Мы и Европа. К вопросу об эффективности социалистической экономической модели

В середине 1990-х годов профессор В. А. Мельянцев произвел расчеты валового внутреннего продукта по паритету покупательной способности, приходящегося на душу населения ведущих стран Запада и Востока за период с 1000 по 1986 год. Опираясь на его данные, а также на статистику, приводимую в работах других авторов (в т.ч. Б.Урланиса, А.Г.Рашина, Е.Гайдара, В.Лопатникова и Н.Золина) и в Википедии, я попробовал рассчитать исторические тренды изменения соотношения данных показателей России и западноевропейских стран. Полученные результаты, надеюсь, заинтересуют читателей, особенно в связи с тем, что наша страна в своем развитии очередной раз находится в точке бифуркации.

На 1000-й год годовой душевой ВВП Британии, Германии и Франции Мельянцевым принимается примерно равным и составляет от 350 до 400 долларов США (по паритету покупательной способности на 1980-й год). Россия (Русь), по его подсчетам, имела такой же. Отношение душевого ВВП по ППС России и указанных стран (далее – Р/Е), таким образом, составляло 1.00. Т.е. стартовые позиции стран при входе во второе тысячелетие были равны.


К 1600 году Западная Европа в своем экономическом  развитии уже опережает Россию (Московское царство). Кажется, что этот факт несомненен. И все же насколько? После соответствующих расчетов на основе статистики в вышеупомянутых источниках получаем Р/Е (1600) = 0.81. Т.е.отставание России от Западной Европы есть, но на самом деле не очень заметно. Характерно, что побывавшие в XVI веке в Московском царстве иностранцы о резком отличии уровня жизни московитов от западноевропейцев не говорят. Они замечают многие, по их мнению, негативные черты: грубость нравов, необразованность и т.д (соответствовало ли это действительности – оставим на их совести). Но при этом  пишут о развитости экономической жизни, изобилии продуктов питания и здоровом виде местных жителей.


Проходит еще двести лет. Московское царство стало Российской империей, прошло эпоху петровских реформ и «золотой век Екатерины». На 1800-й год указываются следующие душевые ВВП: Англия – 1050-1130, Германия – 710-780, Франция – 640-720, Россия – 550-620 долларов.


Берем средние значения по каждой стране, выводим «среднюю средних» по западноевропейским странам и делим на показатель России (далее буду применять такой же метод вычислений). Получается Р/Е (1800) = 0.69. Т.е., несмотря на модернизацию начала XVIII века, коэффициент снизился по сравнению с 1600 годом. Я проверил этот результат, используя данные из других источников. Индекс Р/Е (1800)2 получился равным 0.61, то есть даже еще меньше.


Наступает 1870 год. Уже с 1850-х годов в России идет бурное железнодорожное строительство. В 1861 году Александр II освобождает крестьян от крепостной зависимости, идут либеральные реформы. Но соотношение душевого ВВП России к западноевропейскому продолжает падать: Р/Е (1870) = 0.52.


1900 год. Бурная индустриализация. На эту дату, по моим подсчетам, Р/Е (1900)=0.42.


1913 год. Здесь Р/Е (1913) = 0.44.


Подводя итоги для всего досоветского периода, скажу, что на всем огромном историческом участке более чем в 900 лет тренд соотношения душевого ВВП России и ведущих стран Западной Европы отрицателен. Коэффициент Р/Е падал со средней скоростью примерно 5.3% за столетие.


В чем же причина? Естественно, что социальная структура Российской империи с ее крепостным правом и диктатурой дворянства сдерживала развитие страны. Но, может быть, была и еще какая-то причина? Ведь ВВП в абсолютном выражении все-таки рос и рос на отдельных участках (2-я половина XVIII века и 90-е годы XIX века – начало XX века) быстрее, чем ВВП Западной Европы в целом. Кстати, не могу не отметить, что, похоже, позитивное влияние деятельности Петра I на экономику значительно преувеличивается (если оно вообще было).


А дело в том, что население России росло значительно быстрее, чем население Европы. Так, за 1722 – 1897 годы количество россиян выросло с 14 млн душ до 129 млн, тогда как европейцы увеличились в числе со 110 млн до 244 млн. Т.е. они увеличились в 2,21 раза, а население России – в 9,21 раза!


Конечно, рост населения – благо, но только когда он не чрезмерен. В России он не поспевал за ростом производства продуктов питания. Население росло, прежде всего, за счет высокой рождаемости в крестьянских семьях, что сопровождалось ухудшением питания. Похоже, что последний раз досыта деревня ела при Федоре Алексеевиче и Софье Алексеевне (кстати, петровский дипломат Б. Куракин прямо говорит о том, что в это время «Россия была страной изобильной и процветающей»), а в дальнейшем ее питание только ухудшалось. Этот тренд не смогла переломить и крестьянская реформа. Более того, после нее началось уменьшение поголовья крупного рогатого скота в крестьянских хозяйствах, в 1895 году оно достигло своего минимума.


При сохранении прежних темпов роста населения и без структурной перестройки экономики реальное ухудшение жизни подавляющего числа россиян продолжало бы ухудшаться, как это случилось с индийцами и китайцами. Возможно, ситуация была все же переломлена в 90-х годах 19 века – начале 20 века. Р/Е (1900) = 0.42, а Р/Е (1913) = 0.44. К тому же впервые начал наблюдаться опережащий рост производства зерновых по сравнению с ростом численности населения, да и поголовье крупного рогатого скота стало довольно быстро расти.


В 1917 году происходит революция, затем Россия погружается в состояние анархии и гражданской войны. Восстановление народного хозяйства начинается только в 1922 году, тогда же страна меняет свое историческое название на СССР. Считается, что к 1929 году СССР, в основном, восстановил свою экономику до уровня 1913 году. Начинается ударная социалистическая модернизация экономики.


Для этого года мною вычислен коэффициент Р/Е (1929) = 0.37. Здесь стоит обратить внимание на следующее: с 1913 года Россия несла потери в 1-й мировой войне, в гражданской войне, за счет эмиграции и вследствие голода начала 20-х годов, но наше население по сравнению с 1913 годом увеличилось с 165 до 171 млн человек! Производительность же труда в сельском хозяйстве к 1929 году по сравнению с довоенной уменьшилась. Т.е. нехватка продовольствия, обнаружившаяся в 1928 году, имела под собой не только сопротивление крестьянства хлебозаготовкам, но и более глубокую причину: опять, как и на протяжении XVIII – XIX веков, рост численности населения стал опережать рост производства продуктов питания. Выйти из этого сценария можно было только рывком, через слом существующего механизма хозяйствования и стереотипа жизненных установок, что и было сделано в виде коллективизации, индустриализации и культурной революции в 1930-х годах.


Следующей точкой на временной оси возьмем 1950 год, когда в разгаре было послевоенное восстановление народного хозяйства страны. Используя данные Мельянцева вычисляем Р/Е (1950) = 0.52.


Для 1988 года, последнего года «госплановской экономики», Р/Е (1988) = 0.63.


За этот же период население Европы выросло с 268 млн человек до 372 млн (на 38.9%), тогда как население СССР – со 171,5 млн. душ до 284 млн (на 65,6%). А соотношение Р/Е выросло в пользу России (СССР) на 70,2%. Т.е. экономика росла даже быстрее, чем численность населения.


Если взглянуть на эти цифры, то утверждение о «неэффективности» советской экономической модели выглядит спорным.


Наступает период либерализации общества, сопровождающийся распадом СССР. В 1998 году Российская Федерация объявляет дефолт по своим долговым обязательствам. На конец этого года коэффициент Р/Е (1998) = 0.39, т.е. опускается почти до исторического минимума , вычисленного мной для 1929 года. Однако страна работает, меняются правительства и президенты, растут цены на энергоносители, и в 2011 году Р/Е (2011) = 0.55 (но нужно отметить, что за период с 1988 года численность населения РФ упала, тогда как Европы – выросла).


В целом динамика изменения соотношения душевого ВВП по ППС России и Европы (Р/Е) за весь период с 1913 года по 2011 год выглядит следующим образом: 1913 – 0.44, 1929 – 0.37, 1950 – 0.52, 1988 – 0.63, 1998 – 0.39, 2011 – 0.55.


Получается, что в течение советского периода душевого ВВП России приближался к  среднеевропейскому, максимум был наблюдаем почти перед распадом СССР, в 1988 году, когда мы достигли 63% от душевого ВВП Европы. Резкое падение Р/Е к 1998 году, конечно, имеет много причин, основная из которых – структурная перестройка экономики РФ в связи со сменой общественно-экономической модели развития. Рост же Р/Е к 2011 году пока может быть объяснен как завершением перестройки, так и исключительно благоприятной конъюнктурой для российского экспорта на внешних рынках. Говорить о смене сложившегося после 1991 года негативного тренда в соотношениях душевого ВВП еще рано, т.к. во-первых, слишком мал в историческом масштабе период роста, а, во-вторых, для уверенности в том,что смена тренда произошла, необходимо, чтобы коэффициент Р/Е превысил локальный максимум 1988 года.


Говоря же о всем периоде с 1600 года по 2011 год, нельзя не отметить, что соотношение валового внутреннего продукта по паритету покупательной способности, приходящееся на одного россиянина, с таковым же, приходящимся на одного европейца, было наиболее благоприятно в начале периода (0,81), далее вплоть до конца XIX века оно падает, затем несколько стабилизируется на уровне около 0,42 – 0,44, растет в советский период (0,63) и падает в постсоветский до 0,55 (что все-таки выше, чем в 1900-1913 гг.) Т.е., догоняли мы Европу пока только в советский период своей истории.

Олег Кропотов   

Моряк и историк. Закончил ЛВИМУ и ЛГУ

Однако

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе