессит Александр Кривец, его жена Лена и дочь Лида. Их Куликово Поле теперь в России...
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


Потом был сварщиком, директором фабрики по производству тапочек, открывал ИП «Муж на час», резал советские станки по программе ТАСИС (европейская программа содействия, уничтожавшая остатки «неэффективной» промышленности), ездил в Ухту на заработки.

В Херсонской области, где они жили с женой, всегда все было завязано на Россию, в городе был завод, единственный в Союзе выпускавший оборудование для подводных лодок, и развал был отчаянный, до натурального обмен: ты мне - кусок сала, а я тебе тряпку. Поэтому, когда в России появились деньги и Путин, люди на Украине стали психовать: «А мы как же? А у нас?».


За время расследования Российское государство отказало семье активиста в убежище.
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


- При Януковиче мы свет увидели, какую-то надежду на соединение с Россией, и, вдруг, майдан. По телевизору - бегущая строка: «Формируется Одесская народная дружина. На Куликово поле приглашают всех неравнодушных граждан», - а я в Одессе как раз работал. Прихожу, там парень Мойша (имя изменено по просьбе героя. - Ред.). Говорю: «Записывай меня»…

Всю майданную зиму Кривец ходил со знаменами: сторонники России шествовали по Большой Арнаутской, а сторонники Едыны Крайины, параллельно, по Малой Арнаутский, и не встречались. И все было тихо-мирно!

К сожалению, майдан победил, регион наводнила тяжелая техника с Западной Украины. Кривец пытался подбить армейцев и «беркутов» на мятеж, отрабатывал схему захвата региона собственными силами, послал человека за оружием в Приднестровье…

И 2 мая получил по голове.

- Ну, был на первомай у жены в Херсоне, хорошо отметил, 2 мая вернулся в Одессу, дай, думаю, кофе попью: сбор был на Соборной площади. Вышел из кафе - уличная драка: бегают пацаны, девки, машины переворачивают, милиция справа налево носится... Как раз на соседней улице, зажигательную смесь в бутылки разливали… Ну, и мне зарядили битой. Если бы был я не с похмелья! А так затащили меня в то же кафе и сказали: «Лежи, старый дурак!».

О том, что людей сожгли, Александр узнал позже: та самая толпа, которая оприходовала его битой, пронеслась до Куликова поля и загнала стоявших там лагерем и прохожих в Дом профсоюзов, ставший могилой. Телефоны Мойши и остальных не отвечали.

Зато домой в Херсон пришел знакомый из СБУ и сказал: «Саша, уезжай…».

24 мая Александр Кривец ушел в Крым, пешком, по росе.

Там попал в рабство (строительная история), освободился и в сентябре решил съездить на Донбасс, Стрелкову на помощь.

Стрелкова там уже не было, но этого Кривец не знал!

Поехал с какими-то мужиками (шапочными знакомыми), возле Доброполья расстрелял троих украинских военных из их же автоматов, собрал сведения об украинской технике и… уснул. Водку допил в машине и проснулся в каком-то доме: видит, стол накрыт. Вышел, с бодуна, до ветру: вдруг толпа несется, аж ласты заворачиваются, побежал вместе с ней. Тут «Град» начал работать, наш герой прыг к стенке - и стенка на него обвалилась.

- Война для меня закончилась, даже не знаю, ЛНР это была или ДНР.

Очнулся на пляже в Ялте (незнакомые люди вывезли, привезли и положили), глядь - рыбаки идут. Стал жить у одного на яхте…

Словом, это свадьба в Малиновке! Я даже не удивляюсь, что на Куликовом поле Кривец числился инструктором подготовки Малиновского района!

Семья, дочь Лида и жена Лена, все это время сидели в Херсоне без денег (и всю Одесскую весну без денег, средства уходили на сопротивление), но своего героя они любят и им гордятся. Когда в августе школьнице Лиде Кривец сказали: «Надо выступить перед героями АТО» (девочка поет), - дочь активиста ответила: «Они детей убивают, а я им буду петь? Пускай им кто-нибудь другой поет».

Папина доця!

В декабре 14-го семья выбралась в Крым и история пошла на новый виток.

Лена Кривец:

- Жили на яхте, которую он охранял. Хозяин нас гоняет: Лида в школе – я по улицам хожу. На работу не берут даже дворником: как услышат, что украинский паспорт... Ему платят десять, за квартиру просят пятнадцать. Наконец, сняли за восемь комнату у алкоголички, она тут же нас выгнала. Стали жить в вагончике на стройке: Саша уже на стройке работал. Снова хозяин в шоке…

В ФМС дали талончик на август 15-го, то есть через восемь месяцев, и восемь месяцев Кривцы прожили в Крыму нелегалами: каждые 90 дней ходили до границы и, не заходя украинскую территорию, брали новые миграционные карты (нарушители, да: а вы попробуйте не нарушить!).


Его заявление еще рассматривается...
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


В августе пришли на прием, а им говорят: «У вас в Херсоне войны нет, вот и езжайте туда, Крым не резиновый!».

Лида, что характерно, в этот момент записывает с «Единой Россией» клип, который

называют молодежным гимном Севастополя: песню четырежды в день кажут по крымскому телевидению, а певица живет в вагончике!

От безысходности Кривцы согласились на трудовой патент (то есть стать гастарбайтерами), но тут Украина отключила свет, а, когда включила, все документы оказались просрочены.

- Я думала, Кривец кого-нибудь убьет, но он написал Путину, и через три дня пришел ответ: дать нам убежище. Это была осень 15-го.

Думаете, история закончена? Ха-ха три раза, как говорят в Одессе.

Летом 16-го Лида закончила школу и поступила в институт культуры в Химках (семья зарегистрировалась в Подмосковье и записалась на прием в подмосковную миграционную службу, чтобы продлить убежище), а Александр Кривец тут же нашел хорошую работу в Москве (требовалась московская регистрация, семья зарегистрировалась в столице).

Когда осенью 16-го люди пришли продлять убежище, им, натурально, сказали: Москва и область - разные субъекты! Вы зарегистрированы в Москве, вот и продляйте убежище в Москве! А в Москве взялись за голову: кой дурак вас зарегистрировал? У нас в столице получают убежище только родственники москвичей, мы ничего продлять не станем.

Пока Кривцы носились с выпученными глазами, убежище закончилось. Они подали на новое: когда материал готовился к печати, Лиде и Лене отказали. Женщинам предлагается выехать из России.

Александр сидит и смотрит в экран ноутбука: дочь его Лида поет со сцены в Херсоне: «Е на свити моя Крайина, дэ червона цвите калына…» (есть на свете мой край, где калина цветет. - Ред.).

Под клипом написано: «Лида Кривец - предатель Украины». Клип разместил одноклассник Лиды. Девушке угрожали.

Лена:

- Я уезжала из Херсона - я оставляла квартиру, магазин, в котором мне давали в долг, потому что меня знал весь город, - но я считала, что еду в Россию домой. И так и осталось: Россия - мой дом, но когда бьешься головой: такой закон, такой закон… Да, если б они исполнялись, эти законы! Да, мы с Украины, да, у нас там дурдом, но нас убьют, если нас вышлют туда, ее вон убьют! - показывает на дочку. - Нас предал Янукович, нас предали все, кто мог, мы приехали в Россию - и здесь нам не рады. Обидно! Обидно! Мы хотим работать: я - ветеринар с 24-летним стажем: любое предприятие могу вести по линии СЭС, любой колхоз... Ну, куда нам деваться? Кому хочется умирать?



3) ОПОЛЧЕНКА (ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ РОМАН)

Я знаю, что у Натальи Белавцевой (позывной Малая), и Владимира Езепчука (позывной Борода), трехмесячный ребенок, поэтому везу в Новошахтинск Ростовской области памперсы и два кило сыра для кормящей матери (опыт предыдущих интервью научил, что выходцы с Украины часто живут гуманитаркой предназначенной для ЛНР и ДНР: благотворительные фонды закидывают им по мешку манки, и это все питание).

Мать носит по беленой облупленной кухне крохотное существо и певуче приговаривает:

- Мы с Танюхой теперь как жены декабристов: куда папа, туда и мы…

Наталья - гражданка ЛНР, жила в Луганске и работала в заводской столовой, торговала на рынке. Война началась с того, что в городе не стало света и воды, люди готовили еду во дворах пятиэтажек на кострах. Выйдешь на балкон покурить - снаряд летит…


Ополченка Малая и ополченец Борода. Их дочке Тане два месяца.
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


- И я думаю: что мне терять, пойду воевать... Никто не хотел брать, пришлось поваром. А я с автоматом хотела, Родину защищать! А вы как думаете: в мой город пришли всякие... Муж меня не поддержал: я поругалась и ушла.

Улыбается дочке:

- А там папу встретила…

Появляется ополченец Борода, безусловно знакомый многим по эфирам «Время покажет», на одном из которых он чуть не избил украинского политолога Ковтуна.

Езепчук наш, казак из Краснодарского края: он обстоятельно рассказывает, как взрослая, живущая в Донецке дочь написала ему смс: «Папа, нас бомбят», и как он понял, что он, пятидесятилетний строитель с больными ногами, должен ехать и защищать дочь сам, больше некому. Как в первый же день в ЛНР он, моряк, во время авианалета сел на БМП, а оно возьми, и поедь! И как все думали, что на Донбассе воюют элитные спецназовцы, а они воевали в рубашках с галстуками, в чем из дома вышли, и вычерпывали воду из БМП баночками: не знали, что там предусмотрена система слива...

Горько, конечно. Это подвиг нашего народа, и подвиг, до сих пор, не оцененный.


Гражданка Российской Федерации появилась на свет только в январе. Теперь ее вместе с матерью вышлют в Киев?
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


С Натальей казак встретился в феврале 15-го года, и это была любовь с первого взгляда.

Она:

- Приглянулся мне: лысый такой был...

Он:

- Ухаживать там некогда, война… Ехал на Донбасс, думал, года не проживу: когда начинались обстрелы, даже не убегал, садился где-то под деревом... И вот теперь нянькаюсь. Второй шанс… Поздно узнали мы.


Владимир Езепчук - герой Новороссии и Луганска.


История появления фронтовой семьи в Новошахтинске такова: 1 июля 16-го года, при выезде из ЛНР, Езепчука задержали и этапировали в Тихорецк Краснодарского края: по словам Бороды, он благородно взял на себя «незаконное хранение оружия», которое, на самом деле, совершил другой человек.

В сентябре 16-го героя телепередач осудили условно и тем закрыли ему возможность въезда в ЛНР: осужденный обязан жить на территории РФ и отмечаться в органах юстиции (регион выбирать можно, Езепчук выбрал приграничный Новошахтинск).

Обидно, конечно: ведь с конца 15-го года Владимир бывал в Госдуме, возил гуманитарку, проводил съезды антифашистов, организовывал сотрудничество республик с Россией по линии ДОСААФ, словом, стал крупным общественным деятелем…


Наталья Белавцева была верной соратницей, хотя воевала не с автоматом, а со сковородкой.


Но, как говорят на Украине, шо маемо, то маемо. Вот такие в этой сфере общественные деятели.

Наталья заехала в Россию 1 декабря 16-го года: Владимир взял ее паспорт и пошел в миграционную службу спрашивать, что делать, как легализоваться? Развод Натальи и ее первого мужа официально не оформлен…

Ответ: «Ну, так езжайте, оформляйте, потом регистрируйте здесь брак, ваша жена получит гражданство автоматически».


А эти бумажки, похоже, в России ничего не значат...
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


Злая судьба! Загсы и суды в ЛНР тогда не работали, развода Наталье не получить!

Времени думать, как быть, у Владимира не было, он вкалывал разнорабочим, чтобы им с Натальей и едва народившимся ребенком выжить, и, в итоге, женщина просрочила предельный срок пребывания в РФ без оформления документов для иностранных граждан: ФМС заявила, что депортирует Малую на Украину.

Наталья, с надрывом:

- Меня, в Украину? Меня же посадят!

Владимир:

- Похоже, не нужны такие, как мы, патриоты, государству Российскому…

Я:

- А может, Наташе дунуть ей сейчас до границы, а вы срок отбудет - и к ней, в ЛНР…

Слезы:

- Куда мне?! В окопы? С двухмесячным дитем?

- У вас же там квартира. Или вы ее мужу оставили?

- Нет, детям! У меня трое детей. Трое детей в том браке. Ой, проговорилась...

Дети 10-ти, 7-ми и 6-ти лет живут со свекровью. У меня есть одно емкое слово для определения этой ситуации, но я не стану.



4) КАК КОММУНИСТ КОММУНИСТУ

Я думала, что же мне так не везет? Герои то выпивают, то цепляют срок: а мне ведь нужно морально устойчивого, образцового украинца, чтобы на его примере выпросить гражданство для целой нации! Я ведь объясняла это всем, кто подбирал кандидатуры!

А тут инфа: в Ольховатском районе Воронежской области мыкает горе человек с высшим филологическим образованием, бывший главный редактор газеты из Луцка (очень Западная Украина с тяжелым бандеровским прошлым, см. «Волынская резня»), Александр Некрот. В марте 14-го Александр разместил на сайте местной коммунистической партии краткое сообщение, смысл которого: «Если вы, нацисты, будете нас, коммунистов, резать, то и у нас руки развязаны!».


В этом доме нашли приют волынский журналист Александр Некрот и его супруга.
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


Время, кто помнит, на Западной Украине тогда было страшненькое: толпа в балаклавах штурмовала УВД Волынской области и, потом, выводила всех сотрудников коридором позора, ставила на колени «Беркут», врывалась на партсобрания коммунистов и избивала там всех битами и цепями.

Но уголовное дело СБУ возбудила только по факту истеричной публикации, по статьям «терроризм» и «покушение на территориальную целостность Украины»!


Александр - член Компартии Украины. За это и пострадал.
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru


Некрот сбежал в Воронеж, хозяева съемных квартир отказывались его регистрировать (а нет регистрации – нет статуса, миграционные службы не будут с тобой даже разговаривать), сотрудничал с КПРФ Воронежской области, потом его оттуда выгнали. Пилил дрова в Белгородской области, наконец, докатился до хутора в шести часах езды от Воронежа, где его поселил первый секретарь Ольховатского райкома партии (в домике тещи, без газа и воды).

Волынский коммунист подал на убежище (уголовное дело же!) – а ему отказали. Причем отказали уже и в Воронеже, и в Москве, то есть МВД России. Грядет высылка…

Приезжаю на хутор, культурно близкий Некрот встречает меня в драных штанах, целые при этом лежат на кресле, читает стихи вроде «Gotohell, Mайдан», в которых «свинство» рифмуется с «украинство», а потом… отходит в закуток (дверей в хате нет) и я слышу слишком понятное журчание.

Шок - это по-нашему.

Я осторожно спросила у воронежских коммунистов, за что же они выгнали товарища? Ответ: "Мы поначалу снимали ему квартиру, но вы же видите, Саша странный».


В предоставлении убежища отказано.
Фото: Ульяна СКОЙБЕДАtrue_kpru



5) БОНУС: ВОЕННЫЙ, КРАСИВЫЙ, ЗДОРОВЕННЫЙ

Время, выделенное редакцией на статью, заканчивалось, оставался последний шанс найти героя без изъянов. Коллеги подсказали: раз я все равно в Воронеже, то могу позвонить Сергею Керимову, русскому офицеру из Баку: достойный человек мается без гражданства, потому что когда-то паспортисты переправили его фамилию на «Карумян».

Звоню.

- Я инвалид второй группы, да? По голове! В Воронеж приехал по зависимости, живу в реабилитационном центре для алкоголиков...

И меня, наконец, осенило.



НЕОЖИДАННЫЙ ВЫВОД

ГОДНЫХ ЛЮДЕЙ СИСТЕМА ПРОПУСКАЕТ?

Сколько раз за время подготовки материала мне говорили: РВП, разрешение на временное проживание, стоит 25-30 тысяч рублей, само гражданство - 300 тысяч, не дороже дешевого автомобиля.

Сколько раз я просила «подогнать» мне человека посерьезнее и побогаче: каждый раз оказывалось, что гражданство владелец очередного разбомбленного донецкого завода уже оформил либо оформляет.

Задание найти достойных среди несчастных изначально было провальным, потому что успешных людей миграционная система РФ чаще всего пропускает. Успешных - значит, не больных, не старых, без проблем, и, главное, с деньгами. У нас – сообразила! - имущественный ценз: гражданство получают родственники, люди, выгодные Российской Федерации, и те, кто могут обойти законы деньгами. Система так настроена, это сито...

Надо ли ее перенастраивать - в следующей части.


Окончание следует.
Автор
Ульяна СКОЙБЕДА
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе