Рыбинские тайны Минаша

Мы манипулируем понятиями и подбираем слова, когда находим нужную мысль. Это рутинная работа рассудка. А до того? Как вообще созревает мысль? Подсознание нашептывает рассудку идеи. Мы называем это архетипами или интуицией.

Железнодорожный вокзал в Рыбинске до реконструкции

После реконструкции многие элементы декора железнодорожного вокзала в Рыбинске не сохранились. Но есть фотографии. И есть память.

Итак, что подсказывала вам ваша интуиция, когда вы видели эти украшения парапетов на крыше железнодорожного вокзала? Чьи это были знаки? Что они символизировали?

Рыцарский щит пешего воина, грубо скрепленный в середине железными полосами и пробитый гвоздями? Прямоугольный тарч, лишенный геральдической символики?  И что значат ветви неопознанного дерева, небрежно заправленные под металлические листы?

Интуиция скромно помалкивает. Если это геральдический символ, зачем он приспособлен на крышном парапете здания вокзала? Если сакральный знак — какое отношение имеет он к сугубо светскому объекту?

Рыбинск события новости

Рыбинский железнодорожный вокзал. Декор крышного парапета до реконструкции.

Можно попробовать поискать корни явления в личности архитектора. Сима Исаакович Минаш — российский гражданский инженер, спроектировавший здание вокзала, имел достаточно редкую национальность. Он был по происхождению караимом. Этнические караимы считают себя частью еврейского народа. Но в иудаисткой символике нет аналогов рыбинским «ветвистым» щитам. Хотя их контур совпадает с древним караимским гербом, а двойные листья на ветке отдаленно напоминают еще один символ караимов — двурогое раздвоенное копьё — сэнэк-тамга. На этом совпадения заканчиваются.

Еще один очевидный вариант — это поиск аналогий с железнодорожной символикой. Но ничего похожего на знаки и гербы этого ведомства даже не просматривается. Единственное, что с натяжкой можно предположить — это две линии на щите, как две железнодорожные рельсы. В официальной истории все такие совпадения — или фальшивка, или случайность, которую мы игнорируем. Но если история требует, чтобы Америку открыл Колумб, а факты этого не подтверждают, тем хуже для фактов.

Так и с нашими щитами: факты говорят, что ни тевтонский, ни мальтийский, ни любой другой рыцарский орден к Рыбинску не имел никакого отношения. Караимская символика просматривается достаточно условно. Предполагать, что щиты с ветвями установлены на крышных парапетах исключительно в качестве украшений, без единой задней мысли, слишком скучно. Значит, пусть архетипом нашего щита будет все-таки железнодорожная тематика: рельсы, идущие вдоль лиственных деревьев. А все остальные совпадения будут случайностями, которые мы игнорируем.

Температура для пассажиров

Что нужно знать в первую очередь пассажиру железнодорожного поезда, прибывшему на рыбинский вокзал? Конечно, время и температуру воздуха! По крайней мере, так считали те, кто водрузил на входе со стороны перрона часы и термометр. Ну, с часами все более-менее понятно. Время прибытия, время отправления… Точность для железной дороги — старинный обычай. А вот зачем измерять температуру окружающей среды на вокзале — можно только предположить. Например, для удобства приезжающих. Вышел из вагона, взглянул на термометр и… Достал из чемодана тулуп? Или сел обратно в вагон и поехал дальше, потому как температура для пребывания в Рыбинске не самая комфортная? В общем, как-то не складывается разумное объяснение наличия измерительного прибора на самом почетном месте фасада. Очевидно, лежит оно в иных плоскостях.

Рыбинск

Начало двадцатого века. Технический прогресс в разгаре. Возведение замков, особняков и церквей становится не единственной задачей. Необходимы заводы, почты, вокзалы. В их строительстве используются новые материалы: сталь, бетон, стекло. Расцветает модерн — новый, «продвинутый» архитектурный стиль, в котором используются, помимо прочего, достижения науки и техники.

Конечно, уличный термометр назвать современным открытием давно нельзя. История термодинамики началась еще в 16-м веке, когда Галилео Галилей создал первый прибор для наблюдений за изменениями температуры. А современную форму термометру придал Фаренгейт, описав способ его изготовления в 1723 г. Так что новаторство тех, кто пристроил термометр над входом, заключается, скорее, в использовании прибора, как элемента практичного декора здания.

Архитектором железнодорожного вокзала, построенного в Рыбинске в 1905 году, был Сима Минаш. Это он спроектировал монументальное, помпезное, богато украшенное и удобное в соответствии с функциональным назначением здание.

По крайней мере, испытание временем вокзал выдержал достойно. Больше ста лет он справлялся с потоком пассажиров, обеспечивал вполне комфортное ожидание поездов, выдерживал летние пики активности туристов.

…Стоило поднять взгляд чуть выше входной двери со стороны рыбинского перрона, и можно было увидеть измеритель температуры воздуха. Правда, о точности находящегося на солнце спиртового или ртутного термометра говорить просто неприлично. Да и разглядеть шкалу градусов может только вооруженный биноклем пассажир. А в наш век тотальной компьютеризации уличный термометр окончательно потерял свою актуальность, оставаясь малопрактичным, скромным и незаметным элементом декора здания железнодорожного вокзала в Рыбинске. Ровно до реконструкции, которая отправила термометр на свалку памяти.

Выход на перрон до реконструкции

Выход на перрон до реконструкции



Автор
Юлия Муратова
Поделиться
Комментировать